Терроризм и теракты

Багира

Пятница, 05 25th

Последнее обновлениеПт, 25 Май 2018 8pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Об этих событиях советские средства массовой информации сообщали очень скупо: тогда-то в таком-то городе случилось ЧП, имеются пострадавшие. Считалось, что в государстве рабочих и крестьян нет места террористическим актам. Только в 1989 году тогдашний руководитель КГБ Владимир Крючков в интервью газете «Известия» признался: на территории СССР в 1970-1980-х ежегодно происходило от 40 до 50 взрывов преступной направленности, а органы госбезопасности выявили свыше 1500 человек, осуществивших или планировавших их. Трём наиболее резонансным преступлениям такого рода посвящена данная статья.

Три теракта в СССР

Журнал: Тайны 20-го века №12, март 2018 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Элина Погонина

Месть за маленький рост

Фото: теракты в СССРСамым знаменитым делом террориста-одиночки стал подрыв автобуса в Краснодаре в 1971 году. Его исполнителем был Пётр Волынский, признанный душевнобольным. Он родился в 1939 году, окончил Кубанский медицинский институт. Некоторое время работал врачом-терапевтом в разных поликлиниках,
Подрывника опознали чудом выжившие в салоне автобуса но из-за жалоб пациентов (в частности, в одной из них указывалось, что он прижигал больному пальцы спиртовкой) его уволили, после чего Волынский трудился подсобником на стройке, а позже — грузчиком на складе бытовой химии. Именно здесь он брал материалы для изготовления взрывных устройств.
Волынский страдал комплексом неполноценности, связанным с маленьким (чуть выше 160 сантиметров) ростом. Он мечтал создать Лигу низкорослых людей и даже разработал её устав, где низкорослые признавались уникально одарёнными и должны были объединиться для уничтожения высоких граждан, а также руководящих работников, которые мешают созданию Лиги.
В январе 1971 года Пётр Волынский заминировал вход в квартиру профессора Николая Хромова, на которого затаил обиду со времён института. Взрывное устройство размещалось в огнетушителе и приводилось в действие по сигналу будильника. Однако взрыв не состоялся,
потому что гости Хромова обнаружили устройство и срочно вызвали милицию. Но сотрудники правопорядка почему-то посчитали действия неизвестного террориста простым хулиганством. Они выбросили огнетушитель в реку Кубань и не стали искать преступника.
Неудачной оказалась и вторая попытка Волынского — он хотел пронести бомбу в чемодане в кинотеатр «Аврора» в то время, когда там проводила мероприятие городская Администрация. Террориста не пустили — у него не было пригласительного билета.
14 июня 1971 года около 8:30 утра Волынский вошёл в автобус городского маршрута №1, поставил чемодан с бомбой возле бензобака и вышел на следующей остановке.
Взрыв был настолько сильным, что автобус подбросило в воздух. На месте погибли пять человек, ещё пятеро позже скончались в больнице. Девяносто человек пострадали — в основном от металлических шариков, которыми было начинено взрывное устройство.
По свидетельствам пассажиров составили портрет человека, оставившего чемодан. Волынского арестовали через два дня — однако он был признан невменяемым и помещён в спецлечебницу. На допросах он утверждал: убивал из-за того, что высокие люди всячески принижают низкорослых, отлавливают и кастрируют их.

Бомба в утятнице

8 января 1977 года в Москве произошла серия из трёх взрывов: в 17:33 в вагоне метро между станциями «Измайловская» и «Первомайская», в 18:05 в продуктовом магазине №15 Бауманского райпищеторга и в 18:10 рядом с продовольственным магазином №5 на улице 25-летия Октября. В результате погибли семеро человек (все при первом взрыве в метро) и 37 получили ранения.
Эксперты установили, что сработавшее в метро самодельное взрывное устройство было спрятано в чугунной утятнице. Такие выпускались только в Харькове — и расходились по югу СССР.
Кроме того, сохранился клочок дорожной сумки, в которой находилась утятница с тротилом. Долго не получалось найти фабрику, где изготовляли такие сумки. Помогла случайность — сотрудник КГБ, дежуривший в аэропорту Ташкента, обратил внимание на женщину с сумкой, похожей на ту, что фигурировала в ориентировке. Парень тут же купил женщине новую, а эту забрал и передал руководству. На ярлыке в качестве производителя значилась Ереванская кожгалантерейная фабрика.

Знаете ли вы что…

В 1976 году студенты из Гайаны захватили в Москве, в доме №148 по Ленинскому проспекту, консула своей страны и, угрожая ему топором, потребовали увеличения стипендий. Ситуацию удалось разрешить мирным путём.

