Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Одному из главных гестаповских палачей — доктору Йозефу Менгеле, ставшему олицетворением ужасов Третьего рейха, выпала длинная и вполне комфортная жизнь. Родившись в 1911 году, Менгеле умер в 1979-м и только лишь потому, что во время купания в океане у него случился инсульт. И никакие 40 тысяч человеческих жизней, которых он сжёг в печах крематориев, замучил на операционном столе, отравил ядами, не потревожили его безмятежную душу. А может, Менгеле и вовсе не был человеком?

Ангел смерти

Журнал: Загадки истории №6/С, 2012 год
Рубрика: Злодеи
Автор: Антон Дарькин

Генетик променял свой талант на карьеру эсэсовского палача!

Фото экспериментов Йозеф МенгелеЕщё будучи мальчиком, Йозеф был уверен, что когда-нибудь его имя золотыми буквами впишут в историю науки. Происходил он из стремительно разбогатевшей семьи, а так как был старшим сыном фабриканта, отец считал, что передаст ему своё прибыльное дело. Йозеф проявил характер. Он отправился учиться на философский факультет Мюнхенского университета. Тогда к власти только что пришёл Гитлер. Менгеле увлёкся вопросами расологии. Защитив диссертацию по философии, он продолжил обучение на медицинском факультете во Франкфурте-на-Майне. Успел его окончить и защититься, даже недолго поработал на тогдашнее светило Отмара фон Фершуера. А потом началась война. Идеи нацизма с боем пробивали себе дорогу в мир, и Йозеф не мог оставаться в стороне.

Выжить, чтобы убивать

В 1938 году он вступил в нацистскую партию и СС. Далее началась боевая биография доктора Йозефа, которого близкие называли ласковым уменьшительным именем Беппе (сокращённое от итальянского Джузеппе). Он служил в качестве врача в танковой дивизии «Викинг», вёл себя геройски и лично вытащил из горящего танка двоих товарищей. После лечения в госпитале его комиссовали. Два года, проведённые на Восточном фронте, он мечтал об одном: вернуться к прерванной работе, к своим экспериментам. К пробиркам, скальпелям, щипчикам, зажимам и подопытному материалу — кроликам и крысам. Новый приказ был несколько непонятным: его направляли для медицинской работы в концентрационный лагерь Аушвиц. Менгеле смутился: какое отношение генетика имеет к медицинской помощи заключённым? Но старший товарищ, научный руководитель института, где до войны работал доктор, успокоил: в лагере ему будут созданы великолепные условия работы. Как и прежде, трудиться он будет на родной институт. Но почему не в самом институте, а в лагере? Ответ был прост: там огромное количество расходного материала…

