Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 7am

Эту песню записывали и перезаписывали больше сотни раз — режиссёр Татьяна Лиознова хотела добиться идеального исполнения. Всё получилось, когда голос Иосифа Кобзона зазвучал по-новому…

Не думай о секундах свысока…

Журнал: Дарья Биография №9, сентябрь 2017 года
Рубрика: Песня
Автор: Алиса Соловьёва

Фото: Семнадцать мгновений весныРаздаются первые тревожные аккорды, и перед глазами возникает усталое лицо советского разведчика Исаева-Штирлица — так прочно мелодия ассоциируется со знаменитым сериалом «Семнадцать мгновений весны».

Мысли о вечном

Музыка к песне была создана специально для фильма, а вот стихи Роберт Рождественский написал гораздо раньше. Создавая их, 35-летний поэт, размышлял о быстротечности жизни, о судьбе и о предназначении человека. Позже оказалось, что образный ряд стихотворения и его ритм идеально передают настроение фильма на военную тематику. Только необычного фильма — 12-серийного, чёрно-белого в эпоху цветного кино, посвящённого работе разведчика. Снимала эту ленту женщина, Татьяна Лиознова — режиссёр от бога и диктатор. Первоначально она предполагала, что в каждой из серий должна звучать своя песня, и заказала Роберту Рождественскому и Микаэлу Таривердиеву по 12 текстов и мелодий. Но позже решила оставить только две: «Мгновения» и «Песня о далёкой родине».

Неузнаваемый Кобзон

Запись шла тяжело, пробовали разных артистов — Муслима Магомаева, Валерия Ободзинского, Николая Никитского и даже Валентину Толкунову. Все было не то. В конце концов Лиознова обратилась к Иосифу Кобзону.
Певец, перед тем как ехать на запись, репетировал на даче у Роберта Рождественского, с которым дружил много лет. Рождественскому казалось, что всё прекрасно: и голос, и стиль Кобзона полностью соответствуют песне и фильму. Но позже, в студии, Татьяна Михайловна кричала: «Мне не нужен Кобзон, я ищу неузнаваемый голос! Пробуйте!». Иосиф Давыдович скрепя сердце, пробовал снова и снова. Как-то раз, после десятка дублей, он не выдержал: «Пригласите театрального актёра, пусть он вам прошепчёт!». «Не указывайте, что мне делать!» — в очередной раз взорвалась темпераментная Лиознова.
Запись осложнялась ещё одним обстоятельством: в период, когда шли съёмки, Микаэл Таривердиев и Исиф Кобзон серьёзно поссорились. Композитор не знал, что песню «Мгновения» будет исполнять его новоиспечённый враг.
А Татьяна Михайловна не хотела обострять ситуацию — она тогда ещё не была уверена, что с Кобзоном всё получится. Поэтому ей приходилось расставлять патрули на студии во время записи. Если неожиданно появлялся Таривердиев — его отвлекали и уводили, чтобы он не смог увидеть певца.
Стоит отметить, что сначала композитор наотрез отказался писать музыку для фильма о разведчике — у него был неудачный опыт работы с этим жанром. Но, прочитав сценарий, согласился. «Это совсем другое кино», — сказал Таривердиев.

Никого, кроме Тихонова!

И всё-таки песню записали. «Ну вот, что-то начинает прорисовываться», — сказала Лиознова во время одной из записей. Кобзон воспринял этот скупой комплимент как высшую похвалу. Позже именно эта запись и вошла в фильм. Правда, имя исполнителя в титрах указано не было. Почему? На этот счёт существуют две версии. По одной, Кобзона просто не успели вписать: титры были изготовлены раньше, чем закончилась запись песни. По другой — Татьяна Лиознова сделала это специально: не хотела, чтобы образ Штирлица ассоциировался с кем-то ещё, кроме Вячеслава Тихонова.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Общество и социум Телевидение, кино и театр Не думай о секундах свысока…