Багира

Среда, 11 22nd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Платон Чихачёв стал первым русским, который прошёл от Канады и до Аргентины, пересёк Мексику с востока на запад, а Южную Америку — в обратном направлении. Он собрал множество материалов, но свидетельством его похода стали лишь небольшой отчёт да очерк о Буэнос-Айресских пампах. В итоге отважный путешественник оказался практически забыт.

Русский гаучо

Журнал: Загадки истории №23, июнь 2017 год
Рубрика: Великие путешественники
Автор: Татьяна Плихневич

Офицер Платон Чихачёв исходил всю Америку вдоль и поперёк

Фото: Платон ЧихачёвПлатон Чихачёв появился на свет в 1812 году в Гатчинском дворце — одной из императорских резиденций. Потом переехал с семьёй в Царское Село, где обучался у профессоров знаменитого Лицея. Жизнь изменилась, когда родственник матери — Михаил Бестужев-Рюмин — был казнён за участие в восстании декабристов. Отец вскоре умер. Братьям Петру и Платону пришлось рассчитывать лишь на себя.

От разбойников к пиратам

Пётр Чихачёв «дорос» до известного географа, первооткрывателя Кузнецкого каменноугольного бассейна. Платон в 16 лет стал юнкером уланского полка, воевал в Турции, Польше. В 17 лет его досрочно произвели в ротмистры за храбрость, а позднее за отличие перевели в Кавалергардский полк. Но в руки молодого офицера попала книга великого путешественника Александра фон Гумбольдта. Она зародила в нём мечту исследовать Американский континент.
В 1833 году Платон Чихачёв вышел в отставку, а через два года начал своё путешествие. Он объехал Европу, странствовал по США и Канаде, затем отплыл в мексиканский Веракрус. Там, подобно героям авантюрного романа, ему случилось побывать в плену: сначала — у разбойников, позднее — у пиратов!
В Мексике Чихачёв посетил рудники в Гуанахуато, Сакатекасе, Реаль-дель-Монте. Около четырёх месяцев прожил в столице. Потом хотел направиться в Центральную Америку, а оттуда — в Колумбию. Но междоусобица и период дождей помешали его планам. Тогда Чихачёв решил поехать в Акапулько.
Обычно путь от Мехико до западного порта занимал не больше восьми дней. Но в стране бушевали восстания против диктатора Антонио Лопеса де Санта-Анны, который недавно захватил власть.
Чихачёв с попутчиком, неким испанским купцом, продвигались окольными тропами. Вдруг странники услышали грозный окрик: «Стой! Ложись на землю!». Пришлось подчиниться — в шайке было около трёх десятков человек.
Бандиты-повстанцы обобрали путников, а потом затолкали в индейскую хижину и отправились дальше «на промысел». Вернулись вечером навеселе и стали похваляться «подвигами»: сегодня они убили двух «гачупинов» (испанцев), а завтра пленников ждёт та же участь. Чихачёв пытался объяснить, что он не «гачупин», а русский путешественник, и услышал в ответ: «Всё та же проклятая кровь!».
Чихачёв попросил у охранника пульке (напиток из забродившего сока агавы) — дескать, хоть напьёмся напоследок. Тот отнёсся к просьбе с пониманием и не отказался от участия в попойке. В итоге повалился у выхода и захрапел. Оставалось лишь перешагнуть через него. Измученные беглецы достигли Акапулько через две недели после бегства и полтора месяца после начала похода.
Корабли в мексиканские порты в то время заходили крайне редко. Пришлось договариваться с контрабандистами. Те согласились доставить Чихачёва в эквадорский порт Гуаякиль «всего лишь» за 15 дублонов (1200 рублей). Ограбленный путешественник одолжил денег у англичанина, который отговаривал его плыть на подозрительном судне.
Предостерегали Чихачёва не напрасно… «Как скоро мы вышли в открытое море, — писал он, — на нашем судне произошла совершенная перемена. В мгновение ока оно приняло вид воинственный и грозный. На палубе явились 16 коронад, из которых 14 были спрятаны в трюме, когда бриг стоял у берега, и вдруг как бы силой чародейства увеличился экипаж его, — казалось, будто из воды поднялись люди с угрюмыми лицами. Капитан, сбросив личину, вдруг принял свой естественный характер — характер корсара».
В Гуаякиле капитан запретил ему сходить на берег! Пришлось снова бежать. Чихачёв прыгнул в воду, добрался до берега вплавь и поспешил заявить о корсаре. За пиратским кораблём снарядили погоню, но догнать его не удалось.

Через Анды и пампу

Из Гуаякиля Чихачёв добрался до столицы Эквадора — города Кито. Оттуда отправился в Боготу — столицу Новой Гранады (Колумбии). Он хотел пересечь Анды, а после и весь континент в обратном направлении, с запада на восток. Но эта попытка не удалась из-за смуты. Не получилось пересечь Анды и в Перу.
В январе 1836 года путешественник сел на английский военный корвет. Несмотря на приглашение обогнуть мыс Горн, он покинул борт в чилийском порту Вальпараисо и договорился нагнать корвет в Буэнос-Айресе.
Из Вальпараисо путешественник направился в Сантьяго, став первым русским, посетившим чилийскую столицу. Его так покорили местные красотки, что он сбежал уже наутро! «Если задержусь — то не видать мне Анд!» — рассудил он. Путешествие Чихачёва красочно описано в его очерке «Поездка через Буэнос-Айресские пампы».
От вида вулканов, по его словам, «замираешь в немоте от удивления», а опасности пути навевают печальные мысли: «…исчезают вся нега, вся роскошь тропического неба, чувствуешь, что находишься под влиянием дикой, необозримой власти… Здесь никакая помощь невозможна… звук колокола, утешительный вид альпийских странноприимных домов и монахов здесь не оживляет умирающей надежды».
Перед степным переходом Чихачёв нашёл попутчика — курьера чилийского правительства Родригеса. Безбрежный простор и безлюдье — вот основные впечатления от пампы. Расстояние между населёнными пунктами — несколько дней. Единственный способ передвижения — верхом на необъезженных, диких лошадях, которые признают лишь галоп.
Постепенно Чихачёв освоился, но ему было далеко до подлинных хозяев пампы — гаучо. «Степные скотоводы и охотники, — поясняет он, — образовались от смешения потомков конкистадоров с индейцами, сохранили притязания на звание идальго, но лишились привилегий из-за многочисленности».

Самые красивые люди

Аргентинские «ковбои» предоставляли путникам приют в редких селениях, служили проводниками. Чихачёв относился к ним с симпатией и оставил романтическое описание гаучо: «Черты его правильны; глаза, высказывающие все мгновенные движения страстей, то горят огнём, то исполнены томной неги. Рот, полузакрытый шелковистыми усами, порою выказывает ряд жемчужных зубов, улыбку гордую и лукавую. Очерк лица овальный; волосы, чёрные, как смоль, рассыпаются локонами вокруг шеи. В целом гаучо — один из красивейших типов рода человеческого… Бесстрашный, ловкий, своевольный, но коварный, беспечный, вполне преданный всем порывам страстей, гаучо не знает ни в чём других пределов — кроме океана, узды другой — кроме своей дикой воли, и страха, который наводят на него соседние индейцы».
Из заклятых врагов гаучо Чихачёв смог повидать лишь патагонцев. Легендарные гиганты оказались куда ниже, чем он представлял. «Люди как люди… правда, роста очень высокого, с формами атлетическими, с взглядом свирепым…» — разочарованно заметил он.
Чихачёв раньше англичан прибыл в Буэнос-Айрес, но попал в тиски диктатуры. В 1835 году к власти пришёл Хуан Мануэль де Росас, сторонник федеративного устройства государства, и развязал террор против унитариев — приверженцев единой Аргентины.
«…Нет спокойствия, нет домашней тишины; никто не надеется на завтрашний день и спешит воспользоваться тем, что у него под рукой… Государственные финансы рушатся, налоги и подати умножаются беспрестанно… промыслы и торговля… приходят в упадок. Бедность низших классов видна на каждом шагу, хотя для иностранца довольно странно встречать повсюду нищих, разъезжающих верхом…» — отмечал путешественник.
Он отдыхал душой на светских раутах, где собирались европейцы. Все общались на равных. Через 10 дней прибыл корвет, и Чихачёв отплыл в Бразилию. Там он совместно с дипломатом Аполлоном Мальтицем составил отчёт о странах Латинской Америки, и в апреле 1836 года отбыл в Европу.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить