Багира

Четверг, 07 27th

Последнее обновлениеЧт, 27 Июль 2017 1am

В начале 19-го века набирала обороты колонии заморских территорий. Причём не только Африка и Юго-Восточная Азия, но и совсем далёкая Океания, открытая Абелем Тасманом и Джеймсом Куком. И вот в один из июльских дней 1809 года в новозеландской бухте Вангароа бросил якорь британский бриг «Бойд».

Месть обычных каннибалов

Журнал: Мир криминала №10, май 2017 года
Рубрика: Уголовные нравы
Автор: Сергей Уранов

Фото: резня на бриге БойдВ те времена основным населением Новой Зеландии (на местном языке — «Страна белого длинного облака») была народность маори. Что в переводе с местного языка означало «нормальные», или «обычные». Однако на самом деле аборигены были очень воинственными, и между кланами постоянно вспыхивали вооружённые конфликты. Кроме того, маори не чурались каннибализма, поедая мясо убитых врагов, в основном сердце и печень.

Экспедиция за «змеиными головками»

Несмотря на это, на «Остров людоедов», как его стали называть европейские мореплаватели, частенько заходили китобои и рыболовецкие суда для того, чтобы пополнить запасы продовольствия и питьевой воды. За провиант частенько расплачивались металлическими инструментами и оружием, в том числе мушкетами.
В 1762 году произошёл первый конфликт. Тогда местные воришки украли ялик с корабля, которым командовал капитан Сюрваль. В отместку мореплаватель приказал сжечь одну из деревень аборигенов. Те отомстили через три года, когда в водах Новой Зеландии бросил якорь ещё один бриг под командованием капитана Дюфрена. И сам капитан, и 26 членов его команды были коварно убиты. И опять последовала месть — три деревни маори были сожжены, а их жителей, более 100 человек, каратели уничтожили.
Тем не менее британские суда с торговыми миссиями продолжали приходить в Океанию. В их числе был и двухмачтовый бриг «Бойд». Бриги в то время были самыми востребованными судами в королевском флоте. Высокая крейсерская скорость помогала им быстро доставлять почту, грузы и пассажиров в отдалённые регионы мира. А солидное пушечное вооружение было серьёзным козырем при столкновении с пиратскими судами. И вот «Бойд», нанятый Ост-Индской компанией, отправился к берегам Новой Зеландии с необычной миссией. Перед коммерсантами, находящимися на борту, была поставлена задача — приобрести путём натурального обмена на товары у местного населения ракушки каури.
Сами эти моллюски небольшого размера, но очень красивые. Их часто используют в качестве талисманов или ожерелий. Но в те времена у каури была ещё одна функция — их использовали как деньги. Причём не только в тех странах, где они обитают, но даже и в «безмонетной» Древней Руси, а называли их «змеиной головкой», или «жерновками». Тем не менее и в начале XIX века каури как платёжное средство не потеряли актуальность. Причём тут была любопытная особенность — значительная разница в курсе. Например, ракушки, добытые у берегов Японии или той же Новой Зеландии, стоили гроши. Например, за мушкет отдавали полцентнера каури. Зато как они ценились в африканских странах. Почти в три раза дороже! И местные царьки охотно принимали их за продажу, как это может сегодня показаться странным, дефицитного и очень дорогого в Европе пальмового масла.

Ошибка капитана

Надо сказать, что время для визита «Бойда» было выбрано не очень удачное. В Океании вот уже два года длились междоусобные Мушкетные войны, которым суждено было закончиться только в 1845 году. Поэтому не все местные правители относились к чужеземцам позитивно. Но самой главной оплошностью капитана Джона Томпсона было то, что он во время промежуточной стоянки в порту Боттом Бэй нанял матроса, который был сыном одного из маорийских вождей, решившим вернуться на родину. Вот только Джордж, как его нарекли в команде, считал своё благородное происхождение веской причиной для уклонения от выполнения работ палубного матроса, ссылаясь на то, что его нанимали только в качестве лоцмана. В итоге это неисполнение приказов привело к конфликту, строптивец был выпорот и заперт в корабельном карцере. Впрочем, в конечном итоге «лоцман Джордж» всё-таки привёл бриг в удобную для высадки бухту Вангароа, на берегах которой обитало его племя. А высадившись на берег, тут же пожаловался отцу на дурное обращение с ним команды, показав в качестве доказательства шрамы, оставшиеся после порки. За такое, по местным обычаям, следовало ответить только одним — кровной местью.
Внешне аборигены ничем не проявили свою неприязнь к чужеземцам, наоборот, они высказывали им всяческие знаки уважения и гостеприимства, выбирая момент для воплощения своего коварного замысла. И он очень скоро наступил. Капитан Томпсон решил исследовать речку, впадавшую в бухту, и вождь племени вызвался вместе со своими воинами сопровождать британских моряков в качестве проводников.
Никому из англичан из него вернуться было не суждено. Маорийцы, заманив ненавистных гостей вглубь острова, жестоко расправились с ними и, судя по всему, съели. Но на этом мстители не остановились. Переодевшись в матросские робы, снятые с убитых, когда стемнело, они на шлюпках отправились в сторону брига. Хитрость удалась. Вахтенный не заметил подвоха — капитан как уходил в сопровождении маори, так и возвращается вместе с ними. И это было его роковой ошибкой, стоившей ему жизни. И не только ему. Захватившие корабль туземцы начали резню. Только несколько членов экипажа, оперативно оценив ситуацию, вскарабкались по вантам на мачты, и увлечённые расправой маори не заметили их. Теперь их основной целью было переправить на берег ценные вещи, в том числе и судовую кассу. Не погнушались и трупами моряков — по местным поверьям, воин, который съест печень и сердце убитого врага, становится неуязвимым. В числе трофеев оказались и четверо пассажиров-коммерсантов. Заложников практичные маори планировали обменять на мушкеты, пули, порох и столь дефицитные инструменты.

Кнутом и пряником

Спустя полгода в Ост-Индской компании гадали, почему в назначенный срок бриг «Бойд» не вернулся в гавань Ливерпуля. Выдвигались различные версии — например, захват судна малайскими пиратами. Или французскими корсарами, тем более что недавно корвет «Фортюн» под командованием капитана Лемема в Индийском океане взял на абордаж бриг «Флай», нанятый, опять же, Ост-Индской компанией. И тогда было решено отправить поисковую экспедицию на бриге «Эдинбург» под командованием капитана Уолтсмита. Впоследствии в рапорте Адмиралтейству капитан подробно описал, как проходило плавание. Добравшись до Боттом Бэй, Уолтсмит с помощью портового начальства установил: «Бойд» должен был направиться к западному побережью Новой Зеландии: либо к бухте Вангароа, либо к мысу У-О-Тату («Священные воды»), причём в сопровождении лоцмана из числа местных жителей. И «Эдинбург» взял курс к «Стране белого длинного облака». Через неделю бриг бросил якорь у У-О-Тату. Место стоянки оказалось очень удачным. Прибрежные земли принадлежали племени, вождь которого был лояльно настроен к англичанам. Вождь по имени Те-Пахи рассказал англосаксам, что произошло после нападения аборигенов на бриг «Бойд». Утром следующего дня он и его соплеменники отправились в бухту Вангароа на пирогах. Увидев моряков, просящих о помощи, они взяли их на борт, намереваясь отвезти в своё селение, однако подоспевшие воины местного племени догнали их и принудили вернуть пленников. По его словам, четверых из них они тут же убили и съели, пятый чуть позже скончался от болезни.
Что произошло дальше, Те-Пахи точно не знал. Видимо, вангароаские маори вели себя неосторожно на борту брига — и тот от взрыва порохового погреба взлетел на воздух. Вождь предложил выступить посредником на переговорах с каннибалами. Не имея на этот счёт определённых инструкций, капитан Уолтсмит решил сочетать политику кнута и пряника. Сначала вместе с вооружёнными до зубов матросами он окружил поселение, но потом сбавил градус напряжённости и предложил обменять пленников на мушкеты, пули и порох.
В отчетном документе Уолтсмит с английской педантичностью даже указал «сумму» выкупа — четыре мушкета, столько-то фунтов пороха, столько-то ящиков пуль. Судовые бумаги, похищенные с борта «Бойда», вождь оценил в бочонок рома. Впрочем, англичане не собирались прощать убийство своих соотечественников, и через несколько лет они направили к берегам Новой Зеландии карательную экспедицию.
Каратели выполнили свою миссию. Только вот ошиблись адресом. Вместо того чтобы покарать настоящих виновников, солдаты уничтожили поселение вместе со всеми жителями лояльного к британцам вождя Те-Пахи.