Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 3am

Существует версия, согласно которой знаменитый автомат Калашникова скопирован с немецкой штурмовой винтовки StG-44, впервые появившейся на вооружении у вермахта. Этот грубовато сляпанный миф всплывает на поверхность с завидной регулярностью. И ведь что удивительно: у этого мифа есть вполне реальные основания…

Атомная бомба Гитлера досталась Сталину!

Журнал: Загадки истории №11, 2012 год
Рубрика: Гениальные изобретатели
Автор: Алекс Бояров, Филипп Рубис

Легендарный «Калашников» помог сконструировать Хуго Шмайссер?

Фото: немецкие специалисты в СССРХотя нужно сразу отметить, что у АК-47 и у StG-44, при всей их внешней схожести, совершенно разные конструктивные решения. Но главное здесь — не конструкция автомата, а то, что знаменитый изобретатель стрелкового оружия Хуго Шмайссер в 1946 году и в самом деле работал в Ижевске. И в тот же период в этом же городе доводил до ума свой чудо-автомат наш гениальный самоучка Михаил Калашников. И, по некоторым данным, конструкторы некоторое время даже работали вместе.

Спецы по бензобакам

Штурмовая винтовка (StG-44) появилась на вооружении вермахта в 1944 году. Как известно, повернуть историю вспять она не смогла — в мае 1945 года множество специалистов, успешно работавших на Третий рейх, по вполне понятным причинам отправились поднимать разрушенное народное хозяйство СССР. В числе этих «счастливчиков» (выжить в такой страшной мясорубке могли только счастливчики) был и Хуго Шмайссер.
Надо полагать, специалисты такого уровня занимались тем же, чем они занимались и в нацистской Германии: настоящих профессионалов, тем более такого уровня, нам в те годы очень не хватало. Правда, согласно официальной версии Шмайссер и двенадцать его ближайших помощников, сотрудников конструкторского бюро, занимались «усовершенствованием штамповки глушителя и бензобака мотоциклетного двигателя». Причём делали это плохо, о чём свидетельствуют донесения оперативных сотрудников и даже главный конструктор одного из заводов.
Надо полагать, что вся эта кипа отрицательных характеристик, рапортов и прочих бумаг являлись не чем иным, как документами прикрытия.
Ведь не могла же советская власть открыто признать, что мы, первое в мире государство рабочих и крестьян, как какие-то замшелые рабовладельцы, заставили работать на себя множество людей, часть из которых были настоящими нацистами? Да если бы западные демократии имели реальные доказательства такого, они бы смешали СССР и его вождей с грязью!
В том, что Шмайссер и его «бригада» работали по профилю, можно не сомневаться: товарищ Сталин был слишком умён, чтобы заставить уникальных специалистов «латать» бензобаки. Во-вторых, если бы оружейники с нацистским прошлым валяли дурака целых пять лет или работали спустя рукава (их отпустили на родину в 1951 году), их бы давно спровадили в лагерь или расстреляли.

Союз оружейников?

Приблизительно в это же время Михаил Калашников создавал и свой автомат. И, по некоторым данным, с 1946 по 1949 год нашего оружейника заочно по переписке, доставляемой сторонам спецкурьером, консультировал Хуго Шмайссер. А в 1949 году, когда в Ижевске наладили серийное производство АК-47, Калашников и вовсе перебрался в столицу Удмуртии. Можно предположить, что не просто так — доработка оружия, судя по всему, требовала плотного общения с оружейниками Третьего рейха.
Разумеется, в этом факте для отечественной школы стрелкового оружия ничего постыдного нет. Например, немец Вернер фон Браун создал ракетную программу США и вовсе почти с нуля, и примеров такого сотрудничества, когда заклятые враги делали что-то в общих целях, в истории немало.
Но в разгар холодной войны этот факт на всякий случай решили засекретить. И, как часто это бывает, когда эти факты просочились наружу, наши главные военные идеологи, вместо того чтобы рассказать об истинном вкладе Калашникова и Шмайссера, пошли в глухой отказ.
И этим оказали стране медвежью услугу. Западные пиарщики, озабоченные тем, как бы вытеснить наше оружие с мирового рынка, тут же растрезвонили на весь мир, что «русское оружие смерти — это нацистское оружие».
И тут уже было совсем близко до утверждения того, что если штурмовая немецкая винтовка внешне схоже с АК, то её создатель не самородок-сибиряк, а кто-то совсем другой — к примеру, тот же Хуго Шмайссер. Дескать, это та же история, что и с мемуарами — ведь на книге написано «Калашников», а Калашникова там и близко не бывало.
Правда, существует и ещё одна довольно загадочная деталь, которая заставляет задуматься об истинной роли немецкого оружейника в создании АК.
Существует версия, согласно которой Хуго Шмайссер вернулся в фатерлянд 9 июня 1952 года, а уже в сентябре 1953 года его ликвидировали агенты сталинских спецслужб. Дескать, легендарный конструктор мог разболтать о факте сотрудничества с Калашниковым, а потому-то ему и заткнули рот. И в самом деле, умер Хуго чересчур скоротечно от воспаления лёгких.
А ведь подобную хворь в Германии с лёгкостью лечили даже в те далёкие дни.

Учёных меняли на русскую водку!

Немецкие учёные и инженеры, вывезенные из разгромленной Германии, буквально модернизировали промышленность СССР и продвинули вперёд науку. Секретные технические достижения нацистов попали в руки Сталина.
Ещё в конце 1945 года на оккупированной советскими войсками части Германии было сформировано несколько авиационных конструкторских бюро. В них немецкие специалисты под контролем советских властей продолжили прерванную поражением в войне работу над новейшими образцами авиационной техники — реактивными самолётами, двигателями, автопилотами.
Разработки в области самолётостроения были сконцентрированы в Дессау на базе бывшего проектно-конструкторского центра фирмы «Юнкере» и в Галле, где собрали инженеров фирм «Зибель» и «Хейнкель». Но поскольку работы по созданию военной техники на территории Германии являлись нарушением союзнических соглашений по демилитаризации этой страны, в октябре 1946 года по решению Совета Министров СССР немецких специалистов перевезли в СССР, где они продолжили свою конструкторскую деятельность.
Ну, а главным «трофеем» стали немецкие специалисты в области ракетной техники. Если американцам достался главный конструктор «Фау-2» Вернер фон Браун, то нашим удалось заполучить таких первоклассных профессионалов, как Вернер Альбринг — аэродинамик, работавший над управляемыми ракетами; Гельмут Греттруп — инженер-ракетчик, разработчик отделяемой боеголовки баллистической ракеты; Вольдемар Вольф — бывший руководитель отдела баллистики фирмы «Крупп». Кроме ракетчиков, Советскому Союзу достались выдающиеся физики-ядерщики — Манфред фон Арденне и Густав Герц.
Для отбора нужных победителям учёных и инженеров в 1945 году в Германию были откомандированы будущие создатели ракетной техники — Сергей Королёв, Борис Черток, Михаил Тихонравов. Старший лейтенант Василий Харчев возглавил группу, которая переманивала ценных немецких специалистов из американской зоны оккупации. Порой для подкупа охранников лагерей в ход шли трофейные часы и «мировая валюта» — русская водка, и американцы выдавали тех, чьи имена называли щедрые русские союзники.

Ядерщиков привезли вместе со своим ураном

13 мая 1946 года в СССР вышло секретное постановление о создании сети НИИ в области ракетной техники, а также ядерной физики, радиотехники, оптики, химии. В соответствии с этим документом в СССР были вывезены около 7000 немецких специалистов и членов их семей.
Ракетчиков разместили посреди озера Селигер на почти безлюдном прежде острове Городомля, ядерщиков отвезли в пригород Сухуми — Агудзеру. Хотя жили немцы за колючей проволокой и не могли свободно покидать зону работы и проживания, их нельзя было назвать военнопленными. Получали они полноценное питание (несмотря на карточную систему в стране), зарплату, порой более высокую, чем у советских коллег.
Со своей работой немцы справились успешно. В конце 1947 года они уже принимали участие в первых стендовых и лётных испытаниях трофейных баллистических ракет А-4 на полигоне Капустин Яр. Другой важной задачей, стоящей перед специалистами, было развёртывание производства ракет в СССР. После изучения образцов немецкой техники конструкция ракеты была приспособлена к возможностям советского производства. Советская копия «Фау-2» получила название Р-1. И после успешного испытания 10 октября 1948 года на полигоне Капустин Яр она была принята на вооружение.
Профессор Николаус Риль, главный немецкий эксперт по производству чистого металлического урана, был в это время в Берлине. Он добровольно согласился помогать своим советским коллегам.
Большую часть немецкого урана успели вывезти американцы. Однако удалось всё же найти склад уранового сырья, оксида урана, в другом городке. Там оказалось почти 100 тонн оксида урана. Ещё 12 тонн урана были найдены в другом городке. Вслед за ураном в Москву были отправлены и Николаус Риль с семьёй.
Большинство учёных и инженеров согласились работать на СССР, но при одном условии: только не в Сибири.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Атомная бомба Гитлера досталась Сталину!