Багира

Вторник, 10 17th

Последнее обновлениеВт, 17 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

73 года назад, 20 июля 1944 года, рухнули последние надежды антигитлеровской оппозиции. Очередной заговор высшего офицерства вермахта потерпел фиаско — при покушении Гитлер остался жив, отделавшись лёгкой контузией и ожогами.

Покушение

Журнал: Архивы 20 века №3, август 2017 года
Рубрика: История Третьего рейха
Автор: Юлия Герда, Константин Ришес

Взрыв бомбы

Фото: полковник ШтауффенбергРядом с фюрером во время взрыва бомбы находились 24 офицера, из которых 4 погибли, многие были ранены. Либо само провидение спасло Гитлера, подарив ему ещё 9 месяцев жизни, либо вмешались более прозаичные обстоятельства. Из-за жары совещание было перенесено из закрытого бетонного бункера (в котором взрывной эффект был бы многократно сильнее) в лёгкий деревянный павильон, разлетевшийся при взрыве, а массивный дубовый стол, под который была помещена бомба, оказался необычайно прочен. Под стол бомба попала в портфеле одного из участников заговора — полковника Штауффенберга, которому за несколько минут до взрыва удалось покинуть совещание. Слышавший взрыв Штауффенберг был уверен, что приговор, вынесенный Гитлеру заговорщиками, приведён в исполнение… В полночь того же дня были расстреляны руководители оппозиции, и среди них Штауффенберг.
Далеко не сразу оказался полковник в рядах Сопротивления. До этого он сделал удачную карьеру, но одновременно многое увидел, узнал и переосмыслил. Клаус Филипп Мария Шенк граф фон Штауффенберг родился в одной из старейших аристократических семей Южной Германии. Воспитанный в духе консервативного католицизма и немецкого патриотизма, он получил отличное образование. В 1926 году 19-летний Клаус был зачислен в кавалерийский полк, потом учился в пехотном училище, а через 10 лет окончил Академию Генерального штаба. Участвовал в оккупации Судетской области, а с началом Второй мировой войны — в польской и французской кампаниях. Доводилось ему побывать и на Восточном фронте. В 1942 году, под впечатлением массовых злодеяний, совершаемых нацистами на оккупированных Восточных территориях, а также вследствие бездарного (по его мнению) ведения военных действий, он присоединился к участникам антигитлеровского заговора. В 1943 году Клаус получил назначение в танковую дивизию в Северной Африке. Там во время авианалёта был тяжело ранен, потерял левый глаз, правую руку и два пальца на левой руке.
Женившись в ноябре 1933 года, Клаус навсегда связал свою судьбу с Ниной Лерхенфельд, дочерью генерального консула Германии в Каунасе. Они встретились в Бамберге, небольшом баварском городке, ныне туристическом центре, а в начале XX века городе провинциальном и скучном. Когда же в Бамберге был расквартирован кавалерийский полк, жизнь преобразилась — молодые офицеры стали непременными гостями на местных балах. На одном из них 16-летняя Нина, приехавшая на летние каникулы к родителям, познакомилась с Клаусом. Их любовь была взаимной и бурной. Да и как Нине было не влюбиться! Высокий, стройный, начитанный, говоривший на нескольких языках, писавший стихи, любивший и знавший музыку Клаус произвёл на неё неизгладимое впечатление. Нине было лестно иметь такого жениха: её кавалерист был высокого происхождения и совсем взрослый мужчина — ему уже 23 года. Одна беда: ей самой ещё нет и 17. Поэтому помолвку совершили тайно, а поженились уже после её совершеннолетия. Нина очень любила мужа, продолжала любить и после его трагической гибели. Замуж она больше не выходила и всю свою любовь перенесла на детей, а позже и на внуков.
Первое время молодожёны жили в Бамберге, потом начались обычные скитания офицерской семьи по стране. Клаус мало бывал дома, и, как водится, все заботы о доме и детях лежали на жене. Нина часто вспоминала, каким изуродованным Клаус был доставлен из Туниса в мюнхенский госпиталь, там она не отходила от него. Потом Клаус долечивался дома, в родовом поместье Штауффенбергов. Нина с детьми сразу переехала туда из Берлина, окружила мужа заботой и теплом, помогала преодолевать моральный кризис и физическое увечье: учиться самому одеваться и есть, писать левой рукой, на которой осталось лишь три пальца. Ему было очень трудно начинать, по сути, жить заново, но рядом были любимая жена и дети. Несколько раз навещали близкие друзья. Одному из них он даже шутливо заметил, что не знает, что бы он делал со всеми пятью пальцами. Его настроение стало улучшаться. В общем, дело шло на поправку и, казалось, к выходу на пенсию, но Штауффенберг решил вернуться в строй. Он получил назначение в Берлин, в штаб Резервной армии. Теперь дома он стал ещё более редким гостем, а бывая наездами, устраивал постоянно какие-то совещания. Знала ли Нина о второй, тайной деятельности мужа? Несомненно. Не только знала, но и поддерживала мужа и была готова разделить с ним судьбу, которая (оба прекрасно это сознавали) ждала их в случае провала заговора. Разве мог бы Штауффенберг, уезжая в июле 1944 года в свою последнюю командировку в Ставку фюрера, сказать жене, если бы она не была в курсе его тайных дел: «Кто найдёт в себе мужество сделать это (речь идёт о покушении), тот войдёт в историю как предатель. Но если он это не сделает, то будет предателем перед своей совестью». Нина обратила внимание, что Клаус был в страшном напряжении, но старался не подавать вида. Прощаясь, произнёс только: «Если я провалюсь, они придут за тобой. Они придут за всеми вами. Уезжай и береги детей». Это было их последнее прощание, последний поцелуй, больше им видеться не пришлось.

Полностью уничтожить

Нина с детьми уехала в дом Штауффенбергов в Лаутлинге. Это не вызвало подозрений: у сыновей начинались летние каникулы, и переезд в деревню выглядел естественно. Утреннее радио 21 июля принесло страшное сообщение о провале покушения и расстреле его участников. Потрясённая известием о гибели мужа, Нина ничего не смогла предпринять — уже на следующий день гестапо арестовало её и детей. Единственное, что она до ареста успела сделать ради детей, это, прибегнув ко лжи во спасение, попыталась объяснить им, что их отец верно служил фюреру, но допустил серьёзные ошибки, за что и был наказан. Ведь старших сыновей (им было 10 и 8 лет) тоже могли подвергнуть допросу, и они должны были «правильно» ответить. 3 августа
1944 года рейхсфюрер СС Гиммлер, выступая по радио, заявил: «Семья Штауффенберг будет полностью уничтожена». Но детей не уничтожили, под фамилией Майстер вместе с детьми других заговорщиков их поместили в сиротский приют в Нижней Саксонии, где они находились до прихода союзников. Дети Нины и Клауса только через несколько лет после войны узнали, кем в действительности был их отец.
Нина на момент ареста ждала пятого ребёнка, и это спасло ей жизнь: после пятимесячного пребывания в концлагере её перевели в тюремный лазарет во Франкфурте, где в январе 1945 года родилась дочь Констанция, никогда не увидевшая своего отца. Несчастья продолжали преследовать Нину: в 1944 году, не выдержав испытаний, умер её отец, через год умерла отправленная в концлагерь мама. После окончания войны Нина сумела найти детей, и они всей семьёй вначале собрались в Лаутлинге, а после восстановления родительского дома под Бамбергом переехали в него. Нужно было начинать жизнь сначала, заново налаживать отношения с окружающими, для многих из которых Нина была вдовой предателя, активного участника заговора против их обожаемого фюрера.
Прошли годы, прежде чем изменилось мировоззрение немцев, когда им открылась истинная суть нацизма, а полковник Клаус фон Штауффенберг и его товарищи по борьбе были признаны подлинными патриотами Германии. Нина нашла в себе силы преодолеть отчуждение, включилась в работу по налаживанию связей местного населения с оккупационной администрацией. Занималась воспитанием пятерых детей. До самых преклонных лет она жила активно, вела обширную переписку, принимала посетителей из разных стран. Все дети Штауффенбергов получили образование, старшие сыновья сами стали родителями, порадовав Нину внуками. Первый её сын, Бертольд, пошёл по стопам отца — он генерал-лейтенант вермахта. В известном фильме «Валькирия», посвящённом покушению 20 июля 1944 года, роль Клауса исполняет Том Круз, а говорит голосом отца Бертольд. Появившаяся на свет в тюрьме Констанция давно живёт с мужем в Швейцарии. Там она издала посвящённую матери книгу «Нина Шенк фон Штауффенберг. Портрет». А Нина скончалась в апреле 2006 года на 93-м году жизни. Рядом с её надгробием на кладбище маленького городка Кирхлаутер растёт прекрасная вьющаяся роза, выведенная немецким селекционером и названная им «Нина фон Штауффенберг».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить