Багира

Пятница, 10 20th

Последнее обновлениеПт, 20 Окт 2017 5am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Когда мы говорим о Робинзоне, на ум сразу же приходит роман Даниеля Дефо. Однако судьба этого вымышленного героя повторялась в реальности, и не раз. Так, в 1847 году в положении Робинзона очутился Сергей Лисицын. С одной только разницей: он оказался не в тропиках, а на безлюдном берегу посреди холодного Охотского моря. О его приключениях — после встречи с русским робинзоном — поведал миру писатель Николай Сибиряков.

Русский Робинзон

Журнал: Ступени Оракула №8, август 2017 года
Рубрика: Затерянный мир
Автор: Александра Орлова

Гусар всегда гусар

Фото: Сергей ЛисицынОтец Сергея Лисицына — русский офицер — погиб во время Русско-турецкой войны. Мать умерла. Потому воспитанием мальчика занималась тётка, жившая в именном поместье в Курской губернии. Это благодаря её стараниям он, окончив университет, получил диплом кандидата математических наук. Сокурсники уважали Лисицына за способности, хорошую физическую подготовку, а ещё им импонировала дерзость, которую он позволял в отношении преподавателей и начальства.
Научная деятельность не привлекала молодого человека, и он, выбрав военную карьеру, поступил на службу в гусарский полк. Возможно, жизнь Лисицына сложилась бы иначе, не стань он инициатором дуэли с полковым адъютантом. Обошлось без членовредительства, но из армии скандалиста выгнали. Быть канцелярской крысой бравый гусар не хотел. И тут очень кстати какой-то дальний родственник Лисицыных, служивший на Аляске, пригласил Сергея к себе, обещая составить протекцию.
Конечно, 24-летний отставной гусар с восторгом принял приглашение. Так в 1847 году он оказался на корабле, плывущем к Аляске. Поначалу команда и пассажиры-офицеры с теплом приняли молодого человека. Но вскоре тот по-гусарски выпил лишнего и стал дерзить капитану корабля и призывать матросов к мятежу. Лисицына заперли в его собственной каюте, и тогда он принялся подстрекать конвоиров к непослушанию. Терпение капитана лопнуло, и он приказал высадить наглеца на безлюдный берег с повязкой на глазах и связанными руками.

Дарю вам жизнь

На берегу Лисицыну удалось избавиться от верёвок. Когда же он снял с глаз повязку, то увидел корабль, уже почти скрывшийся за горизонтом. Осмотревшись, он обнаружил, что капитан позаботился о нём, оставив два больших чемодана, доверху набитых необходимыми для выживания вещами. Там были бельё, постельное и исподнее, два одеяла, три смены одежды и обуви, тёплая дублёнка, два дуэльных пистолета (капитану было не чуждо чувство юмора), коробка с пистонами, кинжал, приспособления для письма и рисования, бумага, бритвенные принадлежности, серебряные столовые и чайные приборы и 200 гаванских сигар. Кроме того, ружьё с 24 патронами, пуд сухарей, спички, водка во флягах, около 3000 рублей, золотые часы и складной нож. И конечно же, прощальное письмо от капитана: «Любезный Сергей Петрович! По Морскому уставу вас следовало бы осудить на смерть. Но ради вашей молодости и ваших замечательных талантов, а главное, подмеченного мною доброго сердца я дарю вам жизнь… Душевно желаю, чтобы уединение и нужда исправили ваш несчастный характер. Время и размышления научат вас оценить мою снисходительность, и если судьба когда-нибудь сведёт нас снова, чего я душевно желаю, то мы не встретимся врагами. А.М.».

