Багира

Пятница, 04 20th

Последнее обновлениеЧт, 19 Апр 2018 1am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

28 марта 2012 года в центре Петербурга обнаружили клад, единодушно признанный экспертами беспрецедентным и уникальным. Действительно, в России давно не находили сразу столько сокровищ: в крошечной комнате одного из флигелей особняка покоились около 40 мешков посуды с гербом Нарышкиных. Серебряные сервизы сохранились идеально. Всё — от ложек до самоваров — хоть сейчас выставляй на стол!

Клад Нарышкиных

Журнал: Наша история №1, апрель 2018 года
Рубрика: Сокровища прошлого
Автор: Любовь Дьякова

Конец империи

Фото: клад НарышкиныхКак и полагается настоящему сокровищу, оно окутано мраком тайны. Секретная комната площадью около 6 квадратных метров и высотой не больше двух была обнаружена случайно во время реконструкции особняка. Старинные вазы, ножи, вилки, тарелки, канделябры — несколько тысяч предметов — были бережно упакованы в газеты 1917 года и политы уксусом, чтобы защитить благородный металл от окисления. Сервизы оказались настолько полными, что специалисты в один голос твердили: аналогов в Петербурге им не найти. При взгляде на это богатство казалось, будто хозяин сокровищ планировал вернуться домой — к привычным балам, приёмам, походам в театр и на балет. Но он ошибся. Большевики утвердились во власти надолго, и в 1920 году все ценные вещи, хранившиеся в особняке Нарышкиных, были перевезены в Эрмитаж. Вот только о существовании тайной комнаты, доверху набитой фамильным серебром, никто не догадывался.

Фамильное гнездо

Княжеский особняк Нарышкина — сегодня это дом 29 по улице Чайковского — до революции часто переходил из рук в руки. Первым известным владельцем, был генерал-поручик Абрам Петрович Ганнибал, тот самый «арап Петра Великого», прадед Александра Сергеевича Пушкина (ориентировочно конец 1750-х годов). 17 июня 1855 года по купчей дом перешёл к князю Петру Никитичу Трубецкому. Именно тогда на месте скромного ганнибаловского жилища появился особняк с парадной лестницей и чередой великолепно отделанных залов. В 1874 году хоромы приобрёл Павел Павлович Демидов, а в 1875-м продал Василию Львовичу Нарышкину, который заказал архитектору Роберту Гедике проект на частичную перестройку и отделку дома. До 1917 года особняк принадлежал семье Нарышкиных, а жила в нём вдова Нарышкина, Февронья Орбелиани, с детьми.
В 1930-е годы в здании разместились Управление искусств при Ленсовете и редакция журнала «Искусство и жизнь». С конца 1940-х и до начала 1990-х годов здесь находился кабинет политпросвещения, отделение общества «Знание» и трест столовых Дзержинского района. В наше время дом приобрела некая коммерческая фирма. Старинный особняк начали перестраивать, но не под бизнес-центр, как сейчас водится, а под центр сохранения культурного наследия. Никто и не предполагал, что богатое «наследие» пряталось во флигеле между вторым и третьим этажами.

Тайна гусара

Кто же устроил в самом центре Петербурга эту «пещеру Аладдина»?
Скорее всего, не сами князья Нарышкины, а их доверенное лицо — некто Сергей Сергеевич Сомов. Среди старинных предметов — серебряной посуды, украшений, наград, обнаруженных рабочими при реставрации особняка, — были найдены, в частности, увольнительный билет воспитанника Императорского училища правоведения Сергея Сомова, датированный 28 мая 1908 года, и Свидетельство о пожаловании лейб-гвардии гусарского Его Величества полка поручику Сергею Сомову ордена Белого орла от 20 октября 1915 года. Похоже, что сами Нарышкины в спешном порядке покинули страну, не успев схоронить своё добро. Сомов же с заданием справился блестяще, а затем также отбыл на чужбину. Известно, что он поселился во Франции, где был в числе приближённых великого князя Владимира Кирилловича. Позже состоял в Обществе бывших русских судебных деятелей и Объединении правоведов. В 1950-х годах заведовал Музеем полкового объединения лейб-гвардии Его Величества гусарского полка и принимал участие в составлении витрин памяти российских войск в Музее инвалидов в Париже в 1955 году, также был членом Санкт-Петербургского кружка. Умер 12 февраля 1976 года, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Похоже, тайну петербургского клада Сергей Сергеевич унёс с собой в могилу. По крайней мере, никто и никогда о нём даже не заикался.

Так не доставайся же ты никому!

По злой иронии судьбы сокровища знатного рода открылись… гастарбайтерам. Именно они — безвестные работяги из Средней Азии — неожиданно для себя вошли в историю отечественного кладоискательства. Новоявленные шлиманы оказались не промах: они быстро сообразили, какое сокровище попало к ним в руки, и решили втихаря зажилить кое-что из серебра. Видимо, трудяги возжелали раз и навсегда разбогатеть, дабы больше не гнуть спину в чужих краях. Но бдительная частная охрана поймала воришек, когда те в мешках с мусором выносили подносы и супницы из особняка. Так что теперь претендовать на солидную награду таджики вряд ли смогут, скорее на нары в российской тюрьме. Не получат своё серебро и потомки Нарышкиных. Официальные лица уже заявили, что клад принадлежит русскому народу. И точка.
Коллекцию собираются отправить в один из музеев Санкт-Петербурга. А после окончания реставрации планируют вернуть в особняк на улице Чайковского.

Прощай, немытая Россия

Аналогов кладу Нарышкиных в России нет. Однако до него одним из самых богатых кладов Северной столицы считался схрон в доме 16 на Второй Красноармейской улице. Нашли его 6 марта 1985 года. Бригада рабочих заканчивала разборку перекрытий дома. Работы оставалось немного — предстояло лишь сломать старый чулан у чёрной лестницы. Раньше в нём дворники хранили метлы, ведра, лопаты. Когда рабочие вскрыли пол, образовалась дыра. Заглянули в неё — внизу царила кромешная тьма. Посветили спичками — обнаружилась комнатка с грудой каких-то вещей. Рабочие спустились вниз и ахнули — чулан битком набит старинными вещами. Атласные одеяла, подушки, вышитые бисером бальные платья, шубы, обувь, мужское и женское бельё, халаты, шляпы в коробках, кофейники, хлебницы, ложки, вилки, столовые ножи, бокалы, чаши, графины, кувшины, блюда, флаконы, конфетницы, корзинки, украшения, медали, знаки отличия, подвески, пенсне — куча вещей, которую зажиточная семья собирала не один год. Из тайника также достали ящик шампанского, трёхлитровую бутыль с вишнёвой наливкой, шоколад, пакетики с кофе, мешочки с жареным ячменем, консервы, крупы, чай. Вытащили ведёрный самовар, телефонный аппарат, подсвечники, бронзовые часы, две фарфоровые скульптурные группы, гардины, шторы, постельное бельё, коврики, кружева. А ещё деловые бумаги, документы, коллекцию почтовых марок, мешочек с разменными серебряными и медными монетами, три скрипки. Благодаря документам удалось выяснить имя владельца богатств. Им оказался Владимир де Лабзин, чиновник по делам особой важности Министерства внутренних дел. Ценные вещи заняли свои места в музеях Ленинграда.


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Сокровища и клады Клад Нарышкиных