Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 6am

Большинство материалов расследования серии террористических актов, произошедших в разных местах Москвы в 1977 году, засекречены до сих пор. Что хранят архивы чекистов, неизвестно, а то, что написано и рассказано о тех событиях, порождает больше вопросов, нежели даёт ответов.

Бомбы из утятниц

Журнал: Мир криминала №16, август 2017 года
Рубрика: Обратная сторона СССР
Автор: Валерий Ярхо

Фото: теракт в московском метроТри взрыва, прогремевших вечером 8 января 1977 года в разных частях Москвы, подняли по тревоге все оперативные службы КГБ и МВД. Больше всего бед наделала бомба, разорвавшаяся около половины шестого вечера в вагоне поезда метро на перегоне между станциями «Измайловская» и «Первомайская» — семь человек погибли и ещё около сорока получили ранения. Во время двух других взрывов в торговом зале магазина №15 на улице Дзержинского (ныне Большая Лубянка) и возле магазина №5 на улице 25 Октября (ныне Никольская) были ранены несколько человек.

По следу террористов

По горячим следам на местах преступлений оперативники опросили более пяти сотен свидетелей, но никто не смог толком описать тех, кто заложил бомбы. Не принесли результатов проверки автотранспорта на выезде из города, тотальная проверка документов и багажа пассажиров на вокзалах и в аэропортах.
На поиск террористов были брошены лучшие силы, в распоряжение которых предоставили все возможные ресурсы. Несмотря на тщательно проводившиеся поиски, следствию удалось установить только, что при подготовке бомб использовали чугунные утятницы, в каждую из которых поместили более килограмма смеси тротила и аммиачной селитры, а для подрыва использовали часовые механизмы, изготовленные из дешёвеньких будильников. Взорвавшаяся в метро бомба была уложена в сумку из коричневого кожзаменителя. Но дальше этих выводов следствие не продвинулось.
В октябре того же 1977 года на Курском вокзале один из пассажиров обратил внимание на оставленную без присмотра чужую сумку из коричневого кожзаменителя. Заглянув в сумку, он обнаружил утятницу с заваренной крышкой, идущие от неё провода к будильнику. О странной находке любопытный пассажир дал знать милиции, и машина сыска тотчас же завертелась.
Кроме бомбы в сумке нашли ещё шапку-ушанку и спортивную куртку с олимпийской эмблемой. На подкладке шапки обнаружили несколько курчавых чёрных волос. Незамедлительно по всем южным направлениям были даны ориентировки, и поисковая группа милиции, проверявшая на границе Грузии и Армении поезд Москва-Ереван, обратила внимание на двух молодых людей, назвавшихся Завеном Багдасаряном и Акопом Степаняном. У обоих не было при себе документов. На Багдасаряне были тренировочные брюки, подходившие под описание, и рубашка. Никакой другой одежды и багажа у него не имелось.

Армянские подпольщики

Под усиленным конвоем Багдасаряна и Степаняна доставили в Ереван, куда самолётом вылетела группа московских чекистов во главе с руководившим розыском шефом контрразведки генералом Удиловым. Позже в своих мемуарах генерал утверждал, что руководство республики и местные коллеги поначалу высказывали сомнения в том, что в московских терактах есть «армянский след». Первый секретарь ЦК компартии Армении Демирчан, собираясь в Москву на празднование юбилея революции, до своего возвращения никаких активных действий предпринимать не рекомендовал. Но едва он отбыл, как московские оперативники произвели обыски в домах подозреваемых, рабочего Акопа Степаняна и художника Завена Багдасаряна, которые были в родстве между собой. При обысках у них нашли части механизмов, похожих на те, из которых было собрано взрывное устройство бомбы, найденной на Курском вокзале. После предъявления этих улик арестованным Багдасарян заявил, что они со Степаняном получили эти детали от своего соседа Степана Затикяна.
Армянским чекистам Затикян был давно известен как участник националистического движения. Он окончил школу с золотой медалью и поступил в ереванский Политехнический институт. Вскоре студент Степан Затикян стал членом подпольной «Национальной объединённой партии Армении», ставившей целью создание независимого армянского государства, в состав которого должны были войти иконно армянские земли, отошедшие Турции. В 1968 году подпольная организация была раскрыта, её члены арестованы и осуждены на различные сроки заключения.
Отбыв наказание, Затикян вернулся в Ереван и устроился на ереванский электромеханический завод сборщиком трансформаторов, женился, стал отцом двоих детей. В 1975 году Затикяны объявили о желании выехать из страны, но им отказали в визах.
Следствие установило, что в январе 1977 года Затикян из Еревана не выезжал. В сентябре его вызывали в КГБ и беседовали с ним около 12 часов, совершенно не затрагивая темы терактов. Дело в том, что все обвинение против него строилось на показаниях Степаняна и Багдасаряна, которые утверждали, что Степан собирал бомбы для московских акций и направлял их действия. И действительно, при обыске в доме Затикянов под клеёнкой на кухонном столе нашли рисунок схемы взрывного устройства.

Степан Затикян

Все эти доказательства предъявили товарищу Демирчану, который, возвратившись из Москвы, прямо из аэропорта отправился в республиканское КГБ и потребовал объяснений. Руководитель республики принуждён был отступиться. Троих подозреваемых этапировали в Москву, где более года велось следствие по делу о взрывах.

Тайны закрытого процесса

Подозреваемых в подготовке и совершении терактов Степаняна, Багдасаряна и Затикяна судили в январе 1979 года. Длившийся чётыре дня процесс был закрытым, но по желанию высшего руководства страны велась подробная киносъёмка. О том, что происходило в зале суда, сохранились лишь отрывочные сведения. Известно, что Затикян свою вину категорически отрицал, Степанян признал вину частично, только Багдасарян признал себя виновным. Неизвестно какие доказательства вины приводились, но всех троих приговорили к смертной казни и через пять дней после вынесения приговора расстреляли, не дав шанса на обжалование приговора и прочие, обычные в таких случаях, юридические процедуры.
Из материалов процесса на сегодняшний день доступным стал лишь фрагмент видеозаписи последнего слова Затикяна, когда он заявлял, обращаясь к судьям:
— Я уже неоднократно говорил, что отказываюсь от вашего судилища и ни в каких защитниках не нуждаюсь! Я сам обвинитель, а не подсудимый, вы неподвластны меня судить.
А потом на армянском добавил:
— Передайте другим — нам остаётся месть и только месть!
И это всё. Толковать же эти слова можно как угодно.
Так как материалы скрыты под грифом «Секретно», до сих пор нет ответа на целый ряд вопросов. Главный из них: чего, собственно, могли добиваться армянские националисты, устраивая взрывы в Москве? Ответа на этот вопрос на суде не прозвучало.
Следующий, не менее важный вопрос: кто их научил делать бомбы с часовым механизмом и откуда они взяли 10 килограммов мощной взрывчатки? Смесь тротила с аммиачной селитрой на дороге не найдёшь и на рынке не купишь. Ответа опять нет.
Когда и как доставили в Москву бомбы? Как покинули город после январских взрывов, когда его прочёсывали частым гребнем большой облавы?
Совершенно непонятно, почему, снаряжая чётвёртую бомбу осенью 1977 года, Багдасарян положил в сумку свою куртку-олимпийку? И откуда в сумке шапка-ушанка… в октябре? В Ереване ушанка в это время совсем не нужна, да и в Москве для такого головного убора ещё рановато. Впрочем, не исключено, что Степаняну и Багдасаряну нечем было замаскировать заряд, и, чтобы прикрыть его, они пихали в сумку всё, что им подвернулось под руку.
Картинка складывалась странная: легко одетые и без документов, но с бомбой в сумке, террористы поехали в Москву, использовали часть скудного гардероба для маскировки заряда, оставили бомбу в зале ожидания вокзала и, не дождавшись результата, тут же подались обратно.
Совершенно непонятно, зачем Затикян хранил дома схему бомбы. Боялся, что забудет? Да и тайник для чертежа подобрал замечательный — под клеёнкой кухонного стола, самое для таких убийственных улик подходящее местечко!
Перебирая выскользнувшие из-под секретных грифов факты, невольно приходишь к мысли о том, что если все, что им приписывают, проделали действительно обвиняемые, то действовали они как последние идиоты. Тогда, может быть, и цель их акций была какая-нибудь самая дурацкая, нормальным людям непонятная?! Внятного ответа на этот вопрос нет. Те, кого обвиняли, давно мертвы. Те, кто их уличал, упорно отмалчиваются. И именно это кажется чертовски подозрительным! Возможно, за исполнителями терактов стояли очень влиятельные силы, а сами террористы были всего лишь пешками в чьей-то большой игре…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Терроризм Бомбы из утятниц