Неподкупная наука

Первая самостоятельная работа Йозефа была связана с определением расового типа по строению нижней челюсти человека. Тема для Германии середины 30-х годов популярная и актуальная. Тогда целые команды учёных ворошили труды предшественников, посвящённые дегенерации человечества, например, активно изучали книги русского доктора Ивана Сикорского и изобретали приборы для выявления расовых черт. Так появился простой и удобный «пластиметр», имеющий вид железной линейки с двигающейся шкалой, для измерения черепа. Приборы, к сожалению, показывали только результаты измерений. Под результаты следовало подвести теорию.
Работа молодого Менгеле как раз и позволяла путём наименьших измерительных затрат более точно определять, к какому расовому типу относится измеряемый — то есть ариец он или же недочеловек.
Оказавшись в лагере, чистоплотный и предельно чувствительный к антисанитарии доктор был неприятно удивлён: в бараках наблюдалась скученность, грязь, заключённые не соблюдали элементарные правила гигиены. Не удивительно: в основном подопечными Менгеле оказались цыгане, согнанные в Аушвиц из славянских стран.
Когда Менгеле принял назначение, в Аушвице начиналась эпидемия сыпного тифа. Первое же решение Менгеле было отвратительно жестоким, но в духе военного времени: для прекращения эпидемии больных и заражённых уничтожить. Для предотвращения подобных ситуаций в будущем Менгеле приказал ужесточить сортировку новоприбывших. По воспоминаниям бывших заключённых Аушвица, в сортировке он принимал личное участие, отделяя больных, слабых и старых от молодых и здоровых особей, которых можно было в дальнейшем использовать как подопытных.
Впервые в своей жизни Менгеле оказался в ситуации, когда мог проводить любые эксперименты на человеке. В лагере его прозвали Ангелом смерти, или просто — Доктор Смерть.
Между научными институтами Германии, фармацевтическими компаниями и лагерями смерти существовали договоры на проведение ряда необходимых им исследований. Доктор Менгеле работал для программы Отмара фон Фершуера по изучению близнецов (благодаря этой программе Фершуер получил всемирную известность и признание) и был включён в амбициозный проект нобелевского лауреата профессора Адольфа Бутенандта.
Для программы по изучению близнецов Менгеле проводил многочисленные опыты с оказавшимися в лагере близнецами, в основном — с детьми. Этих детей он измерял, взвешивал, подвергал многочисленным анализам. Для опытов детей обычно разделяли: один близнец подвергался лекарственному или хирургическому вмешательству, другой считался контрольным экземпляром. Иногда обработке подвергались оба ребёнка: доктор проводил вливание незначительного количества крови от близнеца близнецу и тщательно протоколировал эксперимент. Особое внимание уделялось вопросу изменения цвета радужки глаз. Доктор воздействовал на радужку инъекциями красящих составов, стремясь превратить карие глаза цыган в небесно-голубые глаза арийцев. Результат был нулевым. Вливания крови и полное переливание тоже никаких обнадеживающих результатов не давали: неарийцы так и оставались неарийцами. Проводил он и «сращения» близнецов (операция, противоположная разъединению сиамских близнецов), и частичное сращение с чужеродными кожей или тканями, но тоже неудачно. Со своими подопытными Менгеле был мягок и вежлив, но кромсал их и изучал без жалости и наркоза. Расходный материал убывал, но всегда пополнялся с приездом нового эшелона.
Были и срочные военные заказы, над которыми Менгеле работал совместно с другими врачами. Особый интерес у руководства рейха вызывало увеличение выживаемости немецких лётчиков и моряков в условиях переохлаждения. Для этого «расходный материал» (молодых мужчин) подвергали переохлаждению, регистрируя момент, близкий к клинической смерти, а затем пытались оживить. Для оживления использовали подопытных женщин: ими обкладывали полумертвых мужчин, чтобы восстановить им кровообращение и вызвать пробуждающее к жизни сексуальное влечение. В результате была разработана методика спасения, которой пользуются и сегодня. Правда, женщины для этого не нужны. Хуже было с другими опытами, связанными с падением или повышением давления до недопустимого. Подопытные стопроцентно гибли. Единственный вывод, который был сделан: при полётах на больших высотах кабина пилотов должна быть герметичной. Чтобы прийти к этому выводу, докторам приходилось месяцами наблюдать, как мозги «расходного материала» растекаются по стеклу барокамеры.
Препараты из органов и крови «расходного материала» Менгеле направлял заказчикам, туда же шла кожа подопытных, а скелеты и черепа сдавались под расписку для музеев рейха. Именно эти головы и скелеты для музеев стали основной причиной казни директора «Аненербе» Вольфрама фон Зиверса.

Бегство за океан

После освобождения русскими Польши Менгеле на короткое время (была уже весна 1945 года) оказался в лагере Равенсбрюк. Там его застало известие о капитуляции рейха. Доктор сменил мундир СС на форму офицера вермахта и сдался союзникам. Его не задержали, поскольку не смогли установить личность.
Несколько лет он прожил в Баварии, стремясь не быть на виду, а потом, когда было оглашено решение Нюрнбергского трибунала, пользуясь «крысиными тропами», уехал из опасной Европы в Латинскую Америку. Охотники за нацистами так до него и не добрались.
Он сменил несколько латиноамериканских стран и умер обычной смертью пожилого человека: утонул во время неожиданного инсульта на бразильском пляже. Это случилось в 1979 году.
Семья знала, где скрывается старый доктор, поддерживала его материально и не выдала на расправу. Но сын Менгеле, выросший без отца, немолодой уже человек, невероятно стыдится того, чем прославился Йозеф Менгеле. Он даже посетил Израиль и извинился за отца перед жертвами Холокоста. Сам же доктор жалел только об одном: после войны он был лишён возможности заниматься наукой и прожил чью-то чужую жизнь.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить