Багира

Вторник, 10 17th

Последнее обновлениеВт, 17 Окт 2017 12pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Кто из нас хоть раз в жизни не смотрел сериал? Сегодня они есть на любой вкус: семейные, исторические, фантастические… И всё же в советское время телевизионные «истории с продолжением» были более популярны, чем современные медиасаги.

От Жеглова до Изауры

Журнал: Дарья Биография №6, июнь 2017 года
Рубрика: Как это былоы
Автор: Максим Тучин

Фото: советские сериалыВсего в Советском Союзе было снято более 200 многосерийных фильмов (именно так их и называли, а сериалами они стали в постперестроечную эпоху). Первым принято считать военный детектив «Вызываем огонь на себя» (1964 г.), больше походивший на длинный и разрезанный на части кинофильм. Но позже режиссёры научились снимать именно «истории с продолжением», с завязкой и кульминацией каждой серии. Узнаваемым фильм делали герои, заставки и, конечно, музыка.
В 70-80-е годы многосерийные фильмы заполнили сетку телевещания. Правда, интерес вызывали далеко не все — про такие проходные ленты иронически отзывался Владимир Высоцкий в песне «Жертва телевидения»: «Фильм, часть седьмая — тут можно поесть./Я не видал предыдущие шесть». Зато другие телесаги народ был готов смотреть с любого места — перед началом очередной серии диктор зачитывал краткое содержание предыдущих.

Мой любимый сериал

Конечно, у всех телезрителей советской поры были свои предпочтения, но есть несколько лент, которые иначе, как культовыми, не назовёшь.
«Тени исчезают в полдень» (1970-1971 гг.) — телесериал о жизни сибирской деревушки Зелёный Дол в течение 70 лет XX века. Он имел такой успех, что его стали демонстрировать несколько раз в год. Зрители воспринимали героев фильма — и наследников раскулаченных богачей, и простых колхозников, и коммунистов — как людей совершенно реальных, почти родственников.
Письма «Председателю колхоза Захару Большакову» с вопросами и советами по ведению хозяйства приходили мешками!
Не меньше понравилась телезрителям и 19-серийная эпопея «Вечный зов» (1973 г.). Впрочем, это было неудивительно: работали над ней та же съёмочная группа и тот же автор лежавшего в основе произведения — снова Сибирь, переломное время — и даже некоторые актёры «перекочевали» сюда из «Теней…». Но фильм вышел другим. Сначала его не хотели выпускать на экраны — из-за сцен, связанных с культом личности Сталина. Чуть позже Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин посмотрел ленту, пришёл в восторг и снял запрет с первых 6 серий. Остальные в изрядно отредактированном виде вышли с разрешения председателя КГБ СССР Юрия Андропова в 1976-м. А в 1982-1983 годах появилось и продолжение.
Другая любимая телесага — «Государственная граница» (1980 г.). Это уже не столько исторический, сколько приключенческий фильм. Первые его части напоминают многосерийную ленту о становлении советской милиции «Рождённая революцией» (1977 г.), а в последних сериях разыгрываются настоящие шпионские страсти в духе «ТАСС уполномочен заявить…» (10 серий, 1984 г.).
Но, конечно, не только фильмы-эпопеи радовали телезрителя — ему хотелось видеть детектив, комедию, мелодраму.
В 1971 году появился советский многосерийный детектив «Следствие ведут ЗнаТоКи» («ЗнаТоКи» — комбинация из первых слогов фамилий героев: следователя Знаменского, инспектора уголовного розыска Томина и эксперта-криминалиста Кибрит). Следить за раскрытием преступлений всегда увлекательное занятие, особенно если защитники правосудия — симпатичные, умные и изобретательные люди.
Лучшие советские сериалы о жизни и любви появились в конце 1980-х годов прошлого века. Первый из них, «Цыган» (1979 г.), трогательная история о судьбе цыгана Будулая, о его странствиях в поисках счастья, стал невероятно популярен благодаря актёрам Михаю Волонтиру и Кларе Лучко.
Второй, «Долгая дорога в дюнах» (1981 г.), мог бы стать очередной исторической телеэпопеей, но мастерство режиссёра, тонкая игра актёров и музыка Раймонда Паулса сделали его одним из самых лиричных советских сериалов.
Особое место в отечественном кинематографе заняли следующие две ленты. «Семнадцать мгновений весны» — любимый фильм Леонида Брежнева, бесконечный источник ремейков и народного фольклора. В дни его премьеры в августе 1973 года во всём СССР и странах народной демократии резко снизилась преступность. А после третьей серии Гостелерадио и киностудию имени Горького благодарные зрители буквально завалили письмами и оборвали все телефоны. Рассказывают, например, что некая москвичка благодарила создателей фильма за то, что её муж-алкоголик не пьёт уже несколько дней, потому что его собутыльники не хотят отвлекаться от «Штирлица».
«Место встречи изменить нельзя» (1978 г.). За этот сериал мы должны быть благодарны в первую очередь Владимиру Высоцкому. Он вдохновил братьев Вайнеров на создание сценария, придумал несколько важных для развития сюжета эпизодов — например, с шепелявым карманником Кирпичом, и сам поставил несколько значительных сцен, в числе которых допрос Груздева.

С точностью до…

Разумеется, советские сериалы нельзя воспринимать как документальные — въедливый критик всегда найдёт ошибки и несоответствия. Но «ляпов» в них гораздо меньше, чем в современной кинопродукции. В то время режиссёров консультировали историки и участники событий, а потому точность была максимальная.
Так, для фильма «Семнадцать мгновений весны» все сшитые в спецателье Минобороны немецкие мундиры были «как настоящие», со всей атрибутикой, золочением и серебрением там, где это необходимо. Для одного только Штирлица изготовили не менее сотни белых рубашек и 11 костюмов, выдержанных в строгом соответствии с немецкой модой тех лет. Чуть ли не единственная «оплошность» — серебряный галун в виде уголка на мундире Мюллера. Такие могли носить лишь члены нацистской партии, вступившие в неё до её прихода к власти, а герой Леонида Броневого сделал это позднее — в 1939 году.

Сплошная «Санта-Барбара»

В конце 1980-х к нам пришли западные сериалы — «мыльные оперы», которые закабалили, затянули, как в омут, женщин всех возрастов. Стоило зазвучать заставке к «Дикой Розе» или «Рабыне Изауре», как улицы и огороды словно вымирали. Магазины и лавочки во дворах пустели, в стране резко снижался расход воды, так как все стирки, мойка посуды, купание детей и принятие ванны откладывались. При этом вырастал расход электричества — работали все телевизоры, имевшиеся у населения. Если «голубой экран» вдруг начинал «барахлить», бежали к соседям — разве можно пропускать «Санта-Барбару» или «Просто Марию»? Как потом разобраться, кто чей родственник, кто в кого на этот раз влюбился, кто от кого родил? Кому всё-таки не удавалось посмотреть очередную серию, подробно расспрашивали подруг, коллег, а то и просто узнавали последние сериальные новости из разговоров в очередях или транспорте. «Знатоки» делились впечатлениями, искренне сочувствовали брошенным уже в который раз «сериальным» жёнам и невестам, гадали, что же будет дальше. Попутно обсуждались интерьеры, посуда и наряды. Тогда же в обиход вошло слово «фазенда» — теперь именно туда в выходные отправлялись дачники-огородники, чтобы собрать урожай картошки.
Дети, конечно, в героев «мыльных опер» не играли — это вам не Штирлиц и не пограничники, — зато придумали забавную шалость. Они записывали на магнитофон музыку из заставки к сериалу, включали её на полную громкость в самый неподходящий момент, а затем с восторгом наблюдали, как мамы и бабушки, сшибая друг друга, мчатся к телевизору.
Со временем «мыльные оперы» утратили своё очарование. Хотя иногда и возникало желание снять с полки заветную стопку видеокассет, в очередной раз убедиться, что «Просто Мария» не так уж и проста и что «Богатые тоже плачут». Благо видеомагнитофоны к тому времени стали доступны многим.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Общество и социум Телевидение, кино и театр От Жеглова до Изауры