Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Не всегда первопроходцами становятся по собственному желанию. Иногда это происходит по воле случая. Татэкава Дэмбэй из Осаки — яркий тому пример. Разве мог он предположить, что обычный рейс вдоль побережья изменит всю его жизнь — он навсегда покинет родину, попадёт в плен к аборигенам, а потом отправится в Москву, где выучит русский язык и станет первым преподавателем японского в России…

Русский японец

Журнал: Загадки истории №36, сентябрь 2017 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Марина Викторова

Купец из Осаки открыл двери в Страну восходящего солнца

Фото: Татэкава ДэмбэйВ середине XVII века Япония была закрытой страной, и японцам строго воспрещалось покидать её пределы. Так что Татэкава Дэмбэй, родившийся в 1670 году в Осаке, ни о каких дальних странствиях помышлять не мог. Да и иностранцев-то, скорее всего, никогда в глаза не видел. Он был сыном купца по имени Дэсса (или, по другим источникам, Денсэй). И сам трудился в той же сфере — приказчиком в лавке торговца Авасудэя. Дэмбэй жил в квартале Танимати с женой и двумя детьми. Одним словом, был совершенно обычным человеком.

В плену у камчадалов

В 1697 году 27-летний Дэмбэй отправился по торговым делам в Эдо. Туда шёл караван из нескольких кораблей, и один из них был гружен товарами господина Авасудэя. Судно было немаленьким — длиной около 32 метров, а шириной и высотой примерно по 8, 5 метра. Управлял кораблём экипаж из 15 человек, а Дэмбэй ехал пассажиром. Путь предстоял не такой уж длинный и все время вдоль берега, так что трудностей не ожидалось. Тем удивительнее было то, что случилось, — внезапно налетел шквальный ветер и разметал караван. Что стало с остальными кораблями, Дэмбэй так никогда и не узнал. А его судно ураган унёс в открытое море.
Корабль Дэмбэя потерял управление и мог только дрейфовать. Почти шесть месяцев судно носило по волнам, люди отчаялись уже спастись, но тут вдали показалась земля. Однако на этом несчастья мореплавателей не закончились. Волны выкинули корабль прямо на прибрежные скалы, он получил пробоину и начал тонуть. К счастью, до берега было недалеко, поэтому и экипажу, и пассажиру удалось добраться до него вплавь. Это была южная оконечность Камчатки, куда до той поры не ступала нога жителей Страны восходящего солнца. Получалось, что Дэмбэй со своими спутниками стали первопроходцами.
Впрочем, в тот момент им было не до осознания этого факта. На берегу их ждала новая проблема. Отряд из 200 камчатских аборигенов давно наблюдал за кораблём. Когда японцы выбрались на берег, камчадалы тут же напали на них. Возможно, они перебили бы rope-мореплавателей, но японцам удалось откупиться тканями и другими ценными вещами из груза господина Авасудэя.
Тем не менее все 16 человек попали в плен и были отправлены в поселение камчадалов. Позже двух членов экипажа аборигены убили. Что стало с остальными, Дэмбэй не узнал, потому что его самого под конвоем недружелюбного камчадала отправили по реке в другое поселение. Там он прожил почти два года. Неизвестно, что бы с японцем случилось дальше, но ему, наконец, повезло.
В 1697-1698 годах на полуостров Камчатка прибыл якутский казачий атаман Владимир Атласов с отрядом казаков. Он исследовал новые земли и наносил их на карту. От местных жителей атаман узнал, что на реке Иче живёт чужеземец, которого камчадалы называют «русак». Атласов заинтересовался и попросил проводить его к чужестранцу. Человеку с отрядом из 60 вооружённых казаков не очень-то откажешь, поэтому аборигены отвели его.

В Москву!

«Русак» оказался сухощавым черноволосым мужчиной, бороды не имел, а усы носил короткие и аккуратные. По мнению Атласова, больше всего он походил на грека, но утверждал, что сам из Удзака. Это, как думал казак, где-то в Индии. Увидев у Атласова икону, чужеземец очень обрадовался и сказал, что у него на родине есть люди с такими же иконами. Нужно отметить, что это правда: в Японии периода Эдо многие самураи исповедовали христианство. Правда, тайно — с 1617 года европейская религия находилась под запретом.
Впрочем, Атласову всё это показалось очень странным и необъяснимым, поэтому он решил забрать «русака» с собой и разобраться с ним позже. Атаман обратился с просьбой к камчадалам отпустить с ним Дэмбэя. И те согласились — лишь бы вооружённые люди ушли с их земель. Даже его личные вещи (пару золотых монет и книги по искусству) вернули. Чужеземец тоже с радостью согласился уехать, хоть и понятия не имел о России, куда его везли.
Так Владимир Атласов открыл не только Камчатку, но и японцев. Точнее — одного японца. В пути он разобрался в том, что Удзака — это Осака, а чужеземец, соответственно, не индиец, а японец по имени Дэмбэй. Казачий атаман характеризовал своего спутника как человека вежливого, весьма сообразительного и к тому же грамотного. То есть потенциально полезного для государства. Поэтому он лично довёз Дэмбэя до Якутского острога, где со слов японца и была записана вся история его неудачного путешествия и плена. Что говорит нам о поразительной обучаемости этого человека — за время, проведённое с отрядом казаков, он успел худо-бедно освоить русский язык!
В 1701 году было решено Дэмбэя с обозом отправить в Москву. Такое путешествие в те времена занимало несколько месяцев и было отнюдь не простым. Но японец доехал в целости и сохранности, подивившись по пути на российские реалии и подучив язык. Так что в Сибирском приказе, когда записывали с его слов «Скаску Дэмбэя», дьяки разбирали его речь уже очень хорошо. Только про Китай русским и японцу не удалось достичь понимания. По-японски Китай называется «Син» или «Тюгоку», то есть совсем не похоже на русское слово «Китай». Зато это слово отдалённо напоминает японское название города Акита, вот Дэмбэй и подумал, что спрашивают о нем. Поэтому рассказал, что из Осаки в «Китай» имеется сухопутная дорога. Остальные сведения, которые сообщил японец, оказались вполне достоверными. Экземпляр «Скаски Дэмбэя» с его личной подписью иероглифами сохранился до наших дней.

Встреча с царём

Зимой 1701-1702 годов о странном чужестранце доложили Петру I, и царь тут же потребовал привести его к себе, в село Преображенское под Москвой. Там Пётр подробно расспрашивал Дэмбэя о его родине. Считается, что благодаря именно этому разговору русские начали активно исследовать Курилы и Камчатку, а также пытаться наладить с Японией торговые связи. Сам Пётр I впервые услышал о Японии, когда ездил учиться в Голландию. Собственно, только с Голландией и Китаем Япония эпохи Эдо и поддерживала отношения.
Царь пообещал вернуть путешественника на родину, но выполнять обещание не торопился. Пётр Великий велел японцу сначала поработать переводчиком и обучить себе смену. В октябре 1705 года по монаршему приказу была учреждена школа японского языка. Это была первая подобная школа в России, а Дэмбэй стал первым преподавателем японского в стране. Школа переводчиков с японского действовала в Москве до 1739 года, после чего была переведена в Иркутск и там просуществовала до 1816 года.
В 1710 году по настоянию сподвижника Петра I Якова Брюса Дэмбэй был крещён и взял имя Гавриил Богданов. Этим самым он отрезал себе путь назад, поскольку в Японии последователи этой религии по-прежнему подвергались жестоким гонениям. Так что пришлось японцу обживаться на новой родине.
Он женился и прожил ещё как минимум до 1714 года. В этом году в Москву привезли ещё одного японского моряка, ставшего жертвой кораблекрушения. Саниму (так звали собрата по несчастью) определили в помощники к Дэмбэю. В 1719 году Пётр I встречался с Санимой, но в записях об этой аудиенции Дэмбэй не упоминается. Возможно, к этому моменту его уже не было в живых. Точная дата его смерти, увы, не известна.
Интересно, что в самой Японии о Дэмбэе и его путешествии в Россию ничего не было известно до самого 1944 года, когда Хираока Масахидэ издал в Токио монографию «Беседы по истории японо-русских отношений». Из неё японцы узнали о своём соотечественнике и заинтересовались его личностью. Позже более точные сведения о Дэмбэе привёл Коно Акира в своей книге «Япония и Россия».
К 300-летней годовщине встречи Петра I и Дэмбэя в Осаке при местном отделении Общества «Япония — страны Евразии» было создано «Общество Дембэя». По удивительному совпадению, находится это Общество в том же квартале Осаки, где некогда жил сам Дембэй.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить