Багира

Вторник, 10 24th

Последнее обновлениеВт, 24 Окт 2017 4am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В 2016 году исполняется 75 лет со дня начала развязанной Третьим рейхом войны против Советского Союза. Рождение этих агрессивных, античеловеческих планов по отношению к нашему Отечеству и народу имеет ещё большую, почти вековую историю. Многие радикальные идеи «российской политики» появились в Германии уже в годы Первой мировой войны. Дальнейшее их развитие связано с революциями в России в 1917 году и в Германии в 1918 году, итогами Первой мировой войны, созданием на обломках Российской империи первого Советского государства.

Политико-стратегическое содержание планов Третьего рейха в отношении СССР

Журнал: Военно-исторический журнал №1, 2016 год
Рубрика: Историография и источниковедение
Автор: В.Г. Кикнадзе

Обзор монографических исследований

Великая Отечественная война 1941-1945 гг., в ходе которой потерпели крах антигуманные идеи и планы Третьего рейха, является ключевым событием не только отечественной истории 20-го века. Победа советского народа в Великой Отечественной войне над фашизмом, стремившимся к мировому господству, имела эпохальное значение для дальнейшего мироустройства и цивилизационного развития. Поэтому историография данной проблемы, которая не теряет своей актуальности, весьма обширна и многогранна. Конечно, прежде всего это относится к отечественной исторической науке. Причём она решает задачи не только формирования единого понимания отечественной истории среди граждан России, но и защиты её государственных интересов на внешнеполитической арене.
Последняя задача напрямую связана с непрекращающимися попытками противников России (СССР) посредством сначала буржуазных фальсификаторов истории, теперь — авторов «альтернативной истории» придать войне Германии против Советского Союза «превентивный» характер, снять ответственность за развязывание войны в Европе с Великобритании, Франции и США, возложив её на СССР. К чему приводит недостаточное знание или недопонимание истории, особенно целей фашизма и немецкого нацизма — идеологической основы агрессивных планов Третьего рейха, — более чем наглядно демонстрируют события в тех странах, где происходит героизация нацизма, расцветает неонацизм.
Основой для аналитического обзора политико-стратегических планов Третьего рейха в отношении СССР послужили две группы исторических источников, а также три видовые историографические группы (фундаментальные научные и научно-справочные труды; монографические исследования по отдельным аспектам темы; научные статьи в периодических изданиях).
Результаты анализа опубликованных источников и фундаментальных трудов по истории Великой Отечественной войны, тематических и универсальных научно-справочных трудов представлены в журнале «Вопросы истории»1. В настоящей публикации предлагается ознакомиться с результатами анализа монографических исследований по отдельным аспектам темы. Причём в обзор включены не только работы отечественных исследователей, но и наиболее значимые для отечественной историографии исследования зарубежных авторов, переведённые на русский язык и изданные в России (СССР).
Данная видовая историографическая группа наиболее крупная, поэтому целесообразно выделение в ней нескольких подгрупп.
Предмет нашего исследования, безусловно, находит освещение среди работ по истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. Так, в книге В.А. Анфилова «Начало Великой Отечественной войны (22 июня — середина июля 1941 года)»2, посвящённой наиболее трудному периоду войны — её началу, отражёны и некоторые вопросы подготовки фашистской Германии к войне против СССР (глава 1). Автор характеризует Советскую Россию как главного политического и идеологического противника германского фашизма. Немецкие генералы после оккупации большей части Европы и укрепления своего промышленного потенциала рассчитывали на скоротечность войны против СССР в течение не более одной кампании. Ведущая роль по разгрому сил Красной армии отводилась люфтваффе (бомбардировка и налёты, как следствие — дезорганизация противника) и вермахту (нанесение мощных танковых ударов с последующим окружением). Военно-морские силы должны были быть пассивными и лишь обеспечивать морские коммуникации без какого-либо содействия вермахту на прибрежных направлениях (с. 13, 14).
Анфилов считает, что активная фаза подготовки к вторжению в СССР началась с лета 1940 года. 8 августа этого же года было подписано распоряжение «О строительных мероприятиях на Востоке». Оно подразумевало строительство железных дорог, автострад, казарм, складов и иных объектов инфраструктуры вблизи границ Советского Союза. 18 декабря Гитлер утвердил план «Барбаросса».
Одна из первых послевоенных зарубежных работ, переведённых на русский язык и изданных в СССР, — монография Дж. Ф.Ч. Фуллера3. В отличие от отечественных исследователей её автор характеризуется особенным подходом к изучению Второй мировой войны. Он рассматривает её через призму развития стратегии как военного искусства, апеллируя к терминам древности (например, «стратегия сокрушения», «стратегия истощения», «генеральное сражение» и т.д.). В то же время постановка и разделение им событий на главные и второстепенные входит в противоречие с отечественной историографией. В главе «Германия изменяет оперативно-стратегическое направление» в пункте «Вторжение в Россию» автор даёт детальную характеристику планам Третьего рейха по подготовке вторжения в СССР.
Фуллер считает, что ввиду общих положений плана «Барбаросса» конкретные цели Германии можно определить исходя из анализа военных операций сил вермахта. Безусловно, фюрер не ставил задачу по оккупации всей территории СССР, занимавшей 1/6 части суши. Также не планировался полный захват европейской части Страны Советов. Германия должна была довольствоваться захватом ключевых Московского, Ленинградского, Донецкого промышленных районов, сельскохозяйственных угодий Украины, нефтеносных районов Кавказа и таким образом свести военно-промышленный потенциал СССР к нулю. По мнению английского исследователя, главным в этой цепочке являлся Кавказ, и гитлеровцы совершили крупную ошибку, не сумев вовлечь Турцию в войну и использовать её территорию как ещё один плацдарм (с. 156, 157).
Автор делает вывод, что наиболее удачным планом нападения мог бы быть план командира 101-й егерской дивизии генерал-лейтенанта Э. Маркса, но Гитлер сделал ставку на промежуточный план вторжения. Фюрер не выделил какое-либо направление как приоритетное, тем самым распылив силы. Это произошло ввиду недооценки состояния Вооружённых сил Советской России. Гитлер предполагал до наступления зимы мощным ударом разгромить Красную армию и занять Москву, а если русские не согласятся на мир, то на следующий год перенести тяжесть наступления на Кавказ. Но, как мы знаем, Третий рейх потерпел катастрофу. По мнению Фуллера, Германии следовало бы закончить войну «стратегией сокрушения», но никак не начинать её таким образом, что привело к скоротечному истощению сил вермахта (с. 159,160).
Среди работ данной подгруппы российской историографии следует отметить книгу М.И. Мельтюхова4. В ней детально разбираются внешнеполитическая деятельность СССР с 1939 по 1941 год, действия Красной армии в Восточной Европе. При этом в исследовании содержится отдельная глава «Место «Восточного похода» в стратегии Германии 1940-1941 гг. и силы сторон к началу операции «Барбаросса», в которой подробно изложены планы Третьего рейха по нападению на Россию.
По мнению автора, антисоветская направленность политики Германии начала получать конкретные стратегические формы после июня-июля 1940 года: понимая, что операцию «Морской лев» осуществить на данный момент невозможно, Германия начала поиски новых точек приложения своих вооружённых сил. Первоначально такой точкой должна была стать южная часть Средиземноморья (Гибралтар, Египет), а далее Ближний Восток. Этот вариант также был признан ошибочным, так как Германия не могла оставлять в тылу такого потенциально сильного противника, как СССР, в учёт бралось и расстояние от Берлина до границы Советского Союза — всего 700 км. Перенос тяжести агрессии на Балканы, а после на Ближний Восток выглядел явно авантюристической задачей (с. 455-457). Берлин, из опыта Первой мировой, крайне боялся возможности войны сразу на два фронта. Таким образом, делает вывод Мельтюхов, Третий рейх сам загнал себя в тупиковую ситуацию: полноценное наступление на Англию было невозможно, а если вермахт бросит все силы в каком-то другом направлении, то на восточной границе ощутимую угрозу представляло Советское государство. Исходя из этого, нападение на СССР становилось неизбежным (с. 457, 458).
Антикоммунистическая и антисоветская идеология нацистского правительства Германии синтезировалась с идеей о необходимости расширения «жизненного пространства» на восток. Гитлер понимал, что его стране необходима экономическая автаркия (экономический режим самообеспечения страны. — Прим. авт.), и она может быть обеспечена только захватом сырьевых богатств России. Но Берлин не учёл значимость торговых договоров и транзитов через территорию СССР, полагаясь на скорейший разгром Красной армии в течение 2-3 месяцев (с. 461).
Летом 1940 года германские генералы приступили к планированию операции против Советского Союза. Исходные установки были следующие: Россию невозможно завоевать в общепринятом понимании ввиду огромности её территорий; следует ограничиться захватом западных областей СССР по линии Архангельск — Астрахань, где расположены основные промышленные мощности и людские ресурсы; необходим быстрый разгром Красной армии для недопущения войны на два фронта. Все три положения соответствуют факторам, о которых говорил в ходе допроса начальник главного командования вермахта (ОКВ) генерал-фельдмаршал В. Кейтель5. При этом впервые встречается количество разработанных вариантов планов нападения на СССР — порядка 12. Основной вопрос, который ставился в данных планах, был связан с определением направления главного удара и концентрации войск. Нацистские стратеги пришли к выводу, что лишь захвата какой-нибудь значительной территории будет недостаточно — необходим полный разгром Советского Союза (с. 470-472). При этом автор считает, что фюрер переоценил людские и сырьевые ресурсы Третьего рейха и его сателлитов (с. 488).
Современные отечественные общие работы по истории Германии также уделяют внимание изложению планов Третьего рейха в отношении СССР. Например, учебное пособие по истории Германии с древнейших времён до XXI века (в 3 т.)6 затрагивает стратегические планы Третьего рейха в отношении СССР в главе пятой «Германия в годы Второй мировой войны» (т. 2). Авторы считают, что в 1939 году специальные уполномоченные органы по проблеме «немецкой народности» приступили к разработке плана по «германизации» Восточной Европы, созданию на оккупированных территориях колоний. Так зарождался генеральный план «Ост». Населению Польши и СССР выпадала страшная участь быть физически уничтоженным и частью выселенным на территорию Сибири. Поход на восток был невозможен без серьёзного укрепления своих позиций в Европе, поэтому Гитлер приступил к методичному покорению Скандинавии, Франции и Балкан (с. 274, 275).
По мере осознания безысходности операции «Морской лев» планы нападения на Советский Союз приобретали всё более чёткие формы. С лета по декабрь 1940 года шла активная проработка плана будущей кампании на востоке, что вылилось в директиву №21 от 18 декабря 1940 года, более известную как «план Барбаросса». Его содержание трактуется в учебном пособии в общей исторической канве: разгром Красной армии западнее Днепра и Двины, захват богатой ресурсами Украины, выход на рубеж Архангельск — Астрахань к осени 1941 года (с. 278, 279).
В 3-м томе издания представлены документы: проект особого распоряжения к директиве №21 (план «Барбаросса», 19 мая 1941 г.), «12 заповедей поведения немцев на Востоке и их обращения с русскими» (1 июня 1941 г.), выписка из приказа главного командования вооружённых сил Германии о комиссарах (6 июня 1941 г.) и др.
Безусловно, более информативными являются работы по истории фашизма и Третьего рейха. Ещё в советское время вышел в свет труд военного историка Д.М. Проэктора, который посвящён истории зарождения, становления и гибели немецкого фашизма7. Даниилом Михайловичем детально разобраны основы проводившейся Гитлером внешней и внутренней политики, военно-стратегические планы по завоеванию мирового господства, идеологические парадигмы нацистского государства.
Автор доказывает, что идея «похода на Восток» была заложена ещё в середине 1920-х годов, когда впервые увидела свет книга Гитлера «Майн кампф». Д.М. Проэктор отмечает, что «высшей своей внешнеполитической целью с самого начала и до последних дней существования германский фашизм считал войну против Советского Союза, завоевание «вплоть до Урала жизненного пространства», его «беспощадную германизацию» и колонизацию» (с. 40). Идеи фашизма сводились к тому, что Третий рейх должен стать полноправным хозяином в первую очередь в континентальной Европе. Таким образом, с приходом к власти в Германии нацистов стало ясно, что с политикой Рапалло покончено и экспансия на восток неизбежна.
Проэктор считает, что истинные цели Второй мировой войны были связаны главным образом с расширением «жизненного пространства» в сторону России. Фюрер уже в ходе войны пробовал различные способы соглашения с западными странами, лишь бы у него были развязаны руки на востоке. Следуя «принципам о превосходстве одной расы над другой», германская верхушка не считала СССР серьёзным противником. Это связано и с тем, что германская разведка так и не смогла развернуть широкую агентурную деятельность на территории Советского Союза.
Открыто о нападении на Россию Гитлер заявил 31 июля 1940 года на совещании с высшим генералитетом в баварском дворце Бернгхоф. Рубежом стратегического наступления значилась линия Архангельск-Астрахань, но и здесь была допущена огромная ошибка: нацисты даже не предполагали возможности передислокации и эвакуации промышленных мощностей СССР за Уральские горы. Замышлялось разбить основные силы Красной армии западнее Днепра, а в ходе наступления на Москву уничтожить и второй эшелон советских войск, тем самым выиграв войну в течение шести недель. В своих мечтах Гитлер сравнивал будущее положение России в составе Рейха с тогдашним положением Британской Индии как источника сырьевых и людских ресурсов. Дальнейшие планы Третьего рейха были фантасмагорические: «Победив до осени 1941 г. Советский Союз, Гитлер предполагал нанести удар с Кавказа на Ближний Восток, Афганистан, в Персию и одновременно из Северной Африки на Суэц» (с. 267).
В отдельную историографическую подгруппу по данной проблематике могут быть выделены работы об истории международных отношений накануне Второй мировой войны.
Например, в книге В.Я. Сиполса «Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны»8 детально разобраны причины и обстоятельства возникновения войны. В первую очередь обширно описана дипломатическая картина мира в предвоенные годы. Сиполс анализирует агрессивные внешнеполитические действия стран Оси с попустительства Запада. Он отмечает, что в преддверии Второй мировой войны Третий рейх решил подходить к своей цели по расширению «жизненного пространства» постепенно, шаг за шагом, уничтожая своих противников поодиночке, начиная с более слабых. В первую очередь это было сделано для недопущения войны на два фронта. Гитлер усиленно распространял тезис об «угрозе большевизма», тем самым он пытался заручиться поддержкой мировой общественности в предстоявшей войне (с. 15).
В.Я. Сиполс считает, что вплоть до 1 сентября 1939 года Германия и другие западные страны активно составляли планы по совместному «крестовому походу против большевизма». Неуёмные аппетиты немецкого канцлера стали во многом неожиданностью для Франции и Великобритании, они надеялись направить вермахт на завоевание востока, но отнюдь не своих территорий. Тем не менее даже после оккупации Польши в период «странной войны» западные страны не теряли надежды на соглашение с Третьим рейхом. И только Советский Союз, по мнению автора, являлся оплотом мира и ратовал за создание системы коллективной безопасности в Европе. Вина за развязывание войны ставится в вину не только реакционным кругам стран Оси, но и странам Запада (в первую очередь Франции и Британии) за их попустительскую политику (с. 290-293).
Многое о политико-стратегическом содержании планов Третьего рейха в отношении СССР можно узнать из работ, посвящённых истории оккупационной политики фашистской Германии.
Так, в книге «Вермахт и оккупация (1941-1944)»9, автором которой является сотрудник Института военной истории ГДР Н. Мюллер, разоблачается преступная роль сил вермахта в осуществлении оккупационной политики на занятых территориях. По мнению немецкого историка, германский империализм носил антисоветскую направленность ещё со времён Первой мировой войны. Он считает, что даже Рапалльский договор носил лишь вынужденный характер и стремление двинуться на восток не утихало в умах немецкой верхушки. «С установлением фашистской диктатуры германский империализм вступил в период непосредственной подготовки новой попытки завоевать мировое господство» (с. 63).

Фото: Директива №21 от 18 декабря 1940

Директива №21 от 18 декабря 1940 г. (план «Барбаросса»)

Выступая перед промышленной олигархией 12 января 1932 года в Дюссельдорфе, А. Гитлер впервые выдвинул тезис о крестовом походе против большевизма, что нашло полное одобрение у монополистического капитала. О неизбежном военном столкновении с Советским Союзом говорилось в меморандуме Гитлера к четырёхлетней программе всесторонней военной подготовки вермахта в августе 1936 года. Фюрер абсолютно открыто говорил о «заинтересованности господствующих кругов Германии в сельскохозяйственных богатствах Украины и сырьевых запасах Урала и Сибири» (с. 66).
Мюллер соглашается с мнением, что немецкая верхушка пришла к идее нападения на СССР ещё задолго до июня 1940 года, как утверждают некоторые западные историки.
Планирование разделения и организации управления оккупированными территориями Советского государства происходило под руководством А. Розенберга. Он придерживался указаний фюрера о недопущении любой формы государственной самостоятельности на востоке. Важной статьёй оккупации была безжалостная экономическая эксплуатация захваченных территорий, более подробно её основные части были расписаны в «Положении по управлению экономикой во вновь оккупированных восточных областях», так называемой «Зелёной папке» Геринга. Подчёркивалась необходимость проведения активной пропаганды, будто бы «вермахт хочет «освободить» население Советского Союза от «тирании Советов»« (с. 92). Побуждёние части советского населения к отказу от принципов строительства социализма и Советского государства считалось главной идеологической задачей немецкой пропаганды.
Н. Мюллер отмечает, что немаловажной частью подготовки будущего нападения было создание иностранных национальных формирований в составе вермахта (например, казачьи части генерала П.Н. Краснова) и поддержка националистических организаций под руководством С. Бандеры и прочих. Исследователь считает, что основные принципы политики оккупационного режима были заложены ещё до начала войны. Таким образом, налицо факт, что фашистская Германия планировала совершить нападение на Советский Союз исходя из агрессивных намерений, а не ради какой-то «превентивной войны».
Безусловно, наибольший интерес представляют монографические работы, предмет которых — история планирования в фашистской Германии агрессии против СССР.
Автор одной из таких работ — СП. Соловьёв — в своей книге «Замыслы и планы»10, вышедшей в свет к 20-летию Победы, отмечает, что первое обсуждение «восточной проблемы» состоялось 30 июня 1940 года, через четыре дня после падения Франции. Войну на востоке можно было начать только с обеспечением южного стратегического фланга. «Оккупацию Греции и Югославии предполагалось осуществить за несколько дней до начала главного вторжения, как в своё время были оккупированы Дания и Норвегия перед началом вторжения во Францию» (с. 108).
31 июля на совещании Гитлера с высшим генералитетом окончательно была выдвинута цель восточной кампании — «уничтожение жизненной силы России». «Если до сих пор шла только общая намётка мероприятий дезинформации, то 31 июля всё это было приведено в строжайшую систему» (с. 111). Первый вариант оперативной части вторжения получил наименование «Отто».
Активно шла дезинформационная работа. Гитлеровцы старались привлечь мировое внимание к Северной Африке, Британским островам, Гибралтару, тщательно маскируя предстоявшую войну с Советским Союзом.
Фашистские генералы штудировали труды по походам Карла XII, Наполеона, Первой мировой войне. Были сделаны выводы о необходимости создания особых тыловых охранных подразделений для поддержания коммуникаций, снабжения и борьбы с партизанами.
Согласно первоначальному плану «Отто» «были спланированы два удара, в результате которых с выходом южной стратегической группировки на Днепр и северной — в район северо-западнее Москвы — планировалось осуществить концентрический удар силами обеих групп армий навстречу друг другу с замыканием гигантских «клещей» в районах южнее Москвы. После этого предполагалось выделить часть сил для овладения Кавказом» (с. 140). Автором столь дерзкого плана являлся ранее упомянутый нами генерал Э. Маркс.
Соловьёв пишет, что в дальнейшем была признана ошибочность таких стратегических шаблонов, так как в расчёт не бралась сильнейшая советская группировка на Украине. Генерал Зоденштерн (будущий начальник штаба группы армий «Юг») предложил своё видение вторжения. Основная его идея исходила из плана генерала Э. Маркса. Но планировалось создать ещё одну — центральную группу армий в составе 17 дивизий для «дожима» советских войск в районе Белоруссии. Однако и данный план был окончательно переработан генералом Ф. Паулюсом в сентябре 1940 года, а в декабре в целях секретности план «Отто» сменил наименование на «Барбаросса» и был утверждён Гитлером.
«План «Барбаросса» принципиально отличался от проектов генералов Маркса и Зоденштерна. Основная его идея состояла в нанесении мощных рассекающих ударов на нескольких участках южнее и севернее Припят-ских болот с развитием наступления на ленинградском, московском и киевском стратегических направлениях с одновременным окружением и уничтожением в нескольких «котлах» всего первого стратегического эшелона советских войск, сосредоточенного западнее рек Днепр, Западная Двина» (с. 148). После выполнения стратегических задач, исходя из условий достигнутого положения, конечным рубежом вторжения значилась линия Архангельск — Астрахань. Особенность плана заключалась в том, что операции вторжения групп армий вермахта были спланированы на окружение советских войск, хотя в целом стратегическое наступление проходи-ло по расходящимся направлениям.
По мнению автора, в первую очередь, германские стратеги не учли колоссальный экономический потенциал СССР, силу народного патриотизма. Фашисты безапелляционно верили в разгром первого эшелона Красной армии и выход на оперативный простор, чего им не удалось сделать в результате «блицкрига», Налицо была явная переоценка опыта западноевропейской кампании. «Весь смысл противоречия в планировании состоял том, что группировки вторжения должны были гнаться всеми командными инстанциями вперёд, как можно дальше на восток, даже ценой уклонения от боя, не заботясь ни о создании надёжного фронта окружения, ни о борьбе с окружённым или отходящим противником» (с. 174),
План «Ост» по немецкой колонизации Восточной Европы и выселению её исконных жителей Соловьёв считал приложением к плану «Барбаросса».
В ходе контрнаступления советских войск под Москвой планы гитлеровской Германии на молниеносную войну были повержены. Летом 1942 года вермахт перешёл к новому стратегическому плану: теперь планировалось осуществлять разгром Красной армии не сразу на всех, а последовательно на каждом направлении. «После достижения поставленной цели на юге основные усилия предполагалось перенести на север, на ленинградское стратегическое направление» (с. 227).
С разгромом немецких войск под Сталинградом Германия окончательно потеряла инициативу в войне. Стратеги Третьего рейха рекомендовали перейти к стратегической обороне. Но Гитлер был непреклонен и принял решение наступать на Курской дуге. Поражение вермахта на данном направлении предрешило исход войны.
К 20-летию Победы вышло в свет второе издание книги начальника Института военной истории МО СССР члена-корреспондента Академии наук СССР генерала П.А. Жилина «Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз»11, в котором «значительно полнее, чем в первом, говорится о подготовке фашистской Германии к войне против СССР»12. На тот момент это было наиболее полное исследование по изучаемой проблематике. Его автор впервые в отечественной историографии попытался обобщить все выводы о причинах и ходе подготовки гитлеровской Германии к войне против СССР. Вместе с тем на работе П.А. Жилина сказались реалии эпохи «холодной войны» — противоборство на идеологической основе: красной линией проходит идея о стремлении стран капитализма «использовать германский фашизм в качестве ударной силы, с помощью которой они надеялись разделаться с Советским Союзом» (с. 15).
Жилин считает, что десантная операция «Морской лев» служила как прикрытием для подготовки к нашествию на восток, так и носила политический характер для нажима на Великобританию. Планировалось молниеносным ударом уничтожить Советское государство, прежде чем Британская империя сможет достичь мобилизационного пика.
Борьба на востоке должна была носить кардинально иной характер, нежели на Западе. «Войну против СССР фашистские главари рассматривали как борьбу двух идеологий» (с. 90). Планом «Ост» «предусматривалось в течение 30 лет переселить в Западную Сибирь из Польши, Чехословакии, Украины, Белоруссии и Прибалтики значительную часть населения и заселить эти территории немецкими колонистами» (с. 90).
Подготовка к войне против СССР принимала широкий размах, охватив экономическую, дипломатическую, идеологическую и военную сферы. Активно осваивались ресурсы оккупированных стран. 27 сентября был заключён Тройственный пакт как свидетельство образования антисоветской коалиции. В Третьем рейхе создавались научно-исследовательские организации по изучению Советского Союза, его территории, языков, населявших его народов, боевых возможностей Красной армии.
Согласно выводам Жилина главная ошибка гитлеровцев заключалась в «недооценке состояния и возможностей экономики Советского Союза, а это решающим образом повлияло на общий ход войны и ускорило поражение фашистской Германии» (с. 95). Автор отвергает версию о том, что замысел нападения на СССР был единоличным творением фюрера, считая причастным к этому и высшее военное руководство Германии. Критике подвергается гипотеза о «превентивности» войны: идея о войне на востоке зародилась ещё в 20-е годы 20-го века, о чём свидетельствуют заявления Гитлера о необходимости расширения жизненного пространства в сторону Уральского хребта.
22 июля 1940 года генерал Ф. Гальдер представил первые соображения фюреру. «Они сводились к следующему: 1) основная задача состоит в том, чтобы быстро, внезапными мощными ударами разбить советские войска или по крайней мере занять такую территорию, чтобы можно было обезопасить Берлин и Силезский промышленный район от налётов авиации противника. Желательно такое продвижение в глубь Советского Союза, чтобы германская авиация могла разгромить его важнейшие центры; 2) для войны против СССР необходимо 80-100 дивизий; 3) развёртывание продлится не менее 4-6 недель. Это были первые, исходные наметки плана» (с. 116, 117). К осени 1940 года план нападения уже получил конкретные оперативные задачи: «сначала захват Москвы, Ленинграда и Украины, в дальнейшем — Северного Кавказа с его нефтяными источниками. Конечной целью предусматривалось достижение приблизительно линии Астрахань-Архангельск» (с. 118).
П.А. Жилин являлся противником теории оппозиционности генералитета к намерениям фюрера по войне с Советским Союзом, доказывая, что военные полностью разделяли агрессивные взгляды руководства Третьего рейха. Но всё же идея о нападении осенью 1940 года была отвергнута ввиду надвигавшейся зимы и на тот момент недостаточно развитой инфраструктуры в Польше и Румынии.
Подготовка к вторжению условно разделена Жилиным на два периода: с июля по 18 декабря 1940 года (подписание директивы №21 — план «Барбаросса») и с 18 декабря 1940 года до начала войны. «Первый период подготовки включал разработку генеральным штабом стратегических принципов ведения войны; определение сил и средств, необходимых для нападения на СССР; проведение мероприятий по увеличению вооружённых сил Германии и изучение предстоящего театра военныхдействий» (с. 126). Немецкие генералы были уверены в непогрешимости стратегии «блицкрига». Разгром Вооружённых Сил СССР должен был привести к развалу его политической системы, отказу экономики и полному поражению Советского государства.
В то же время намечались серьёзные противоречия относительно порядка выполнения задач по разгрому России. «Если Гитлер считал, что в первую очередь надо достичь экономических целей — захватить Украину, Донецкий бассейн, Северный Кавказ и таким образом получитьхлеб.угольи нефть, то Браухич и Гальдер на первый план выдвигали уничтожение Советских Вооружённых Сил» (с. 145).
Третьим рейхом активно велась дезинформационная работа. Переброска войск на восток тщательно маскировалась под видом подготовки к десанту на Британские острова. «В штабах групп армий в феврале-марте 1941 года проводились военные игры, на которых по этапам проигрывались действия войск и порядок организации их снабжения» (с. 153). Таким образом, подготовка к нападению приближалась к финальной фазе. Была проведена серия инспекционных поездок военного и государственного руководства в штабы групп армий.
Весной 1941 года, по мнению П.А. Жилина, германские генералы «окончательно сформулировали задачи войскам в предстоящей войне против Советского Союза. Они сводились к следующему: быстрыми и глубокими ударами мощных танковых группировок севернее и южнее Полесья расколоть на две части фронт Красной армии, сосредоточенной на западе СССР, и, используя этот прорыв, уничтожить разобщённые советские войска» (с. 168). Были намечены три основных стратегических направления: «первое — из Восточной Пруссии через Прибалтику на Псков-Ленинград; второе — из района Варшавы на Минск-Смоленск и далее на Москву; третье — из района Люблина в общем направлении на Житомир-Киев. Кроме того, планировалось нанесение вспомогательных ударов: из Финляндии — на Ленинград и Мурманск и из Румынии — на Кишинёв» (с. 169).
Первоначальной датой вторжения было назначено 15 мая 1941 года, но ввиду затруднений Италии в наступлении на Грецию Третьему рейху пришлось перебросить силы в Юго-Восточную Европу против Югославии и Греции. 30 апреля 1941 года на совещании отдела обороны Германии впервые было обозначено 22 июня 1941 года как окончательная дата начала вторжения в СССР.
К 30-летию начала Великой Отечественной войны завершил свою книгу «Особая папка «Барбаросса»13 писатель, журналист и историк Л.А. Безы-менский. Она посвящена зарождению плана «Барбаросса», его развитию и воплощению. Примечательно, что во время Великой Отечественной войны автор выступал в качестве переводчика, присутствуя на допросах пленённых нацистских военачальников, переводил письма руководства Третьего рейха для Г.К. Жукова. Исследование автора изобилует фактическим материалом, к которому он смог приложить свою руку, будучи переводчиком.
Лев Александрович критически относился к западной историографии, полагавшей, что фюрер замыслил свой преступный план только после разгрома Франции летом 1940 года. Даже несмотря на отсутствие какого-либо единого документа касательно действий Германии после прихода к власти нацистов и вплоть до нападения на СССР, автор опровергал всякую теорию импровизации, господствовавшую в умах историков Запада (с. 14).
Уже в «Майн кампф» провозглашались недвусмысленные планы антисоветской агрессии. Гитлер требовал от немцев прекратить смотреть в сторону Западной и Южной Европы и обратить свой взор на «жизненные пространства» востока. Но и идеи Гитлера были не новы для Германии: когда гремели пушки Первой мировой войны, в немецких высших военных кругах под руководством Макса Гофмана и Арнольда Рехберга уже был разработан план по заключению мира с Антантой и созданию из бывших противников коалиции для совместного «похода на Москву» (с. 18). Нельзя забывать о «широкой программе аннексии», выдвинутой фельдмаршалом Гинденбургом в дни заключения Брестского мира. Тем самым престарелый начальник генерального штаба предвосхитил будущую идею плана «Барбаросса» (с. 32). Поэтому Л.А. Безыменский был склонен считать, что нападение на СССР в 1941 году имело глубоко произраставшие корни на фоне преемственности политических целей кайзеровской и нацистской Германии.
Безыменский не считал, что агрессия против СССР выросла из цепочки последовательных внешнеполитических акций Третьего рейха. Он был уверен, что эта цепочка изначально была спланирована ради одной цели — расширения «жизненного пространства» на восток (с. 40-42). Высшей целью ставилось господство в континентальной части Европы. Как это ни парадоксально, поданным автора, Гитлер уже после Польской кампании и в период нападения на Францию рассчитывал развернуть широкую общеевропейскую коалицию против Советской России (с. 161).
В книге приводится интервью Ф. Паулюса, где немецкий генерал делится тайнами разработки «Барбароссы». Подтверждается традиционная версия о планировании нападения уже после разгрома Франции под прикрытием десантной операции «Морской лев» (с. 189-193). Все прочие стратегические направления были отвергнуты в пользу Восточной кампании. Вновь поднимаются замыслы Э. Маркса (один удар через территорию Украины), Грейфенберга (главный удар — на Украине, вспомогательный — в Белоруссии), оперативный проект «Восток» (мощные удары в Белоруссии и на Украине, взятие Москвы в «клещи» и крутой поворот в нефтеносные районы Кавказа) и прочие разработки стратегии в войне против СССР. Любопытен разбор «этюда Лоссберга», согласно которому тяжесть наступления была перенесена на север от болот Припяти не из-за каких-то догматических высказываний Гитлера о необходимости полномасштабного удара на севере для захвата «колыбели большевизма» — Ленинграда, а ввиду действительно реальных расчётов ОКБ. Например, в оценке обстановки выделялась лучшая шоссейная и железнодорожная обеспеченность данного направления, возможность создать крепкие тылы за счёт Прибалтики (с. 204-207).
Безыменский указывает на противоречия Гитлера с военным руководством по вопросу о целях войны: если генералы видели строго военную составляющую — разгром советских Вооружённых сил, то фюрер активно подчёркивал и экономические нужды войны (захват территорий и ресурсов): без колоссальных расходов ресурсов (в первую очередь нефти) Германии войну не выиграть; поэтому делалась ставка на эксплуатацию промышленной и сырьевой базы оккупированных территорий СССР (с. 215-220).
Помимо исследований о предвоенных планах Третьего рейха в отношении СССР возможно выделение отдельной подгруппы работ, освещающих изменение планов в ходе Великой Отечественной войны. Содержание данных работ, с одной стороны, подтверждает характер и направленность предвоенного планирования, с другой — демонстрирует, насколько эти планы удалось реализовать на отдельных стратегических направлениях, прежде всего по причине героического сопротивления советского народа и его Вооружённых сил.
К примеру, в советский период вышло несколько изданий книги A.M. Самсонова «Сталинградская битва»14. Данная работа военного историка, доктора исторических наук, академика Александра Михайловича Самсонова посвящена одному из главных событий Второй мировой войны — Сталинградской битве. В 4-м издании, по сравнению с предыдущими, автор приводит новые документы и факты, выявляет общие тенденции в изучении битвы на Волге, анализирует западную историографию по данной проблематике.
Прежде всего автор делает вывод, что гитлеровское командование к лету 1942 года уже довольно сильно истощило свои вооружённые силы и прежняя стратегия наступления на всей протяжённости фронта стала невозможна. Под вопросом оставался выбор плана операций на 1942 год. Немецкие генералы активно поддерживали необходимость перехода в режим обороны, но фюрер был непреклонен, ему нужны были новые победы и разгром Советской России. Таким образом, было принято промежуточное решение — перенести центр тяжести удара на конкретное стратегическое направление. В беседе с японским послом 3 января 1942 года Гитлер высказал мысль о возобновлении наступления в сторону Кавказа с захватом нефтяных промыслов и выходе на подступы к Ирану и Ираку, где в то время активно работала немецкая агентура. При этом в набросках плана наступления на лето 1942 года фигурировали также Москва и Ленинград (с. 43,44).
28 марта 1942 года в ставке фюрера прошло секретное совещание с представителями высших военных штабов. Его результатом стала директива №41, в которой раскрывался план боевых действий с весны по зиму 1942 года. Согласно этому документу вермахт должен был осуществить захват Кавказа, Ленинграда и выровнять центральный участок фронта. Важно отметить, что конкретные хронологические рамки выполнения поставленных задач не значились, то есть Самсонов считает, что предстоявшее наступление уже не основывалось на стратегии «блицкрига». У Третьего рейха было несколько причин, обусловливавших необходимость наступления на юге: захват нефтяных промыслов Кавказа, сельскохозяйственных угодий Кубани, установление связи с Турцией и вовлечение её в войну, лишение СССР связи с внешним миром через Иран и окончательное подавление деятельности Черноморского флота. Перенос тяжести наступления на Кавказ был связан и с тем, что на юге советские войска находились на менее укреплённых позициях, вермахт занимал по отношению к ним нависающее положение, а близость союзнических войск в лице итальянцев, румын и венгров обещала победу лёгкой ценой (с. 50-52).
Напоминает автор о фиктивной операции с кодовым наименованием «Кремль», которая носила дезинформирующий характер и должна была заставить советское руководство сосредоточить основные силы на центральном направлении. В целом немецкое командование серьёзнейшим образом подготовило наступление на Кавказ, что вылилось в значительные успехи на первом этапе кампании 1942 года.
В российской историографии среди первых работ данной подгруппы (раскрывающих изменение планов Третьего рейха в отношении СССР в ходе Великой Отечественной войны) можно выделить книгу Института всеобщей истории РАН «Вермахту ворот Москвы, 1941-1942»15. Новизна данной работы заключается в том, что это первая в отечественной историографии попытка изучения битвы под Москвой через призму оценки боевых действий не со стороны Красной армии, а со стороны вермахта. Исследование базируется на материалах из немецких архивов, личной переписки, мемуарах командования группы армий «Центр». Анализируются роль и место московского направления, которому гитлеровское командование придавало особое значение в достижении политических и стратегических целей Третьего рейха в ходе наступления на восток. Автор отмечает влияние сражений под Москвой на способность дальнейшего ведения войны со стороны Германии. По мнению автора книги М.Ю. Мягкова, руководство вермахта считало захват советской столицы одной из приоритетных задач войны, недаром на центральном направлении была сосредоточена самая мощная группировка войск вермахта. В то же время мнение военных входило в противоречие со взглядами партийного руководства рейха. В этой связи любопытна директива фюрера от 21 августа 1941 года, определявшая важнейшую цель, которую необходимо было достичь немецкой армии ещё до конца 1941 года, не советскую столицу, а Крым и Донбасс (с. 19).
Согласно плану «Барбаросса» группа армий «Центр» должна была после разгрома Красной армии на территории Белорусской ССР повернуть на Ленинград и совместно с группой армий «Север» осуществить захват «колыбели Октябрьской революции». Наступление одновременно на Ленинград и Москву могло быть осуществлено только в случае скоротечного развала всего советского фронта. Рейхсканцлер настаивал на том, чтобы нанести в первую очередь фланговые наступательные удары (в Прибалтику и на Донбасс), а затем огромными клиньями с севера и юга разгромить силы Красной армии на центральном направлении. Важен был захват флангов ввиду получения стратегических ресурсов Украины и Ленинградского промышленного района (хлеба, угля, металлов и т.д.) (с. 21, 22).
М.Ю. Мягков утверждает, что нацистские генералы и политическое руководство Германии переоценили возможности сил вермахта и не учли высокую моральную составляющую Красной армии, качественную мобилизационную готовность советской промышленности. У руководителей Третьего рейха после приграничных сражений сложилось впечатление, что победа над противником будет легкодостижимой. Объективной причиной выступало также и расположение транспортных коммуникаций СССР по центральной оси Вильно-Минск-Смоленск-Москва, что одновременно облегчало движение по центральному направлению, но тормозило переброску сил немецкой армии на фланги (с. 23, 24).

Карта: План «Барбаросса»

План «Барбаросса»

И всё же «вопрос о том, каким образом немецкие войска овладеют Москвой в результате развития операции «Барбаросса», должен был решиться впоследствии, исходя из конкретной обстановки. Надобности в особой операции именно по захвату советской столицы в будущем могло и не возникнуть. Очевидно, предполагалось, что Москва падёт сама собой в случае развала советского сопротивления» (с. 25), — делает выводы автор. Реалии войны показали ошибки немецкого руководства в разработке и осуществлении плана «Барбаросса».
Особенности планов Третьего рейха в отношении СССР на ленинградском направлении и их реализация представлены в книге В.В. Бешанова «Ленинградская оборона»16. Данная работа посвящена аспектам обороны блокадного Ленинграда касательно боевых действий на ближних и дальних подступах к городу. Хронологические рамки — с июня 1941 до лета 1943 года.
Автор отмечает, что стратегия немецких захватчиков уникальна на данном направлении именно тем, что была применена блокада. Ленинградское направление наступления вермахта считалось одним из важнейших наряду с московским и киевским. В первую очередь это обусловлено тем, что Северная столица обладала огромным экономическим потенциалом, порядка 75 проц. продукции было оборонного значения. Существовала и пропагандистская подоплёка ввиду того, что Ленинград считался «колыбелью русской революции». Гитлеровские генералы исходили из важного стратегического и транспортного положения Ленинграда; с его захватом обеспечивались морские коммуникации по перевозке финского никеля и шведской железной руды, устанавливалась сухопутная связь с союзной Финляндией (с. 5, 6).
Исследователь сообщает, что взять город планировалось силами двух наступательных группировок (с севера — финская армия, с юга — группа армий «Север»). При этом Гитлер понимал, что только этих сил, возможно, не хватит для выполнения «неотложной задачи» по взятию Ленинграда, поэтому план «Барбаросса» предусматривал остановку сил группы армий «Центр» на рубеже Днепра и переброску их на север. Наступление на Москву до взятия Ленинграда, таким образом, не планировалось (с. 7).
Кроме того, для реализации данных планов Третьему рейху необходимо было привлечь на свою сторону Финляндию. В конце мая 1941 года в Зальцбурге состоялись финляндско-германские переговоры, где немцы намекнули на возможность совместного вторжения в СССР. Вступление Финляндии в войну кардинально облегчало положение группы армий «Север» и позволяло перерезать стратегически важную Мурманскую железную дорогу (с. 20).
Таким образом, анализ монографических исследований позволяет сделать следующие выводы.
Во-первых, агрессивные планы Третьего рейха в отношении СССР зарождались и развивались в Германии более четверти века. Об этом можно судить по опубликованным источникам, фундаментальным монографическим и научно-справочным трудам, где наиболее глубоко изучено политико-стратегическое содержание планов Третьего рейха в отношении СССР в предвоенный период (конец 1930-х — июнь 1941 года). Вместе с тем получили освещение вопросы зарождения антисоветских (антикоммунистических) идей, их синтеза с идеей необходимости расширения «жизненного пространства» до поражения общества Германии фашизмом (до 1933 г.). Также нашли отражёние исторические факты одобрения промышленной олигархией и поддержки высшим военным руководством Германии радикальных идей «русской политики».
Во-вторых, из множества аспектов планов Третьего рейха в отношении СССР и направлений подготовки их реализации в большей степени был разработан военный блок вопросов. В отечественной монографической историографии нашли отражёние 12 вариантов планов нападения на СССР, «Барбаросса» (и его первоначальный вариант — «Отто»), развитие взглядов на стратегические цели, направления и продолжительность военной кампании, планы привлечения союзников к участию в войне против СССР, изменение планов Третьего рейха в отношении СССР в зависимости от обстановки на советско-германском фронте.
В-третьих, представленные в обзоре работы призваны концептуально подтвердить и закрепить в историческом сознании государственную ответственность Германии за развязывание Второй мировой и Великой Отечественной войн, подвергая научной критике следующие фальсифицированные теории «превентивного», «оборонного» характера войны со стороны Германии; «необходимости защиты» Германии от потенциально сильного противника и возможного союзника Великобритании и США в лице Советского Союза; теории «импровизации» планов Третьего рейха в отношении СССР. Второе концептуальное историографическое направление связано с «определением» степени персональной ответственности за преступления фашизма — личной ответственности Гитлера и высшего руководства вермахта.
Результаты анализа исследований отдельных аспектов политико-стратегических планов Третьего рейха в отношении СССР, наиболее полно раскрытых в научных статьях, а также общие выводы из анализа историографии по данной теме представлены в журнале «Клио»17.

Примечания

1 Кикнадзе В.Г. Политико-стратегическое содержание планов Третьего рейха в отношении СССР// Вопросы истории. 2015. №6.
2 Анфилов В.А. Начало Великой Отечественной войны (22 июня — середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. М., 1962.
3 Фуллер Дж. Ф.Ч. Вторая мировая война 1939-1945 гг. Стратегический и тактический обзор. М., 1956.
4 Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. М., 2000.
5 См.: Признания без покаяния (Из протоколов первых допросов нацистских преступников) (Публикация В.А. Лебедева) // Воен,-истор, журнал. 1993. №9.
6 История Германии: учебное пособие: В 3 т. / Под общ, ред. Б. Бонвеча, Ю.В. Галактионова. М., 2008. Т. 2. От создания Германской империи до начала XXI века / Отв, ред. Ю.В. Галактионов; сост, науч.-справ, аппарата А.А. Мить.
7 Проэктор Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели. 2-е изд., доп. М., 1989.
8 Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны. М.. 1979.
9 Мюллер И. Вермахт и оккупация (1941 — 1944)/Пер, с нем. А. Артёмом и др.; под ред. А. Юдснкова. М., 1974.
10 Соловьёв С.П. Замыслы и планы (обзор военного планирования немецко-фашистского генерального штаба). М., 1964.
11 Жилин Л.А. Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз. 2-е изд. М., 1966.
12 Егоров Е.П. Рецензия на книгу: Жилин П.А. Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз (Расчёты и просчёты) // Вопросы истории. 1968. №3. С. 160-162.
13 Безыменский Л.А. Особая папка «Барбаросса». Документальная повесть. М, 1972.
14 Самсонов A.M. Сталинградская битва. 4-е изд.,испр, и доп. М.. 1989.
15 Мягков М.Ю. Вермахт у ворот Москвы, 1941 — 1942 / Отв, ред. О.А. Ржешевский. М., 1999.
16 Бешанов В.В. Ленинградская оборона. М.: ACT; Мн.:Харвест, 2005.
17 Кикнадзе В.Г. Политико-стратегическое содержание планов Третьего рейха в отношении СССР: обзор публикаций в научных периодических изданиях // Клио. 2015. №8 (i 04).

Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ №14-31 — 12089 «Политико-стратегическое содержание планов Третьего рейха в отношении СССР».


Сведения об авторе. Кикнадзе Владимир Георгиевич — начальник управления Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации, полковник, доктор исторических наук, кандидат военных наук, доцент (г. Москва. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Аннотация. Статья содержит обзор монографических исследований планов Третьего рейха в отношении СССР.
Ключевые слова: Третий рейх; Германия; планы в отношении СССР; обзор; монография.
Information about author. Vladimir Kiknadze — Chief of an Administration of the Research institute (military history) of the Military Academy of the Russian Armed Forces' General Staff, Colonel, D. Sc. (Hist.), Cand. Sc. (Mil.), Associate Professor (Moscow. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Summary. The article gives an overview of monograph studies of the Third Reich's plans against the Soviet Union.
Keywords: Third Reich; Germany; plans against the Soviet Union; overview; monograph.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Нацизм и Третий рейх Политико-стратегическое содержание планов Третьего рейха в отношении СССР