Багира

Вторник, 09 26th

Последнее обновлениеВт, 26 Сен 2017 1pm

Едва в прессе промелькнуло известие, что Пётр Тодоровский приступает к съёмкам фильма «Интердевочка», режиссёру стали приходить письма от настоящих валютных проституток. Путаны рассказывали собственные истории, слали фото и уговаривали снять их в картине.

«Интердевочка»: Из жизни «ночных бабочек»

Журнал: Дарья Биография №6, июнь 2017 года
Рубрика: Тайны советского кино
Автор: Татьяна Осипцова

Фото: Интердевочка фильм 1989Повесть Владимира Кунина «Интердевочка», опубликованная в 1988 году в ленинградском журнале «Аврора», сразу произвела фурор. Её читали взахлёб, о ней спорили, номера журнала передавали из рук в руки. Параллельная жизнь, описанная автором, никого не оставила равнодушным: одни считали её фантастической, другие дикой, а третьи — просто омерзительной. Но всё описанное в книге — правда.
Чтобы окунуться в это «Зазеркалье», писатель добился разрешения поработать несколько месяцев с группой спецслужбы «по защите имущества и прав иностранных граждан» в той самой гостинице «Прибалтийская». Там он познакомился с несколькими валютными проститутками, которые вели с ним откровенные беседы. За стенами отеля это были обычные женщины, почти все кем-то работали — в стране тогда существовала статья за тунеядство. У Тани Зайцевой имелся прототип: вышедшая за англичанина ленинградская проститутка. Путаны были готовы и на фиктивный брак — лишь бы вырваться из СССР в зарубежный рай…

Шведы помогли

Петру Тодоровскому, поставившему такие глубокие фильмы, как «Любимая женщина механика Гаврилова» и «Военно-полевой роман», и в голову бы не пришло взяться за ленту о проститутках, но уговорила жена Мира: вот уже два года режиссёр сидел без работы. В Госкино разрешили снять картину по нашумевшей повести, однако деньги выделить отказались. И тут в посольстве Швеции, на рауте для советских кинематографистов, Тодоровского с женой представили сыну писателя Джеймса Олдриджа, хорошо знавшему русский язык. Разговорились, Мира рассказала о повести, по которой хотелось бы снять фильм, и об отказе в финансировании. Через две недели из Швеции пришло известие: один фермер готов спонсировать съёмки в объёме 200 тысяч долларов.
С этой новостью энергичная супруга режиссёра отправилась к Владимиру Досталю, директору «Мосфильма». Воспользовавшись шведским предложением, «Мосфильм» добавил свои средства и разрешил Тодоровскому приступать к съёмкам. «Правда, перед этим были бурные споры: возможно ли делать картину про валютную проститутку? Решающим оказалось слово тогдашнего председателя Госкино Армена Медведева, который сказал коллегам: «Успокойтесь, раз будет снимать Тодоровский, он сделает чистый фильм — о любви…» — рассказывает Мира Григорьевна.

Они не такие

Проститутки в фильме выглядят весьма колоритно, но не совсем правдоподобно. Советские путаны не одевались столь кричаще: в таких нарядах швейцары интуристовских отелей их бы на порог не пустили. Сергей Кошонин, сыгравший таксиста, вспоминает, что во время съёмок в «Прибалтийской» несколько актрис из массовки отправились в дамскую комнату. Оттуда девушки вернулись расцарапанные и в порванных платьях. «Местные» увидели в них конкуренток!
Актрис на роли подруг Тани, её «соратниц по профессии», подобрали достаточно быстро. Опытную проститутку Зину без проб доверили Любови Полищук; на роль соседки Ляльки, пошедшей по стопам Тани, утвердили Анастасию Немоляеву, племянницу Светланы Немоляевой; Наташку-школьницу сыграла 18-летняя Наталья Щукина — при этом так преобразилась, что будущий муж не узнал её в образе. Когда Тодоровскому представили Ирину Розанову, он воскликнул: «Вот Сима-Гулливер!». Ингеборга Дапкунайте, прочитав сценарий, сразу поняла, что фильм станет «бомбой». В роли провинциалки Кисули она выглядит очень органично.

Догола — ни за что!

С подбором главной героини пришлось помучиться. Режиссёр предполагал, что Таню Зайцеву будет играть Татьяна Догилева, однако пробы ему не понравились. Наталья Андрейченко тоже не подошла. Мира предложила попробовать никому ещё не известную Елену Яковлеву, артистку театра им. Ермоловой, но Петра Ефимовича она не впечатлила — слишком худа. По его мнению, жрицы любви должны были иметь более пышные формы. Тогда жена повезла его к гостинице «Националь», где крутились фарцовщики и валютные проститутки, и режиссёр понял: его представления о стандартах женской красоты устарели. Впрочем, по указанию Тодоровского фигуру героини все же несколько округлили при помощи поролона. После совместных проб Елены Яковлевой и Ларисы Малеванной (мать Тани) режиссёр посчитал, что актриса на главную роль найдена.
Елена давно мечтала поработать с Тодоровским, но сниматься обнажённой отказалась наотрез. В кадре мы видим Таню в бельё, да ещё в ванне, замаскированную пышной пеной. Больше всего актриса боялась эпизода с японцем, но сцена снималась без партнёра: лишь режиссёр, оператор и «…два мужчины, которые трясли всё, что можно было трясти» — со смехом вспоминает Яковлева. Елену раскачивал сам Тодоровский. Густой слой вазелина изображал пот; динамики добавляло ритмичное перескакивание объектива камеры с лица актрисы на стену.
Шведы, участвовавшие в проекте, остроумного решения постельной сцены не оценили: они привыкли к более откровенной эротике на экране, да и к проституции относились иначе. Например, Томас Лаустиола (в фильме — Эдвард, муж Тани) не скрывал, что некоторое время жил с чешской проституткой… по очереди с друзьями.

Где этот дом…

Зрители-ленинградцы недоумевали: как это из окна «Прибалтийской» Таня видит мосты над Невой? Но режиссёр непременно хотел показать в фильме красоты Северной столицы. Холодным весенним утром на набережной соорудили «окно» и поставили перед ним Елену в бельё. Если приглядеться, можно заметить, как ветер колышет её волосы.
Есть ещё одно географическое несоответствие. В фильме Таня называет таксисту свой адрес: Весёлый посёлок, ул. Дыбенко, дом №28. Но жилого дома под таким номером на этой улице не было. Зато жильцы дома №12 узнают свой двор и проезд перед школой, в котором раньше парковались на ночь большегрузы.
Дом Эдварда снимали в Швеции, где группа провела около месяца. Всё было в диковинку, но особенно поражали ломившиеся от товаров магазины. Елена Яковлева признаётся, что привезла из командировки кучу «пробников» — специально ежедневно заходила в косметический отдел. К слову, изображать холеных красавиц в эпоху тотального дефицита советским актрисам было непросто. Даже выданные для съёмок колготки (по две пары на каждую) очень берегли: не дай бог порвать! Ингеборга Дапкунайте рассказывает, что сама придумала вырезать «шикарные» накладные ногти из пластиковых осветительных фильтров. «Проститутки» наклеивали их «Моментом», а после покрывали лаком…
В первый год проката фильм посмотрел каждый пятый (!) житель СССР. Режиссёрское мастерство Петра Тодоровского позволило снять сильную драматичную ленту, а Елена Яковлева, худенькая и хрупкая, сыграла так, что к концу картины её героине сопереживали все советские женщины — многие плакали, когда Таня погибала. Для шведов сделали вариант фильма с более мягким, открытым финалом: героиня садится в самолёт, который понесёт её на родину. Однако в шведский прокат картина не попала: продюсерская компания «Филмсталлет АБ» разорилась. Зато в других странах «Интердевочка» демонстрировалась с большим успехом.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Общество и социум Телевидение, кино и театр Из жизни «ночных бабочек»