Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Так получилось, что в России больше уважали отважных исследователей Севера. Притом, что российские исследователи самого жаркого континента — Африки — проявляли подчас в своих путешествиях не меньшее мужество, их имена особо не известны.

Русский Ливингстон

Журнал: Загадки истории №15, 2012 год
Рубрика: Великие географические открытия
Автор: Олег Логинов

Путешественник Василий Юнкер прожил в плену у людоедов 8 лет!

Фото: Василий ЮнкерА вот Василий Юнкер за исследование Чёрного континента даже был удостоен золотой медали британского Королевского географического общества. Однако в России он должного признания не получил.
Василий Юнкер родился в Санкт-Петербурге в 1840 году. У него было два имени: по-немецки его величали Вильгельмом, а по-русски — Василием. Так же, как его отца, главу банкирского дома «И.В. Юнкер и К°». Василий Юнкер не пошёл по стопам отца, сводить дебет с кредитом ему казалось скучным занятием. Точно так же, как занятие медициной. Получив высшее медицинское образование, он решил посвятить свою жизнь научным путешествиям. Благо нашёл понимание своим устремлениям в семье и финансовую помощь отца-банкира для своих экспедиций.

Прочь от бумаг и банков!

Необходимый исследовательский опыт Василий Юнкер получил в археологической экспедиции в Тунисе немецкого историка Теодора Моммзена в 1873-1874 гг. Там же почти в совершенстве овладел арабским языком и заинтересовался Африкой. А судьбоносным для него стало знакомство в 1875 году на географическом конгрессе в Париже с путешественником Густавом Нахтигалем, который считался главным исследователем Сахары и Судана. Он буквально заразил Василия тягой к этим местам. Юнкер загорелся идеей побывать на плато Дарфур в Судане, ещё не исследованном европейцами.
Для россиян в то время, возможно, единственной дружественной страной в Африке была Абиссиния, власти которой, говорят, даже выражали желание, чтобы она вошла в состав Российской империи. Оказаться в других африканских странах для россиян было попросту опасно. Неизученные районы Африки были недоступны европейцам не столько из-за трудностей пути, сколько из-за междоусобных войн, не прекращающихся в них. Проникнуть в них можно было только при наличии «охранных грамот» местных правителей и в сопровождении вооружённых отрядов.
Свои путешествия по Африке Юнкер начал с Египта, где был относительный порядок. В 1875 году он отправился на поиски «старого русла» Нила, но его экспедиция закончилась неудачей. Впрочем, иначе она и не могла закончиться, поскольку существование этого русла — легенда, не подтверждённая фактами.
И тогда Юнкер решает отправиться к цели, которую наметил для себя ещё несколько лет назад, — к Дарфуру. Места, в которых он собирался побывать — юг Судана и область Верхнего Заира, — и в настоящее время считаются одними из самых опасных на планете, там до сих пор бесчинствуют многочисленные банды и свирепствуют эпидемии всевозможных тропических болезней. А в XIX веке там было ещё хуже. Но трудности не останавливают Юнкера. Хотя он предпринимает некоторые меры безопасности — путешествует в основном на пароходе, матросы которого вооружены огнестрельным оружием, но во многом полагается на доброе отношение к туземцам по принципу: «Нужно быть добрее к людям, и тогда они к тебе потянутся».
Василий Васильевич позже писал: «Именно то, что я так последовательно придерживался моего отношения к туземцам, способствовало моему проникновению в неприступные до того страны».
В этой связи можно привести небольшой пример. Как-то Юнкер посетил деревню племени ниуак. И настолько там расположил к себе туземцев, что вскоре они под предводительством своего вождя по имени Денг на пяти лодках отправились к его пароходу с ответным визитом. Их встречу Юнкер описал так: «…каждый положил мне к ногам подарок: шкуры жирафа, буйвола, антилопы, копья. Зажиточный ниуак привёл козу, а вождь — даже белую корову, которая уже давно привлекла моё внимание, когда она плыла, привязанная к лодке».
Василий Юнкер первым из европейских исследователей поднялся по реке Барака, посетил город Кассала, провинцию Така и пробрался в столицу Судана Хартум. Затем исследовал область реки Собат и проник вглубь Экваториальной Африки, в страну Митту и Калика. От тропических болезней его защитили медицинские познания и всевозможные лекарства, которые составляли существенную часть его багажа. От бича для всех европейцев в Африке — дизентерии — он спасся при помощи чая с мёдом и водки. А из опасных ситуаций выходил за счёт быстроты реакции и решительности. Так было, например, в Кассале, где леопард пробрался в комнату к спящему Василию. Путешественник выскочил в соседнее помещение, а незваного гостя запер в спальне. Леопарда застрелили через окно, а шкуру как компенсацию морального вреда подарили Юнкеру. Путешествие закончилось благополучно, и в 1878 году Василий Васильевич вернулся в Европу с богатейшей коллекцией редких экземпляров представителей фауны и флоры Африки. Они стали подлинным украшением Императорской академии наук в Санкт-Петербурге и Берлинского этнографического музея, которым он их пожертвовал.

