Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 7am

В начале 20-х годов прошлого века в Германии вышла книга инженера и лётчика Макса Валье под названием «Полёт в мировое пространство как техническая возможность». В Германии она выдержала шесть изданий. До полётов в космос оставалось ещё много лет, ещё авиация не стала реактивной, но Валье уже верил, что победа не за горами!

Неизбежность межпланетных путешествий

Журнал: Тайны 20-го века, №18 — сентябрь 2008 года
Рубрика: Мечтатели
Автор: Геннадий Черненко

Опыты требовали немалых расходов

Машина ВальеОн никогда не был богат. А между тем задуманные опыты с ракетами требовали немалых расходов. «К сожалению, — вспоминал Валье, — у меня не было ни денег, ни технических средств для того, чтобы доказать на практике справедливость моих идей». Его многочисленные лекции и статьи о межпланетных путешествиях давали очень мало денег. Надо было искать финансовую поддержку со стороны.
Нашёл он её у знаменитой автомобильной фирмы «Опель», согласившейся взять на себя расходы на опыты, в частности, с ракетными автомобилями. Фирма решила для пробы установить на серийном «Опеле» (на его багажнике) пару ракет калибра 50 и 90 миллиметров.

Первый рейс

Макс Валье рвался сам совершить первую поездку на ракетном автомобиле, но глава фирмы Фриц Опель доверил это своему инженеру Курту Фолькхарту, бывшему автогонщику. Опыт был рискованным. Ракеты могли взорваться в любую секунду и погубить смельчака. Машина рванулась со старта и помчалась, набирая скорость. Ракеты горели недолго — всего несколько секунд, после чего автомобиль шёл свободным ходом до полной остановки. «Ещё десять секунд такого разгона, — произнёс Фолькхарт, выбираясь из машины, — и я побил бы мировой рекорд скорости».

Адские колесницы

Спустя месяц появился второй, уже специально сконструированный ракетный автомобиль, получивший название «Опель-Рак 1». По внешнему виду он отличался от обычной гоночной машины тех лет наличием насадки с 12 пороховыми ракетами калибром 90 миллиметров.
Опыты с новым автомобилем начались 11 апреля 1928 года на испытательном поле фирмы — Опель — в Рюссельхейме. Их проводили без публики и прессы. Во время второго пробега произошёл взрыв одной из ракет. К счастью, ни водитель (всё тот же Фолькхарт), ни автомобиль при этом не пострадали.
На следующий день опыты были продолжены. Они уже проводились в присутствии многочисленных зрителей, занявших трибуны автодрома. Испытателю ставилась задача проехать по треку целый круг, то есть около полутора километров.
Автомобиль зарядили полным комплектом ракет. И вот — старт. Автомобиль сорвался с места, как рассказывал Валье, «с захватывающей дух быстротой». Спустя несколько секунд он уже нёсся мимо трибун со скоростью более 100 километров в час! Под аплодисменты и восторженные крики людей, собравшихся на автодроме, ракетная колесница пробежала полный круг.
После этого успеха Опель, ранее смотревший на ракеты скептически, поверил в их могучую силу. Фирма построила ещё более совершенный автомобиль «Опель-Рак 2». Испытания его перенесли на более просторный автомобильный трек «Авусбан» под Берлином, и 23 мая 1928 года Фриц Опель сам совершил поездку на новой машине с батареей из 24 ракет! Они содержали в общей сложности 120 килограммов пороха. Этого заряда было бы достаточно, чтобы взорвать трёхэтажный дом!

Ракеты на рельсах

Опель в одной из берлинских газет писал о своём пробеге: «Я нажимаю на педаль зажигания. Позади меня раздаётся вой, и я ощущаю резкий бросок вперёд. Снова жму на педаль, затем — ещё раз и, как бы охваченный яростью. — в четвёртый раз… Позади меня бушует неудержимая сила».
Как вспоминал очевидец, пробег сопровождался облаком дыма, громом оглушительных ракетных выстрелов и восторженным рёвом двух тысяч зрителей. Опелю удалось проехать на реактивной тяге добрых два километра — даже больше, чем планировалось, развив при этом скорость 230 километров в час!
С самого начала отношения Макса Валье с владельцем фирмы не складывались. Очень часто их взгляды расходились, особенно когда речь заходила о научной стороне экспериментов. Валье был вынужден расстаться с Опелем. Он заключил соглашение с пиротехнической фирмой Эйсфельда и начал опыты по изготовлению мощных пороховых ракет и конструированию ракетных дрезин, которые должны были мчаться по железнодорожным рельсам.
Валье строил дрезину за дрезиной, считая, что на рельсах можно развить куда большую скорость, чем на треке автодрома. Но не все пуски проходили удачно. Дрезины были беспилотными, но одна из них имела сиденье для водителя. На ней Валье собирался сам совершить пробег. Однако при первом же беспилотном пуске ракеты взорвались и буквально разнесли дрезину!

Игра со смертью

На родине Валье желающих разъезжать на «адских машинах» находилось немного. И вдруг пришло сообщение о том, что в Латвии появились последователи Валье, рискнувшие повторить, пусть и в меньшем масштабе, его опыты.
4 августа 1928 года рижская вечерняя газета сообщила: «Сенсация на взморье. Завтра на морском празднике в Эдинбурге впервые будет демонстрироваться новое изобретение — ракетный велосипед. В пиротехнической лаборатории братьев Дринк уже давно проводились опыты по применению ракетного двигателя для велосипедов. Общественный интерес к этому изобретению огромный».
И действительно, вечером 5 августа на эдинбургском пляже с трудом удалось освободить от любопытных длинную полосу. «Эксперимент был опасный, — писала газета на следующий день, — это была игра со смертью. На неровном пляже при большой скорости потеря равновесия могла привести к гибели седока».
Ракетный «снаряд» братьев Дринк был устроен довольно просто. На багажнике обычного велосипеда прикреплялась связка из 12 трубок, содержавших «особый ракетный состав». Ракеты воспламенялись попарно. Велосипедист же сидел едва ли не на самих ракетах.
Первым испытателем стал один из братьев Дринков — Сергей. Газета писала: «Когда Дринк слез с машины, на нем тлели полы пиджака. Оба брата считают их опыт с ракетным велосипедом первым в мире».

Расплатившийся жизнью

А в это время Макс Валье готовился к пробегам на реактивных санях. Публичный пробег диковинного аппарата с зарядом из шести ракет состоялся на льду озера Эйбзее 3 февраля 1929 года. Водителем чудо-саней была жена Валье. После этого со скоростью 100 километров в час на санях с батареей из 12 ракет промчался сам изобретатель. Неделю спустя, ракетные сани, правда, без человека на борту, достигли рекордной скорости — почти 400 километров в час!
Макс Валье хорошо понимал, что для реактивной авиации и космических полётов понадобятся совсем другие двигатели, чем пороховые ракеты. Вместе с немецким инженером, специалистом по сжижению газов П. Гейландом он сконструировал «ракетный мотор», работавший на жидком топливе, и опробовал его на специально построенном для этого автомобиле.
Проба машины «Валье-Гейланд-Рак Мотор» состоялась на темпельгофском аэродроме в Берлине. Жидкостный ракетный двигатель позволял ускорять и замедлять движение автомобиля.
В следующем опыте 17 мая 1930 года конструкторы учли выявленные недостатки в устройстве двигателя и заменили топливо. И всё же при пуске двигателя прогремел сильнейший взрыв! Валье, находившийся в машине, был буквально выброшен из неё, а осколок стального цилиндра насмерть поразил его! Мечтатель и энтузиаст ракетной техники погиб всего лишь на 36-м году жизни.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Наука и техника Транспорт Неизбежность межпланетных путешествий