Багира

Пятница, 04 20th

Последнее обновлениеЧт, 19 Апр 2018 1am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Мария Фёдоровна, датская княжна, мать последнего русского царя Николая II, в течение 28 лет — с 1866 по 1894 год — состояла в счастливом браке с Александром III. После кончины мужа вдовствующая императрица связала свою жизнь с князем Георгием Дмитриевичем Шервашидзе. До сих пор спорят о том, заключили они законный брак или нет.

Мария Фёдоровна: Выйти замуж за обер-гофмейстера

Журнал: Загадки истории №15, апрель 2018 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна была тайной супругой абхазского князя?

Фото: Мария ФёдоровнаИстория отношений князя Шервашидзе и Дагмар, вдовствующей императрицы, полна тайн и недомолвок. Но одно очевидно: аристократ-южанин до самой своей смерти оставался верен Минни, как называли Марию Фёдоровну близкие люди.

Знакомство с вице-губернатором

18-летняя датчанка вышла за наследника русского престола в 1866-м и родила ему шестерых детей. Россия стала для неё родной и близкой страной. Императрица чувствовала себя здесь как дома и смело путешествовала по империи. Когда она познакомилась с Шервашидзе? Скорее всего, в 1888-м, когда августейшая семья приезжала в Новый Афон с тем, чтобы осмотреть обустраиваемый там монастырь. В то время Георгий Дмитриевич занимал пост вице-губернатора Тифлиса. Конечно, худощавый кавказец в белоснежной черкеске не мог не привлечь внимания женщины. Он был воспитан и галантен.
Князь Шервашидзе, как и Мария Фёдоровна, родился в 1847 году. По матери он был даже большим аристократом, чем по отцу: по этой линии Георгий происходил из древнего рода Дадиани, владетелей Мегрелии.
Мальчик рано осиротел, и воспитывали его в семье командующего русскими войсками в Абхазии Колюбакина. Образование он получил в частных пансионах Франции и России. В 22 года Шервашидзе женился на баронессе Марии Николаи, которая по материнской линии происходила из аристократического рода Чавчавадзе. Отцом супруги Георгия был министр просвещения при дворе Александра III…
В 1888 году, во время визита царской четы в Новый Афон, князь произвёл такое хорошее впечатление на монарха, что в следующем году он стал губернатором Тифлиса.
Назначение можно было связать не только с личной симпатией, которую завоевал кавказский аристократ, но и с интересом царской семьи в дружбе с ним. Дело в том, что в начале 1890-х Георгий Александрович, младший брат будущего царя Николая II, заболел туберкулёзом в тяжёлой форме. Семья специально для больного сына построила небольшой дворец в Абастумани. Теперь молодой великий князь жил там безвылазно: на болезнь благотворно действовал горный воздух. Его довольно часто навещали родные. Георгий Дмитриевич стал кем-то вроде опекуна для несчастного молодого человека. Тем самым он ещё больше приблизился к императорской семье.

«Чудной и приятный»

