Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Прототипом Робинзона Крузо из романа Даниэля Дефо был моряк Александр Селкирк. А вот для русского писателя XIX века Николая Сибирякова прообразом главного героя книги «Русский Робинзон» стал Сергей Петрович Лисицын. Но если героя Дефо выбросил в безлюдные места океанский шторм, то лейб-гвардии гусара Лисицына — его собственный несносный характер.

Робинзон в гусарском мундире

Журнал: Загадки истории №38, сентябрь 2017 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Александр Смирнов

Высаженный на берег смутьян нашёл там золотые прииски!

Фото: дом Сергея ЛисицынаСын офицера русской армии, погибшего в одной из Русско-турецких войн, Сергей Петрович Лисицын воспитывался обожающей его тёткой в имении Сосновка Курской губернии. Окончил университет. Но к преподаватель-ско-научной деятельности юного дворянина не влекло, хотелось стать красивым… И он поступил в лейб-гвардии Гусарский полк, в котором за 10 лет до того служил ещё один романтик-дуэлянт Михаил Лермонтов.

Бунт на корабле

Неизвестно, сочинял ли гусарский корнет Сергей Лисицын стихи. Но он недурно пел, музицировал и рисовал. Яркую жизнь столичного гвардейца погасила дуэль с полковым адъютантом. Все остались живы-здоровы, вот только пышный гусарский ментик пришлось сменить на унылый сюртук чиновника. Стать ещё одним петербургским «Акакием Акакиевичем» отставному гусару? Нет, это было невыносимо! Но и делать что-то руками потомственный дворянин не умел. Потому с восторгом принял приглашение старшего родственника, служившего на Аляске в правлении Российско-американской компании, отбыть на край Американского континента. В 1840-е годы морскую связь между Ново-Архангельском и Санкт-Петербургом осуществляли транспортные корабли военно-морского флота. В один из дней 1847 года 24-летний столичный хлыщ ступил на палубу корабля под Андреевским флагом.
Издавна капитаны морских судов своих мятежных подчинённых не казнили, что разрешалось Морским уставом, а высаживали на острова. Таких невольников-робинзонов в истории мореплавания было много, но у них не было своих Дефо.
Отставной корнет Лисицын был принят в офицерской кают-компании очень дружелюбно, моряки оценили его вокальные данные и талант рисовальщика. Но гусар — он и в отставке гусар. Гость стал совершенно по-лермонтовски публично и зло острить над почтенным командиром военного транспорта. В пьяном виде наговорил дерзостей в лицо первому после Бога на корабле. Был отправлен под арест. А из своей каюты стал подбивать караульных матросов на мятеж. Трудно сказать, мерещилась ли ему карьера флибустьера, но командир корабля поступил в классических пиратских традициях: приказал скрутить подстрекателя, завязать ему глаза и высадить на пустынный берег.
Когда арестант освободился от пут и сорвал повязку с глаз, то на горизонте он увидел уходящий корабль, а рядом все свои вещи. Благородный капитан оставил ему чемоданы с одеждой, три пары сапог, тулуп (Охотское море — не тропический океан), пару пистолетов, шашку, кинжал, запас сахара и чая, золотые карманные часы, складной нож, пуд сухарей, две фляги с водкой. А также письменные принадлежности с запасом бумаги, чистые записные книжки, бритвенный и чайный приборы, огниво, запас спичек, карандаши, краски, бумагу для рисования, 2800 рублей и даже 200 гаванских сигар. Ко всему этому прилагались отличное ружьё с 26 зарядами и записка командира корабля.
Старый морской волк оставил юноше необычайно сердечное и философское напутствие: «Любезный Сергей Петрович! По морскому уставу вас следовало бы осудить на смерть. Но ради вашей молодости и ваших замечательных талантов, а главное, подмеченного мною доброго сердца, я дарю вам жизнь, ограничиваясь высадкой на необитаемый берег. Душевно желаю, чтобы уединение и нужда исправили ваш несчастный характер. Время и размышления научат вас оценить мою снисходительность, и если судьба когда-нибудь сведёт нас снова, чего я душевно желаю, то мы не встретимся врагами. A.M.».

Наедине с природой

Герой романа Даниэля Дефо, выброшенный волнами на берег острова, не имел ничего подобного из вещей и съестных припасов, которыми обладал бунтовщик-гусар. Но рядовой матрос Александр Селкирк был мастером на все руки и с детства боролся за выживание. Его остров располагался в тропиках, на нём не водилось свирепых хищников. Потомственный дворянин Лисицын сроду ничего не делал своими руками: в имении его обслуживали крепостные, в полку опекал денщик. Зная, что корабль шёл по Охотскому морю, он надеялся, что его оставили на одном из клочков суши гряды Алеутских или Курильских островов. Но вскоре убедился, что зажат судьбой в клещи. Перед ним плескалось холодное Охотское море, а за спиной шумело дремучее «зелёное море тайги».
Всего за неделю русский робинзон устроил себе дом с печью, смастерил мебель. Сделал пращу, лук и стрелы (благоразумно решив беречь патроны к ружью). И правильна флоте, всегда славившемся своей дисциплиной и строгими традициями, гусарской лихости было не место но — зимой в его дом рвалась голодная волчья стая (он убил из ружья восемь хищников в упор). Перед этим он подстрелил медведя, обеспечив себе тёплую шубу и запас медвежатины. Косолапый бил посуду, которую человек пытался лепить из глины и обжигать на костре.
Сергей ловил и вялил рыбу, собирал и сушил грибы, благо осень поторапливала скорой зимой. 25 сентября у него были именины, и к нему пожаловал гость — ёжик. Лисицын увидел его жующим на столе, но прогонять не стал. Так они вместе и жили. Ёж стал для дальневосточного робинзона Лисицына тем, кем для настоящего Робинзона в тропиках был попугай. Только что говорить не умел. В восемь утра поднимались и топили печь. Заготавливали припасы, обедали вместе с ручным ёжиком в два часа дня. После обеда Лисицын рисовал, писал дневник, размышлял у жаркого огня печи под шум прибоя и шелест тайги. В 10 вечера ложились спать.

Скрытое богатство

Но какой же Робинзон без Пятницы? 12 апреля Сергей Лисицын прогуливался по берегу, оценивая последствия весенних штормов, и увидел лежащего ничком на берегу человека без сил и чувств. Выяснилось, что Василий — с транспорта, шедшего в Русскую Америку. Судно дало течь, все с него сбежали, а его с сыном забыли. Помимо 16-летнего паренька, на судне, выброшенном в итоге на мель, были две овчарки, коты, восемь холмогорских коров, бык, 16 волов, 26 овец, запасы продуктов, инструменты, семена ячменя и ржи. А ещё оружие (бывший офицер Лисицин прихватил даже пушку с порохом и картечью), телескоп, две подзорные трубы, самовар и строительный и огородный инструмент. Все это перевезли и перенесли к избушке. Надеялись разобрать сам корпус судна, но налетел шторм и унёс его в море.
Семь месяцев одиночества напрочь выветрили у «барина» всю дворянскую спесь, а потому Лисицын решительно пресёк попытки установить отношения с ним как с «вашим благородием». С таким хозяйством и ещё с двумя парами крепких и умелых рук они за лето обновили дом и баню. Научились делать масло, сметану, сыр и творог. Вспахали поле и собрали урожай ячменя и ржи. Организовали обильный лов морской и речной рыбы. Начали сбор и переработку грибов, ягод и лесных трав. Словом, зажили трудовой коммуной. По вечерам Лисицын разглядывал звёздное небо в телескоп и разъяснял своим товарищам азы астрономии. Попутно выпускник университета продолжал свои геологические изыскания.
В романе Дефо Робинзон отбивается сначала от дикарей-людоедов, а потом они с Пятницей отражают налёт пиратов. У русского Робинзона роль первых и вторых исполнили китайские контрабандисты. Тут-то и пригодилась корабельная пушка, которую прихватил экс-корнет с судна. Неизвестно, чем бы закончилась эта дальневосточная робинзонада, но тут к этому участку побережья Охотского моря подошли боевые корабли русского флота, посланные защитить русские границы от непрошеных китайских гостей. Русские моряки и помогли поселенцам отбить китайцев.
В 1858 году писатель Николай Сибиряков встречался с гостеприимным хозяином медных и золотых приисков в Приамурье — Сергеем Петровичем Лисицыным. Залежи медной руды и золота тот когда-то нашёл, будучи в одиночестве. Он был назначен русским правительством ещё и управляющим этими землями.
Василий-«Пятница» был при нём. Его сын учился в Московском университете. А в Петербургском университете за счёт Лисицына учились оба сына командира того корабля, который когда-то высадил смутьяна-гусара на пустынный берег.
Трудно сказать, сколько в книге «Русский Робинзон» правды, а сколько вымысла. Но история, рассказанная в ней, безусловно, увлекательна. Во второй половине XIX века она не раз переиздавалась и была довольно популярна.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Путешествия Робинзон в гусарском мундире