Как подружиться с дикарями?

Однако почивать на лаврах было не в натуре Юнкера. Его страстно влечёт обратно е Африку другая загадка. Разные исследователи выходили в разных местах к пятой по длине реке в Африке — Уэле. Но никто не сумел обнаружить, куда она впадает. И в 1879 году Василий Васильевич снова отправляется в путь, полный приключений и опасностей.
С немалым трудом Юнкер достиг земель, населённых племенами людоедов ньям-ньям. Для встречи с их вождём Ндорумой путешественник одел своих людей в русские рубахи и шаровары и приготовил знатные подарки: барабан, бурнус, красные башмаки, ружьё и патроны. Вид гостей и их подарки произвели на Ндоруму столь сильное впечатление, что он оказал им гостеприимство. Вскоре Юнкер задружился с Мамбанги — вождём другого племени, мангбату, и с его отрядом прошёл на юг от Уэле. А потом в одиночку отправился в земли других людоедов — абармбо. И там тоже умудрился подружиться с их вождём Бакангаи, который подарил Василию пигмея в качестве слуги. Юнкер добился своей цели. Он установил, что река Уэле принадлежит к обширной системе Конго и является верховьем Макуа. Нанёс на карту обширный, ранее не изученный район. Но тут словно сама судьба ополчилась против него.
Сначала пожар уничтожил все его припасы и богатейшую коллекцию, собранную во время странствий. Потом восстание махдистов отрезало его от мира. В условиях крайней нужды, под каждодневной угрозой расправы со стороны религиозных фанатиков, Юнкер прожил до 1887 года, пока ему, наконец, не удалось вырваться из блокады и вернуться домой в Санкт-Петербург.
Василий Васильевич прожил в Африке дольше всех других русских путешественников, заполнил немало белых пятен на карте этого континента, однако родина не встретила его с триумфом. Хотя он стал почётным членом Императорского Русского географического общества, но ни наград, ни титулов ему пожаловано не было. А между тем африканские испытания подточили здоровье Юнкера. В 1892 году он скончался.

Сделайте меня немцем!

Кто знает, как бы сложилась судьба Василия Юнкера, стань он не путешественником, а банкиром. В начале XX века коммерческий банк «И.В. Юнкер и К°» был одним из крупнейших банкирских домов России. Но мягкому банкирскому креслу Василий предпочёл 11 лет в Африке, среди людоедских племён ньям-ньям и мангбату, среди крокодилов. Как-то Юнкер буквально из пасти крокодила вытащил мальчишку и потом изумлялся, что тот откусил парню руку так чисто, что он не мог найти ни одной нитки мускула, которая высовывалась бы из обрубка. В Судане «русский Ливингстон» оказался на территориях, охваченных восстанием махдистов, фанатиков-исламистов, успешно сражавшихся несколько лет против английской армии. Несколько раз Юнкер чудом спасался от преследовавших его отрядов мятежников. В Уганде местный король Муанга, казнивший епископа-англичанина и почти всех негров-христиан, выпустил его из своей страны только лишь потому, что Василий Васильевич был русский, а не англичанин. Но, оказывается, в России Юнкера считали немцем. А потому очень сдержанно отнеслись к его географическим открытиям. В результате свой капитальный труд «Научные результаты путешествий по Центральной Африке» ему пришлось выпускать в Вене. И только спустя два года после смерти путешественника в Петербурге вышло сокращённое изложение его книги. Так что быть немцем в России далеко не всегда хорошо.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Путешествия Великие путешественники Русский Ливингстон