Мария Фёдоровна не скрывала от мужа своей симпатии к Шервашидзе. Она писала супругу: «Губернатор Шервашидзе входит в наше повседневное общество. Меня он развлекает, такой чудной и приятный!».
Историки до сих пор спорят о том, когда между императрицей и князем появились особые отношения: ещё в Грузии или уже в России? Это остаётся неизвестным. Но, как бы то ни было, в 1897 году — через три года после кончины супруга — вдовствующая императрица затребовала Шервашидзе к себе в Петербург. А вскоре назначила его обер-гофмейстером — то есть он заведовал двором императрицы.
Интересно, что впоследствии князь расторг свой брак. Вот как об этом пишет современник: «Князь развёлся с женой и, оставив её вместе с сыном Дмитрием в Тифлисе, уехал в Россию. В Петербурге Георгий Дмитриевич в скором времени стал спутником жизни императрицы Марии Фёдоровны».
Расставание с супругой ясно свидетельствует о том, что князь надеялся не только на высокую должность в столице: его планы распространялись гораздо шире.
В 1899 году сын Шервашидзе Дмитрий писал своей матери: «Папа мне однажды сказал, что он не раньше успокоится, как увидев меня на престоле».
Неясно, на что надеялся фаворит вдовы, но высокая самооценка его наследника говорит о том, что Георгий Дмитриевич считал себя самым близким человеком Марии Фёдоровны. Возможно, самонадеянность юного грузина связана с тем, что в том же 1899-м в Грузии скончался от чахотки Георгий Александрович. Несчастная мать, по всей видимости, нашла поддержку у самого близкого человека — князя Шервашидзе. И тот со всей силой ощутил свою выдающуюся роль в её жизни.
Так заключили они брак или нет? В советское время вышли дневники фрейлины Анны Вырубовой, в которых утверждалось, что да. Позже выяснилось: автором фальшивых мемуаров был писатель Алексей Толстой.
Некоторый свет на отношения двух аристократов пролили дневники самой Марии Фёдоровны, найденные в 90-е годы прошлого столетия. Уже после 1910 года князь Шервашидзе становится их главным героем. Почему так поздно? Ведь к тому моменту он был в Петербурге уже более десятка лет. Скорее всего, до этого момента здоровье любимого князя не заботило Марию Фёдоровну. Но оба они — одногодки — старели. И вдовствующая императрица стала волноваться за близкого человека.
Вот записи из её дневника, датированные зимой 1916 года. Запись от 6 января: «Шервашидзе не пришёл из-за простуды». От 26 января: «Шервашидзе был у меня в первый раз после болезни». Две недели спустя, 11 февраля. Её Величество пишет: «Шервашидзе не выходит на улицу по причине нездоровья». 13 февраля: «Шервашидзе всё ещё нездоров». 6 декабря: «У Шер-ва внезапно начался насморк, и он ушёл».
Сам царь Николай II также в своём дневнике стал упоминать друга матери. Например, там есть запись об обеде, на который мать пришла с Шервашидзе.
Теперь грузинский князь сопровождал мать императора в заграничных поездках. Для него в царском поезде оборудовали специальный вагон.
Многие представители высшей русской аристократии терпеть не могли приближённого к царской чете Григория Распутина. Образованные русские дворяне без всякого тепла относились и к самому императору. Но князь Шервашидзе никого особенно не раздражал: он был образован и любезен. Вот как о нём отзывались современники: «…князь Шервашидзе был большой оригинал, очень начитанный, наблюдательный, отличался находчивостью в затруднительных случаях и весьма своеобразно мыслил и говорил о разных исторических событиях».
Знакомые отмечали его «страсть к старине, к историческим исследованиям и собиранию портретов, миниатюр и гравюр».
Именно Шервашидзе стал человеком, через которого императрице передавали важные — и теперь практически всегда неприятные — новости.

Верный друг

Георгий Дмитриевич был человеком опытным в придворных интригах. Он отлично фильтровал информацию, которую ему доставляли для того, чтобы он передал её Марии Фёдоровне. Например, когда ему сообщили о том, что заговорщики во главе с Гучковым вынудили Николая II отречься от престола, он не поверил и не стал расстраивать свою покровительницу. И — что интересно — оказался прав.
Правда, 5 марта (по старому стилю) 1917 года Шервашидзе не удалось скрыть от Марии Фёдоровны, что её старший сын отрёкся от престола. А вслед за ним — и его младший брат Михаил Александрович.
Низложенный царь встретился с матерью в Могилёве. Он вместе с ней и Шервашидзе отстоял службу в церкви. На следующий день представители новой власти арестовали Николая II. Больше они с матерью не виделись.
О расстреле царской семьи Мария Фёдоровна и её спутник узнали из газет. И не поверили новости: слишком тяжела она была…
После Октябрьской революции, когда вдовствующая императрица оказалась далеко не в фаворе у новой власти, Георгий Дмитриевич показал себя с самой лучшей стороны. Он массу усилий приложил к тому, чтобы Марию Фёдоровну приняли в какой-нибудь западной стране. Те, кто подозревал его в корыстном отношении к матери последнего русского царя, затихли. О собственном отъезде в письмах представителям иностранных правящих домов он не писал ни слова.
Романову и Шервашидзе разлучила смерть: Георгий Дмитриевич скончался 26 марта 1918 года в Ялте. Как на грех, страницы дневника Марии Фёдоровны, помеченные этим периодом, утрачены.
Через полгода она писала: «Уже 6 месяцев со дня кончины дорогого, милого Шервашидзе! Всё так же остро ощущаю эту страшную утрату… Отправились в церковь Ай-Тодор, а затем — панихида у могилы Шерв.».
В 1919 году король Велибритании Георг V прислал за Марией Фёдоровной линкор «Мальборо», на котором она уплыла из страны вместе с семьёй дочери Ксении.
Мария Фёдоровна Романова скончалась в родной Дании в 1928 году.


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Необычные люди Выйти замуж за обер-гофмейстера