Багира

Пятница, 12 15th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Легендарная чекистка, участница массовых расстрелов, жена красного командира, участница сталинской индустриализации. Фрума Хайкина, она же Фрума Ефимовна Ростова-Щорс, за свои 80 лет прожила множество жизней.

Фрума Хайкина-Щорс: Курсистка с наганом

Журнал: Загадки истории №22, июнь 2017 года
Рубрика: Женщина в истории
Автор: Анна Семененко

Фрума Хайкина полюбила Николая Щорса за борьбу с контрреволюцией

Фото: Фрума Хайкина Щорс6 февраля 1897 года в уездном городе Черниговской губернии Новозыбкове, в семье чиновника Ефима (Хаима) Хайкина родилась дочка. Она получила имя Фрума, что на иврите означает «благочестивая». О её детстве и юности известно немного, поскольку Фрума не очень любила вспоминать о своём еврейском происхождении. Сама она в одной из анкет писала: «Образование домашнее в пределах двух классов средней школы, старший ребёнок в семье. Основное занятие — портниха». Можно ли доверять написанному Хайкиной? Вопрос довольно спорный, поскольку существует несколько вариантов её биографии, которые не сходятся в датах и даже в фактах.

Несгибаемая чекистка

К революционному движению Фрума Хайкина примкнула в 1917 году. Когда именно — точно установить невозможно, в разных анкетах она указывает то май, то август. В апреле-мае 1918 года Фрума уже работала на железнодорожной станции Унеча начальником контрольно-пропускного пункта и одновременно председателем местной Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.
Поскольку город стоял на советско-украинской границе, то местная власть была наделена очень широкими полномочиями. Боевой задачей было наведение революционного порядка на приграничной станции. А также, как гласила инструкция 1918 года чрезвычайным комиссиям на местах, «надзор за контрреволюционной агитацией, местной буржуазией, неблагонадежными контрреволюционными элементами, кулаками, спекулянтами и прочими врагами советской власти, принятие мер пресечения и предупреждения против врагов».
Документы на выезд из Советской России, оформленные в Москве, могли быть объявлены недействительными, если их обладатели казались проверяющим подозрительными. В полномочия местной ЧК входили даже расстрелы, не говоря уже о конфискации имущества.
В своём сатирическом «Приятельском письме Ленину» писатель Аркадий Аверченко упоминает о том, как в 1918 году уезжал в Киев через Унечу: «Ты тогда же отдал приказ задержать меня на ст. Зерново, но я совсем забыл тебе сказать перед отъездом, что поеду через Унечу. Не ожидал ты этого? Кстати, спасибо тебе. На Унече твои коммунисты приняли меня замечательно. Правда, комендант Унечи — знаменитая курсистка товарищ Хайкина — сначала хотела меня расстрелять.
— За что? — спросил я.
— За то, что вы в своих фельетонах так ругали большевиков».
«Курсисткой» называет Хайкину и Тэффи (Надежда Лохвицкая), ехавшая вместе с Аверченко. Подтвердить или опровергнуть их слова невозможно, хотя теоретически Фрума Хайкина могла посещать женскую гимназию, открытую в Новозыбкове в 1897году.
Жёсткость, даже жестокость Хайкиной быстро окружила её имя самыми фантастическими слухами и легендами. Говорили, что она лично убила более 200 человек — без суда и следствия, просто потому что они демонстрировали «чуждое настроение». В её подчинении был отряд китайцев и казахов, которые до революции строили местную железную дорогу, а теперь выполняли роль охраны и расстрельной команды.

Жена красного командира

В сентябре 1918 года из приднепровских партизанских отрядов и некоторых других формирований в Унече был создан 1-й Украинский советский полк. Он получил название Богунский — в честь атамана и вольного казака Ивана Богуна, сподвижника Богдана Хмельницкого, в XVII веке воевавшего с поляками за независимость Украины. Командиром полка был назначен Николай Александрович Щорс — уроженец Черниговской губернии, родом из города Сновска. К началу октября 1918 года личный состав полка насчитывал около тысячи человек — в основном жителей окрестных сел, добровольно записавшихся в «богунцы». Хотя вряд ли «мобилизация» была во всех случаях сугубо добровольной.
Разумеется, командир полка и глава местной ЧК не могли не встретиться. Полк нуждался в обмундировании, продовольствии, помещениях для штаба и личного состава. Помимо службы в ЧК, Хайкина одновременно являлась членом Унечского ревкома (высшего органа гражданской и военной власти) и была фактически первым лицом на станции и в её ближайших окрестностях.
Особенно Щорса и Хайкину сблизил мятеж в только что созданном Богунском полку. Точнее, возмущения среди красноармейцев случались дважды. В сентябре 1918 года двое «богунцов» опоздали на вечернюю поверку и угодили в ЧК. Их товарищи-пулемётчики ринулись освобождать задержанных. Дело кончилось стрельбой и захватом помещения ЧК. Однако к утру конфликт был погашен. Мятеж в ноябре того же года оказался гораздо более масштабным: часть полка, состоявшего, как уже говорилось выше, в основном из местных жителей, протестовала против передислокации на Донской или Восточный фронт. Бунт был подавлен, но представителям новой власти пришлось пережить несколько очень тревожных дней.
Поздней осенью 1918 года Фрума сменила фамилию на Щорс, хотя никаких официальных документов о вступлении её в брак не имеется. Сохранились только письма Николая Щорса к его гражданской жене, полные самого искреннего обожания. Об ответных чувствах Фрумы мы можем только догадываться. Но даже после замужества она не оставила революционную борьбу.
В воинских формированиях под командованием Щорса были свои отряды ЧК, и супруга командира полка, покинув Унечу, их с успехом возглавила. Там же она получила партийный псевдоним — Ростова. Фрума сопровождала мужа до самой его гибели в бою под Коростенем 30 августа 1919 года. После гибели Щорса его тело без вскрытия и медицинского освидетельствования было забальзамировано, запаяно в цинковый гроб и затем товарным поездом отправлено в Самару, где и похоронено 12 сентября 1919 года, в том же гробу на местном Всехсвятском кладбище.
Есть версия, что в Самаре в этот момент жили родители Фрумы, бежавшие из Новозыбкова, и беременная молодая вдова предпочла уехать подальше от зоны боевых действий. В 1920 году, предположительно в Клинцах, Хайкина родила дочь, Валентину Щорс. Впоследствии эта девочка стала врачом в клинике КГБ и женой известного советского физика, академика Исаака Марковича Халатникова, под руководством Льва Ландау создававшего советскую атомную бомбу.

Жизнь после

Овдовев, Фрума Ефимовна официально взяла себе фамилию Ростова. Получила техническое образование в Московском высшем техническом училище (сейчас Московский государственный технический университет имени Баумана). В годы сталинской индустриализации участвовала в стройках объектов системы ГОЭЛРО (Новороссийская, Днепро-дзержинская. Кузнецкая, Челябинская государственные районные электрические станции). Руководила строительством Уральского автозавода в Миассе.
С 1932 года Фрума Ростова очень много работала над увековечиванием памяти о своём муже. Создала инициативную группу ветеранов-щорсовцев. В 1935 году добилась издания сборника воспоминаний о Щорсе «Легендарный начдив», где есть и её материалы. Фрума выступала с рассказами о боевом прошлом красного командира Щорса. В статусе вдовы легендарного начдива консультировала режиссёра Александра Довженко во время съёмок фильма «Щорс» (вышел на экраны в 1939 году). И старалась не упоминать о своём еврейском происхождении и чекистской деятельности в Унече.
В 1942 она вместе с дочерью Валентиной напутствовала перед отправкой на Сталинградский фронт доукомплектованную после разгрома в боях за Старый Оскол Щорсовскую дивизию.
Современники и потомки упрекали Хайкину-Щорс-Ростову, что всё это нужно было только для получения материальных благ от советской власти. Ведь ей, как вдове героя Гражданской войны, выделили квартиру в знаменитом «доме правительства» на Берсенёвской набережной в Москве. Так это или не так, узнать теперь уже невозможно. Но известно, что когда начальник мужа её дочери Лев Ландау попал в автомобильную аварию, Фрума согласилась достать редкие лекарства, рецепты на которые выписывались на её имя и доставлялись из кремлёвской аптеки. Таким образом, Ландау смог прожить ещё шесть лет.
Умерла Фрума Хайкина-Щорс-Ростова в 1977 году. Похоронена на Новом Донском кладбище в Москве.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Необычные люди Курсистка с наганом