2 ноября того же 1977 года в зале ожидания Курского вокзала была обнаружена сумка с взрывным устройством. Капитан милиции Курашин вынес её в безопасное место и вызвал взрывотехников (за эти действия он позднее был награждён орденом Красной Звезды). Начинка и детали устройства были идентичны тем, что применялись 8 января. Но главное — в сумке были обнаружены новые улики: спортивная куртка, пошитая в Ереване, и шапка-ушанка.
Следователи стали отрабатывать версию, что преступник или преступники, оставив сумку, уехали на поезде. По всем железным дорогам передали ориентировку: разыскивается человек без шапки и верхней одежды. План сработал. На границе Грузии и Армении в вагоне поезда Москва-Ереван был обнаружен рабочий Акоп Степанян 1949 года рождения. Он был в спортивных брюках от того же костюма, что и оставленная на вокзале куртка. Ехал он вместе с товарищем, художником Завеном Багдасаряном, 1954 года рождения. Обоих задержали и этапировали в Ереван. При обысках в их квартирах нашли взрывчатку.
Степанян и Багдасарян «сдали» руководителя акций — Степана Затикяна, который, по их словам, был одержим идеями национализма и внушил подельникам, что нужно наказать русских за угнетение армянского народа.
Затикян ещё в 1966 году, будучи студентом Ереванского политехнического института, вместе с несколькими друзьями основал нелегальную «Национальную объединённую партию Армении», конечной целью которой провозглашался выход республики из состава СССР. Группа националистов имела подпольную типографию и выпускала газету «Парос» («Маяк»).
В 1968 году основатели партии были арестованы, их осудили за антисоветскую агитацию и пропаганду. В 1975 году, уже после отбытия срока заключения, Затикян подавал заявление о выезде из СССР, но получил отказ. Степанян и Багдасарян, соседи Затикяна и члены его партии, стали непосредственными исполнителями терактов, сам же руководитель в это время оставался в Ереване.
Дело рассматривалось Верховным судом СССР в январе 1979 года. Все трое террористов были приговорены к расстрелу.
Решение суда вызвало неоднозначную реакцию среди правозащитников. В частности, академик Андрей Сахаров обнародовал «Обращение к мировой общественности», где высказывал версию, что взрывы — дело рук сотрудников КГБ, желающих опорочить диссидентское движение, и требовал провести новое тщательное расследование и открытый суд.
Но Президиум Верховного совета СССР отклонил все ходатайства, и 30 января 1979 года приговор был приведён в исполнение.

Сорванный урок

17 декабря 1981 года в городе Сарапуле (Удмуртия) произошёл первый в истории Советского Союза захват учебного заведения. Двое военнослужащих, дезертировав из части, с автоматами пришли в школу №12 по улице Горького. По словам педагогов, они утверждали, что кто-то из школьников нашёл и спрятал противотанковые мины, и им нужно поговорить с учениками.
Одним из преступников был Ахметжан Колпакбаев 1960 года рождения, казах. Второй — русский, Александр Мельников, уроженец Челябинской области. Преступники взяли в заложники 25 учеников десятого класса, занимавшихся в кабинете биологии на втором этаже трёхэтажного здания.
Учительница оставила солдат с детьми, а сама пошла к директору, чтобы рассказать о спрятанных минах. За это время дезертиры закрыли двери изнутри и заставили школьников завесить окна плакатами.
Когда встревоженные педагоги постучали в класс, их встретила автоматная очередь (правда, Колпакбаев, как потом выяснилось, намеренно стрелял в потолок). Затем одного ученика выпустили, чтобы он озвучил требования террористов: дать им много денег (точная сумма не указывалась) и предоставить самолёт до США.
О взятии заложников тут же доложили в Москву, по личному распоряжению председателя КГБ СССР Юрия Андропова в Сарапул были срочно направлены бойцы группы «Альфа».
Но ведущую роль в переговорах и последующей нейтрализации террористов сыграл местный капитан КГБ Владимир Орехов. Он связался с преступниками через школьный радиоузел и упросил ничего не предпринимать, потому что нужно время, чтобы сделать им загранпаспорта.
Дезертиры были уверены, что их требования выполнят. Настолько, что даже отпускали школьников в туалет. Правда, с угрозами, что если они не вернутся, то пострадают их оставшиеся товарищи. Более того — сами террористы тоже по очереди ходили в туалет. К тому времени бойцы «Альфы» уже находились в здании школы (чтобы не шуметь, им пришлось снять ботинки и передвигаться в носках), но брать кого-то из преступников не стали — ведь второй мог открыть стрельбу по детям.
Владимир Орехов вошёл в доверие к террористам. Преступники открыли дверь — и Орехов вошёл в класс. Сказал, что документы готовы. И скомандовал школьникам идти на выход. Ребята ушли. Орехов спросил:
— Ну что, я пошёл за документами?
Террористы согласились, Орехов вышел из помещения. В классе остались только преступники. С ними быстро разобрались бойцы «Альфы», дезертиры даже не успели применить оружие.
Суд состоялся через несколько месяцев, Ахметжан Колпакбаев как инициатор теракта получил 13 лет заключения, Александр Мельников — восемь. По некоторым сведениям, Колпакбаев после выхода из заключения всё-таки уехал в США.
А операция по освобождению заложников была признана образцовой — ведь в результате её проведения никто не пострадал.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Терроризм Три теракта в СССР