Багира

Понедельник, 10 23rd

Последнее обновлениеВс, 22 Окт 2017 6pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Со школьной скамьи мы знаем известное изречение прусского канцлера Отто фон Бисмарка о том, что империи создаются «железом и кровью»…

«Железом и кровью»

Журнал: Запретная история №16(33), 2017 год
Рубрика: Неизвестная история России
Автор: Марат Курамшин

Матёрый уголовник Владимир Атласов завоёвывает Камчатку для России, но погибает от рук своих же подельников.

«Добровольно — и с песней!»

Фото: Владимир АтласовПравда, в советской исторической науке получалось так, что железом и кровью создавались исключительно зарубежные, западные империи: германская, французская, английская — да какая угодно, но только не Российская империя! Россия же — если следовать установке, запущенной ещё в сталинские времена, — сформировалась исключительно на добровольной основе. Однако реальная историческая картинка, увы, далеко не так радужна. О том, как происходил процесс «добровольного присоединения» к России, мы расскажем на примере самых восточных российских регионов: Камчатки и Чукотки. Начнём с первой…

«Освоение» или «покорение»?

Итак, в середине 1695 года прибыл из Якутска в Анадырск новый приказчик Владимир Атласов. Он сразу же поставил себе цель — завоевать таинственную Камчатку, о богатстве которой среди сибирских казаков ходили самые невероятные слухи. И что же это за камчатские богатства, которые так интересовали казаков. Золото-брильянты? Камчатский краб? Красная рыба? Вовсе нет. Пушнина, ценные меха — вот что было нужно алчным казацким разбойникам! То, что казаки в то время были фактически разбойниками, которых в своих интересах время от времени использовало Российское государство, думаю, ни для кого не секрет. И вот весной 1697 года Атласов во главе большого казацкого отряда двинулся на покорение Камчатки. То, что этот процесс будет «покорением», а не «освоением», для Атласова было очевидно с самого начала. Казаки были наслышаны о воинственности и строптивом нраве камчатских туземцев — коряков и ительменов. А значит — прежде чем воспользоваться щедрыми природными дарами Камчатки, необходимо будет провести основательную «зачистку» территории от бунтарей-туземцев.

«Зачистка» туземцев была неизбежна…

Так и вышло. Достигнув Камчатки, отряд Атласова разделился. Ближайший подручный Атласова — Лука Морозко — со своими людьми отправился исследовать восточное побережье Камчатки. Сам же атаман (а Атласов был именно разбойничьим атаманом, а вовсе не скучным «государевым приказчиком») двинулся на западный берег полуострова. Затем отряды снова объединились, и их дальнейший маршрут пролёг по центральной части Камчатки.
В общем, казаки шли тем же манером, который так любили татаро-монголы в своих набегах, а именно — «облавой» (разделяясь на мелкие отряды для того, чтобы охватить максимальный объём территории, а затем вновь соединяясь в условленном месте).
Местные племена — коряки и ительмены (их ещё называли камчадалы), — как и ожидалось, оказывали ожесточённое сопротивление. «Зачистка» была неизбежна.
Проходила эта «зачистка» жёстко, но довольно рутинно. Вот что позднее докладывал «наверх» Атласов по результатам своего похода: «Их, камчадалов, громили и набольших людей [племенных вождей и старейшин] перебили. И посады их [туземные юртовые поселения] выжгли для того, чтобы было им в страх».
Как видим, Атласов карал местное население даже не за сопротивление, а, так сказать, превентивно. «Чтобы туземцы не вздумали сопротивляться, надо сначало убить какую-то их часть. Просто так, ни за что. Тогда и остальные расхотят рыпаться». Такова была логика казачьего атамана.

«Вези ыщщо!»

Надо сказать, что тактика Атласова принесла успех. Запуганные туземцы согласились признать себя подданными московского царя. А казачья экспедиция вернулась в Анадырск с богатыми трофеями: мехом 330 соболей, 190 лисиц и прочей «мягкой рухлядью» помельче. Сейчас, может быть, такие трофеи не покажутся впечатляющими — ещё бы, когда теперь чуть ли не во всём мире разводят пушных зверьков, заготавливают мех и т.д. Но надо учитывать, что в те времена мех был в большом дефиците (добывали его мало где, а уж чтоб разводить зверушек в промышленных целях — такого и в помине не было). Поэтому каждая шкурка ценилась в прямом смысле на вес золота (Пушнину в Европе тогда даже так и называли: «мягкое золото»).
В Москве эффективность атласовского менеджмента оценили высоко. Ещё бы — столько мехов сдал в государеву казну! А правительству юного Петра I деньги тогда были позарез нужны — строить флот, готовиться к войнам «за море» (тогда ещё не решили за какое — Чёрное или Балтийское, но то, что с кем-нибудь да воевать придётся, — было очевидно). Конечно, все понимали, что Атласов сколько мехов в казну сдал — столько же (если не более) у себя в закромах запрятал. Но на это в Москве закрыли глаза. Всё равно Атласовым «наверху» были довольны. Поэтому его облобызали, наградили и снова отправили на Камчатку вместе с отрядом казаков: за очередной партией меха.

Не на того напали…

Но тут Атласова попутал бес. Его бандитская натура дала о себе знать. 29 августа 1701 года по пути на Камчатку Атласов и его «робята» напали на торговое судно купца Добрынина. Ну и отобрали у купчины большую партию китайского «ширпотреба» (шёлковых тканей) на огромную по тем временам сумму в 16000 рублей.
Конечно, Атласов совершил большую ошибку. Купец Добрынин был не последним человеком в Российском государстве. И его грабить — это было совсем не то же самое, что мародерствовать в селениях камчатских туземцев. На судьбы камчадалов, коряков и прочих дикарей Кремлю было глубоко начхать (главное — мех у них отжали, а там — пусть катятся к чёртовой матери!).
Не так было с миллионером Добрыниным (если перевести его состояние на наши деньги, то Добрынин был бы сейчас несомненным миллионером). У богатого купца имелись и влиятельные покровители. Так что Атласову пришлось, конечно, за свои лихачества присесть — лет на пять.
Отсидев «пятёрку», Атласов вышел на свободу — и снова был привлечён на госслужбу. Что поделать — Русскому царству тогда выбирать не приходилось. Надо было работать с теми людьми, что имелись под рукой, — даже с бандитами. Тем более что для выполнения той главной задачи, которую ставил Кремль перед тогдашними сибирскими чиновниками (добывать как можно больше меха — любой ценой), — были нужны именно бандиты (а то, знаете, туземцев резать — на это тоже сноровка определённая нужна).

«Лицензия на убийство»: карт-бланш для рецидивиста

Итак, сибирские чиновники вновь назначили Атласова камчатским «приказчиком» (то есть главным на Камчатке). Выход этого матёрого разбойника на свободу для чиновников был как нельзя кстати — русское владычество на Камчатке в тот момент держалось на волоске. Пока Атласов сидел в тюряге, камчатские туземцы подняли бунт. Дикари истребили два русских отряда (Протопопова и Шелковникова), уничтожили главный форпост России в этом регионе — Верхнекамчатский острог вместе со всем гарнизоном, осадили ряд других острогов и острожков (больших и малых русских «блокпостов»).
Естественно, всякое поступление меха с Камчатки полностью прекратилось. В Кремле ожидали от Камчатки огромных доходов, а тут — получилось совсем иначе. Не только ни рубля с этой Камчатки не перепадает, так ещё и русских солдат там массово убивают! Необходимо было срочно решить проблему.
Поэтому сибирские чиновники, понукаемые из Москвы, дают матёрому уголовнику Атласову полный «карт-бланш». То есть атаману официально дают «лицензию на убийство» — бумагу, в которой написано что-то в стиле кардинала Ришельё: «всё, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказу и на благо Франции (тьфу ты, России!)».
А если без шуток, Атласов получил грамоту, которая давала ему право «казнить смертию» по своему усмотрению не только «инородцев» (камчатских туземцев), но и всех русских солдат, казаков и чиновников, находящихся на территории Камчатки. То есть Атласов становился полновластным диктатором взбунтовавшегося края.

Сколько волка ни корми…

Однако ставка на Атласова в этот раз себя не оправдала. Получив огромные полномочия, Атласов стал думать не о восстановлении имперского владычества на полуострове, а о своём личном обогащении. Причём грабил он не только местных аборигенов (это само собой разумеется), но и подчинённых ему русских казаков. А казаки были людьми суровыми (это были все такие же уголовники, что и сам Атласов). В конце концов давно зревшее недовольство атаманом вылилось в открытый бунт. В фервале 1711 года Атласов был убит разъярёнными казаками в Нижнекамчатской крепости. После убийства атамана толпа бросилась грабить его подворье. И выяснилось, что за несколько лет своего хозяйничанья на Камчатке «выдающийся первопроходец» Атласов скопил немалые богатства (за счёт грабежа казны, казаков и туземного населения). В доме Атласова обнаружили: 1200 соболей, 400 красных лисиц, 74 бобра и т.д. (речь идёт, разумеется, о шкурах, а не о живых зверях).

«Всё, что нажито непосильным трудом…»

Впрочем, от Атласова не отставали и прочие русские начальники, обретавшиеся на Камчатке. Так, у приказчика Петриловского «скопилось» (видимо — честным праведным трудом) 5669 соболей и 1545 лисиц. Приказчик Енисейский служил на Камчатке всего лишь год. За этот год он сумел забрать «в собственный карман» 6000 соболей и 1070 лисиц.
Есаул Козыревский, участвовавший в убийстве Атласова, опасаясь наказания за убийство «государственного чиновника» (каковым считался Атласов), передал в монастырь для «замаливания грехов»1260 соболей. Центральная власть есаула пощадила — не стала наказывать. Но на всякий случай Козыревский не забывал делать Российскому государству ценные подарки (чтоб чиновники в Москве часом не передумали). Так, уже много позднее, в 1727 году, когда на очередное покорение Камчатки отправится экспедиция полковника Шестакова, есаул Козыревский построит для неё за свой собственный счёт полноценный морской корабль «Эверс». Что можно сказать… А богато жилось тогда на Камчатке! (Конечно тем, кто имел возможность и официальные полномочия на грабёж туземцев.)

«Кровавый пунктир»: всё только начинается…

В феврале 1711 года трагически завершилась жизнь казачьего атамана Владимира Атласова — человека, которому Россия обязана присоединением Камчатки. Но, конечно, это атласовское присоединение наметило русское владычество на полуострове лишь, образно говоря, пунктиром. Предстояли ещё долгие десятилетия кровавой упорной борьбы, прежде чем российское имперское владычество утвердится в этом крае окончательно и бесповоротно. Но об этом — уже в следующий раз…

Конец императора тайги

В 1711 году атаман Атласов был убит своими подельниками. Разбойники были возмущены тем, что Атласов львиную долю награбленного забирал себе, оставляя другим «шиш с маслом». В результате — Атласов остался без головы. Как говорится: жадность фраера сгубила…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Путешествия Великие путешественники Железом и кровью