Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Кто немного знаком с восточными практиками или единоборствами, знает, что там существует изрядное количество путей. Есть путь правой руки, есть — более свирепый — путь левой; есть пути дракона, тигра, журавля и прочих животных. За созданием направлений, как правило, стоят почтенные, «просветлённые» люди, а иногда и вовсе сверхъестественные существа.

Василий Шукшин: путь непутёвого

Журнал: История от «Русской Семёрки» №7, июль 2017 года
Рубрика: Характеры
Текст: Стибор Остоя

Фото: Василий ШукшинРусская Старина не оставила после себя никаких систем духовной реализации, которые бы лежали вне православной традиции. Но это не значит, что не было «русской народной йоги» или «русского народного кунг-фу». Просто за столетия этот путь был растворён в глубоких пластах народной души. И жил там потихоньку. Конечно, миру являлись разного рода «археологи» с амбициями докопаться до русской души, но дальше записей пословиц и прибауток фольклористов дело не доходило. Пожалуй, только Василий Шукшин что-то нащупал в потёмках русской души, и это что-то можно назвать «путём непутёвого». Конечно, это далеко от системных учений тантры, дао и прочих кундалини, но, забегая вперёд, скажу, что по-другому и быть не может. В чём же суть пути непутёвого?
В России у творчества Шукшина непростая судьба. Не то чтобы он не получил признания — ещё как получил! Проблема в том, что на него смотрели всегда не с того ракурса, с ракурса «цивилизованного», образованного гражданина. А с этого угла произведения Шукшина с чудаковатыми, «милыми» персонажами близки по восприятию опусам англо-саксонского писателя Эрнеста Сетона-Томпсона с его «Рассказами о животных».
Но Василий Макарович не писал о «котиках» — в центре его творчества всегда были «странные» эманации того, что принято называть русской душой.
Для меня лично озарения Шукшина, его визионерство, мистика сопоставимы с откровениями какого-нибудь Нагарджуны, основателя буддийской системы мадхъямаки. Правда, в этом учении, суть которого сводится к пониманию мира как сплошной иллюзии, всё построено на виртуозной логике. В системе же Шукшина всё наоборот.
Безрассудство есть базовый элемент пути непутёвого.
Наиболее ярко это отражается в рассказе Василия Макаровича «Стёпка». В основе здесь история деревенского парня Степана Воеводина, который за драку получил три года тюрьмы. Но безрассудство Стёпки заключалось не в этом. За три месяца до свободы он бежит с двумя рецидивистами (которым осталось сидеть куда больше) из колонии и предстаёт перед односельчанами с историей, что его отпустили раньше за примерное поведение.
В доме праздник: гармонь, песни, пляска — гуляет вся деревня. И вот на пороге появляется изумлённый участковый, чтобы задержать беглеца. Милиционера интересует один единственный вопрос: «Ты что, сдурел, парень?… Три месяца не досидеть и сбежать! Прости меня, но я таких дураков ещё не встречал, хотя много повидал всяких. Зачем ты это сделал?».
И совершенно феноменальный ответ Стёпки:
— Сбежал-то? А вот — пройтись разок… Соскучился. Сны замучили.
— Так ведь три месяца осталось! — почти закричал участковый. — А теперь ещё пару лет накинут.
— Ничего… Я теперь подкрепился. Теперь можно сидеть. А то меня сны замучили — каждую ночь деревня снится… Хорошо у нас весной, верно?
В этом поступке, который не в состоянии понять деревенский участковый, заложен один из главных принципов пути непутёвого — быть вне логики. Любой баланс, жизненная успешность не для мятежной русской души, которая интуитивно чувствует всю иллюзорность, фальшь и бессмысленность человеческого миропорядка. Всё это вызывает только две реакции — либо сидеть, либо бежать. Быть вне закона, писанного человеками.
Русская душа по отношению к «нормальному» миру выступает всегда как антисистема — как вор-рецидивист, если хотите. Попытка, асоциального урки стать частью «нормальной» жизни неизменно заканчивается трагедией. Помните, как это было с героем «Калины красной» Егором Прокудиным? Ибо это вне естества непутёвого быть частью «нормального» мира.
Бывают случаи, когда непутёвый готов пойти на компромисс и инкорпорироваться в «нормальную» жизнь, но исключительно в качестве дурака. Неслучайно большинство героев Шукшина являются чудиками или откровенными придурками.
Такая позиция позволяет избежать гравитации Материального, гравитации Временного. Бегство от «притяжения нормального» становится для героев Шукшина, по сути дела, духовной практикой. Ярким примером здесь является поведение героя рассказа «Стенька Разин» Васеки, который, проработав на одном месте месяц-два, увольнялся. Когда «нормальные» интересовались, зачем он так, Васека отвечал: «Потому что я талантливый!». Однако эта позиция не бесконечна. Приходит время, когда чудачество уступает место «зловещности» в отношении «нормального» мира.
За два года до смерти — в 1972 году — Василий Макарович пишет рассказ «Танцующий Шива». Кто не знает, Шива — это ключевое божество в индийском пантеоне, бог разрушения. Неизвестно, насколько был знаком со свирепыми культами кашмирского шиваизма Шукшин, но их суть он передал близко.
Вот фабула этого рассказа-мистерии. Семь плотников-шабашников получили аванс за строительство сельского магазина и после работы пошли «посидеть в чайную». Взяли 7 бутылок портвейна, поскольку водки не было, семь котлет, сдвинули столы — и пошло-поехало… В дионисийской процессии на плотников сошло искушение. Шабашники усомнились в том, а должны ли они вместе с магазином «рубить» и прилавок в нём? Не было же в договоре такого пункта. И, накрутив себя, встали мужики «на дыбушки» — прилавок не наше дело! Это столярная, дескать, работа, а не плотницкая. Только за отдельную плату! Взяли ещё 7 бутылок портвейна. И в этот момент зашёл в чайную местный мужик Аркаша Кебин по прозвищу Танцующий Шива, которое дали ему за оригинальную манеру плясать «русского». Он как раз поругался с женой, отказался ужинать дома и заказал те же портвейн и котлетку. Здесь-то Аркаша и стал свидетелем «тёрок» шабашников за соседним столом и пристыдил их: «Прохиндеи!… Полтора месяца назад вы, семеро хмырей, сидели тут же и радовались, что объегорили сельповских с договором: не вставили туда пункт о прилавке. Теперь вы сидите и проливаете крокодиловы слёзы — вроде вас обманули. Нет, это вы обманули!… Он потому и Шива, что везде суёт свой нос», — заключает Шукшин.
Мужики осерчали и решили унизить Танцующего Шиву — заставили его плясать. А пляс у Аркаши был особенный: «Это не танец, где живёт одна только плотская радость, унаследованная от прыжков и сексуального хвастовства тупых и беззаботных древних, у Аркашки — это свободная форма свободного существования в нашем деловом веке. Только так, больше слабый Аркашка не мог никак». И началось!
Танец назывался «Как Ванька Селезнёв (один из особо агрессивных шабашников) дёргает задом гвозди!». Вся чайная через минуту впала в смеховой экстаз, полетела посуда, начался погром, а потом между двумя шабашниками вспыхнула драка. В финале рассказа продавщица чайной заключает: «А всё ты разжёг!… Шива чёртов. Вечно из-за тебя одни скандалы… Шива и есть. Выметайтесь отсюда! Чтоб духу вашего тут не было!».
Этот рассказ следовало бы перечитать представителям сегодняшней власти, ибо рано или поздно в «обсуждения» их очередного «прилавка» может вмешаться «коллективный» Аркаша Кебин, чтобы затем станцевать свой танец Шивы.
И последнее: на Руси «нормальная» жизнь непременно заканчивается «перезагрузкой» — так было в 1917 году, так было в 1990-х. Так вот: лучше всех подготовленными к этим переменам всегда оказываются люди пути непутёвого. У них вообще иммунитет к земной логике.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Необычные люди Путь непутёвого