От теории к практике

Лисицын понял, что попал в безвыходное положение. Перед ним бушевали ледяные волны Охотского моря, а за ним простиралась дремучая тайга с её непроходимыми лесами и хищными животными.
Его познания о быте носили сугубо теоретический характер. У тётушки работы выполняли крепостные, а в полку его обслуживал денщик. Но настало время применить теорию на практике. Нужно было позаботиться о крыше над головой. И Лисицын принялся строить дом. Выбрав место повыше, он начертил на нём квадрат — по 6 аршин каждая сторона. Потом с помощью морской раковины выкопал по этим линиям узкий ров, в который вбил колья и сделал по ним плетень. Второй плетень поставил внутри первого на небольшом расстоянии, а пространство между ними заполнил глиной. Крышу он сделал из валежника, мха и глины. Пришлось, правда, обойтись без окон и дверей, так как капитан не оставил ему плотницких инструментов. Кроме того, Лисицын сплел что-то наподобие кровати и накрыл её мхом. Подушки тоже были набиты мхом, благо наволочки имелись. На возведение дома кандидату математических наук потребовалось более 2 месяцев. Попутно он соорудил печь и глиняную посуду, смастерил лук и стрелы, дабы даром не тратить боеприпасы. И, как показало время, правильно сделал. Зимой к его дому пришли восемь голодных волков, тут и пригодилось ружьё с патронами. Кроме того, он добыл медведя, тем самым обеспечив себя и запасом мяса, и тёплой медвежьей шубой, а ещё научился ловить рыбу, собирать ягоды и грибы.

Обретение Пятницы

12 апреля 1848 года, после 7 месяцев одиночества, Лисицын по обыкновению прогуливался по берегу в надежде, что море принесёт что-нибудь полезное для хозяйства. И вдруг увидел человека, лежащего лицом вниз. Когда тот пришёл в себя, то рассказал, что корабль, на котором он с сыном направлялся в Русскую Америку, получил пробоину.
В тот момент, когда команда и пассажиры спасались на ботах, Василий — так звали мужчину — работал в трюме, пытаясь заделать течь. А его 16-летний сын Пётр лежал в каюте с высокой температурой. Что случилось с людьми на ботах, неизвестно, скорее всего, учитывая бурю, они погибли, а сам корабль волны прибили к берегу. Так робинзон обзавёлся «пятницей», и даже не одним. Обследовав судно, Сергей и Василий нашли Петра. Кроме того, они обнаружили на борту двух собак, корабельного кота, коров, быка, волов и овец. А ещё множество всяких продуктов, семена злаков, оружие и различный инвентарь. С таким хозяйством да с рукастыми помощниками дела пошли на лад. Робинзон и «пятницы» стали делать масло, сметану, сыр и творог. Засеяли и собрали урожай ячменя, и в их рационе появился хлеб. Вместе усовершенствовали дом, построили баню…
О гусарских замашках Лисицын забыл раз и навсегда. Утро троица начинала с молитвы, день проходил в трудах, причём Сергей всерьёз занялся геологоразведкой. А вечерами вчерашний выпускник университета учил своих «пятниц» астрономии.

Спасибо за науку

Какой робинзон без пиратов? Слухи о новом поселении на необитаемой земле разнеслись быстро. На хозяйство робинзонов то и дело посягали китайцы-контрабандисты. Но у поселенцев, к счастью, для обороны была в арсенале корабельная пушка, снятая с затонувшего судна.
Через год вынужденной изоляции, устав от постоянных стычек с китайцами, Лисицын со товарищи решили оставить своё налаженное хозяйство и пробиваться к верховьям реки Амур — искать своих. Впрочем, для этого у Сергея была ещё одна, пока тайная причина. По дороге к ним прибилось ещё несколько охотников. Вместе они вышли к Приамурью, где обнаружили большое поселение русских. Оттуда Сергей отправил письма родным — уведомить, что с ним все в порядке. Отдельной депешей полетело послание в Русское географическое общество: Лисицын докладывал, что обнаружил в пустынных землях на берегах Охотского моря залежи золота и меди. Он потому так и рвался на Большую землю, что хотел сообщить о своём открытии.
Когда спустя 10 лет после описываемых событий писатель Николай Сибиряков встретился с Лисицыным в Приамурье, тот уже был богатейшим человеком. Правительство назначило его управляющим найденных им же медных и золотых приисков. Его «пятница» Василий находился при нём правой рукой, а выросший Пётр учился в Московском университете. Всё сложилось хорошо. В том числе и для того капитана, что некогда высадил неуёмного гусара посреди Охотского моря. Лисицын разыскал его и щедро отблагодарил за науку: оплатил обучение обоих сыновей капитана в Петербургском университете…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Путешествия Русский Робинзон