Багира

Вторник, 10 24th

Последнее обновлениеВт, 24 Окт 2017 4am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Поиск путей решения периодически возникающих в мире военно-политических проблем всегда был делом сложным, требовавшим от лидеров государств навыков владения приёмами дипломатического искусства, умения находить компромиссные решения и, несмотря ни на что, поддерживать взаимно уважительные отношения друг с другом.

Переписка И.В. Сталина с союзниками

Журнал: Военно-исторический журнал №1, 2016 год
Рубрика: Критика и библиография
Автор: В.И. Лота

Классические примеры позитивного разрешения различных сложных международных и межгосударственных проблем и противоречий можно найти в истории отношений лидеров СССР, США и Великобритании в 1941-1945 гг. Поэтому в условиях современной напряжённой международной обстановки особое внимание обращает на себя двухтомный труд «Переписка Сталина с Рузвельтом и Черчиллем в годы Великой Отечественной войны»1, выпущенный издательством «ОЛМА Медиа Групп» двухтысячным тиражом летом 2015 года. Создателями этого исторического исследования являются доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки В.О. Печатнов, являющийся заведующим кафедрой стран Европы и Америки МГИМО (У) МИД РФ, и кандидат исторических наук старший преподаватель той же кафедры И.Э. Магадеев. В составе Международного совета труда — известные историки, дипломаты и руководители российских архивов академик А.В. Торкунов (председатель), А.Н. Артизов, У. Кимбэлл (США), В.А. Никонов, В.О. Печатнов, Д. Рейнольде (Великобритания), А.К. Сорокин, В.Г. Титов. Рецензенты рукописи труда — крупнейшие отечественные специалисты по англо-американской дипломатии Второй мировой войны В.Л. Мальков и О.А. Ржешевский.
Чем же отличается работа В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева от изданий прежних лет, содержащих копии архивных документов государственной важности?
Во-первых, переписка лидеров СССР, США и Великобритании уникальна во всей истории дипломатии не найти ей аналога ни по значению, ни по формату, ни по калибру самих корреспондентов. И второе — ранее читатели могли изучать только письма и телеграммы лидеров СССР, США и Великобритании.
Сегодня, читая те или иные документы из «Переписки…», мы получили возможность познакомиться с научными комментариями к ним, подготовленными известными учёными и высококвалифицированными специалистами в области международных отношений. Эта возможность интересна вот ещё почему. Тридцать лет тому назад в США классиком американской историографии Второй мировой войны У. Кимбэллом был выпущен трёхтомный сборник документов переписки Черчилля и Рузвельта2. В.О. Печатнов и И.Э. Магадеев проанализировали переписку лидеров трёх государств по-своему и предлагают читателям новое аналитическое рассмотрение проблемы.
При подготовке своего труда В.О. Печатнов и И.Э. Магадеев тщательно изучили содержание более 5000 ранее совершенно секретных и секретных документов. Эти материалы, многие из которых публикуются впервые, позволили авторам выявить, обобщить и опубликовать важные подробности подготовки тех или иных писем и телеграмм, которые представляли и представляют интерес для профессиональных дипломатов, учёных, преподавателей специализированных высших учебных заведений и широкого круга любителей истории международных отношений.
Хорошо известно, что в годы Великой Отечественной и Второй мировой войн судьбы мира зависели, во-первых, от расклада сил на ключевых театрах военных действий, от побед и поражений вооружённых сил двух коалиций и, во-вторых, от состояния дел на тайном дипломатическом «фронте» войны, на котором в предварительном порядке обсуждались важнейшие проблемы будущих сражений, судьбы народов и государств. Безусловно, этот дипломатический фронт имел огромное значение. Однако до сих пор акции, проводившиеся под непосредственным руководством глав государств на его пространстве, не были предметом их детального изучения. В условиях разрастания и тотализации войны, выходившей далеко за пределы непосредственных полей сражений, роль политического руководства, державшего в своих руках нити управления миллионами людей на фронте и в тылу, становилась по-настоящему судьбоносной. Авторитетный советский военный историк А.А. Строков, анализируя события ещё Первой мировой войны, отмечал, что входе неё «возросла роль политического руководства, влияние политики на стратегию, политики стран коалиции на координацию вооружённой борьбы»3. Всё это справедливо и нашло отражёние в документальном исследовании В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева. Работа этих историков является, по сути, первым исследованием как в отечественной, так и в зарубежной историографии, решающим две вышеуказанные принципиально важные задачи.
На базе скрупулёзного анализа редких документов из архивов Великобритании, Российской Федерации и США авторам удалось выявить и сделать доступными для широкого круга читателей основные детали процесса создания сверхсекретных посланий лидеров стран антигитлеровской коалиции. Стало очевидным, что в ряде случаев непосредственное личное участие лидеров государств в процессе подготовки посланий резко меняло их тональность или даже смысл, что в последующем оказывало существенное влияние на состояние отношений между СССР, США и Великобританией, а также радикально изменяло подходы к решению крупных международных проблем или влияло на ход и исход боевых действий на фронтах. Таких примеров активного личного участия лидеров СССР, США и Великобритании в решении важнейших проблем военного или военно-политического характера в рецензируемом труде можно найти немало.
Наряду с задачей скрупулёзного анализа и воссоздания «внутренней кухни» подготовки посланий на самом высоком уровне отношений между государствами антигитлеровской коалиции, потребовавшей своего рода «микроскопического» анализа, авторы труда успешно решили и вторую, ещё более сложную и трудоёмкую проблему — поставили переписку в более широкий контекст союзной дипломатии военных лет.
Можно с уверенностью сказать, что благодаря этому документальное исследование В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева, безусловно, стало чем-то большим, чем работой лишь о переписке И.В. Сталина с президентами США и премьер-министрами Великобритании. Учитывая разнообразие и масштаб военных и международных проблем, обсуждавшихся в рамках «эпистолярного треугольника», изучение посланий неизбежно вело к анализу самих событий, упоминавшихся в них. Среди сквозных проблем, красной нитью проходивших через переписку, — создание антигитлеровской коалиции, разработка союзной стратегии ведения войны, процесс обсуждения сроков и условий открытия «второго фронта», согласование поставок по ленд-лизу, решение «польского вопроса», подготовка и организация конференций «большой тройки», разрешение проблемы, связанной с внезапно получившими известность не согласованными с советским руководством тайными контактами представителей американской разведки с эмиссарами фашистской Германии, и обсуждение других острых межгосударственных проблем.
Привлекая редкие материалы из отечественных и зарубежных архивов, авторы по целому ряду аспектов сумели расширить понимание каждого из них. Можно лишь упомянуть о том, что даже по такому хорошо исследованному вопросу, как Тегеранская конференция 1943 года, им удалось найти новые сведения в Архиве внешней политики Российской Федерации (АВП РФ) и Архиве Президента Российской Федерации (АП РФ), наглядно продемонстрировавшие, что инициатива размещения на территории советского посольства Ф. Рузвельта, горячо желавшего установить доверительные личные отношения со Сталиным (т. 1, с. 622-623), исходила от американского президента.
Безусловно, основой исследовательских находок авторов стала широкая источниковая база, привлечённая в ходе работы над этим уникальным по форме и содержанию трудом. Помимо скрупулёзного анализа классических и новейших документальных сборников из трёх стран4 В.О. Печатнов и И.Э. Магадеев провели масштабную работу в целом ряде архивохранилищ: в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), где в «сталинском фонде» (№558) отложились материалы по составлению и редактированию посланий вождя; в АВП РФ, где специально для данного исследования был рассекречен целый ряд новых уникальных донесений послов СССР в Лондоне и Вашингтоне, относящихся к переписке; в АП РФ, среди документов которого были найдены ценные материалы как по отдельным аспектам отношений «большой тройки», так и по истории самого издания «Переписки…». Впервые были широко привлечены материалы зарубежных архивов, среди которых национальные архивы Великобритании и США, личные архивы У. Черчилля, Ф. Рузвельта и Г. Трумэна. Подготовка подобного издания стала возможной на основе международного научного сотрудничества и благодаря поддержке ряда российских и зарубежных организаций, прежде всего фонда «Русский мир». Впечатляет не только общее количество проработанных архивных документов, но и полноценный охват материалов из всех трёх ведущих стран антигитлеровской коалиции. Это позволило впервые показать механизмы принятия решений и логику поведения каждой из сторон, углубить представления о человеческом измерении в отношениях «большой тройки» и роли в них социально-культурных факторов.
Оригинальной и удачной представляется выбранная авторами структура построения документального исследования. В отличие от изданий предыдущих лет переписка Сталина с президентами США и премьер-министрами Великобритании воспроизведена в едином хронологическом порядке, поскольку многие послания Сталина обоим адресатам, как и их ответные или инициативные послания ему, были тесно связаны между собой и стали более понятны в едином контексте. Основная часть двухтомника, которой предшествует содержательное концептуальное предисловие с развёрнутой характеристикой авторского подхода, разделена на ключевые блоки (главы), исходя из основных этапов военно-политической истории войны.
Первые три главы посвящены драматическим событиям 1941-1942 гг., в ходе которых кризисные ситуации на фронтах Великой Отечественной и Второй мировой войн нередко сопровождались недоверием и серьёзными противоречиями в отношениях союзников. Опорные точки четвёртой и пятой глав — победы Красной армии под Сталинградом и на Курской дуге, а также важнейшие военно-политические конференции (Касабланкская, Вашингтонская, Московская и Тегеранская).
Анализ событий 1944 года, который рассматривается авторами как пик союзного сотрудничества (шестая и седьмая главы), после интермедии всеобщего, но недолговечного удовлетворения итогами Крымской (Ялтинской) конференции (глава восьмая), завершается апрелем 1945 года, временем смерти президента США Ф. Рузвельта, который, по выражению американского историка Ф. Костиглиолы5, являлся «скрепой» «Большой тройки». Завершающая, девятая глава с точным названием «На излёте «Великого альянса»« демонстрирует сложную динамику и эволюцию военного союза во второй половине 1945 года, постепенно затухавшего, как и переписка трёх лидеров.
Каждая глава разделена на две неравные по объёму части: во-первых, краткая характеристика рассматриваемого этапа, дающая ёмкое представление о его основных событиях и их отражёнии в переписке; во-вторых, подробные научные комментарии, сопровождающие практически каждое послание и несущие на себе основную исследовательскую нагрузку. Подобная структура научного труда и его глав также создаёт «своеобразный стереоскопический эффект»: послания органически включаются в контекст тех грандиозных военно-политических событий, с которыми они были непосредственно связаны и на которые оказывали влияние.
Помимо отдельных интересных эпизодов постоянное внимание В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева к военной ситуации и её влиянию на политические отношения «большой тройки» позволяет яснее представить себе не только контекст переписки, но и специфику дипломатии каждого государства на том или ином этапе войны, её возможности и границы, напрямую зависевшие от состояния дел на фронтах.
Остановимся подробнее на тех аспектах работы, которые представляют особый интерес в русле военной истории. Уверенное владение авторами архивными и опубликованными материалами из трёх стран, в целом характерное для рецензируемого документального исследования, проявляется и в подчас лаконичных, но выверенных описаниях ключевых военных операций 1941-1945 гг. как советских, так и англо-американских вооружённых сил. Особенно ценными представляются авторские комментарии по действиям западных союзников в Италии в 1943-1944 гг. (т. 1, с. 523,541, 583; т. 2, с. 127-128, 299-300 и др.); анализ подготовки и осуществления «Оверлорда», причём для авторского подхода характерно особое внимание к нередко недооцениваемым логистическим факторам (прежде всего, роли портов для снабжения растущей группировки англо-американских войск на континенте) (т. 2, с. 162-163, 185); описание стратегической ситуации декабря 1944 года, когда германское контрнаступление в Арденнах заставило англо-американских военных пересмотреть чересчур оптимистичные прогнозы относительно окончания войны и просить советское военное командование об ускорении наступления на советско-германском фронте (т. 2, с. 360-362). Ценной представляется гипотеза авторов о прямом и непосредственном влиянии информации союзников о дате открытия «второго фронта» на советское планирование даты начала операции «Багратион» (т. 2, с. 146). В целом, после прочтения рецензируемого исследования становится очевидным, что написание стратегической истории Второй мировой войны, построенной на равном использовании советских и зарубежных документов, является перспективным направлением для развития историографии. В новейшем обзоре российской историографии антигитлеровской коалиции справедливо указывалось на общий недостаток внимания «к углубленному изучению военного строительства США и Великобритании в годы войны на основе первоисточников»6. Вместе с тем недостаточное знание деталей и особенностей советского планирования — слабое место и ряда обобщающих зарубежных историй войны, даже таких фундаментальных, как известная работа американо-германского историка Г. Вайнберга7 и других.
Внимание авторов к процессу формирования стратегии США и Великобритании, противоречиям между военным руководством двух государств как на стратегическом, так и на оперативном и подчас тактическом уровнях — ещё одна сильная сторона работы В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева. Должное внимание уделяется классическим сюжетам: столкновение точек зрения Дж. Маршалла и У. Черчилля в 1942-1943 гг. по вопросу открытия «второго фронта» на севере Франции (т. 1, с. 115-116); противоречия Б. Монтгомери и Д. Эйзенхауэра по ряду важных аспектов как в период планирования «Оверлорда», так и его реализации (т. 2, с. 142, 320-321); упорное нежелание британцев проводить обещанный в Тегеране «Энвил» (высадка на юге Франции) (т. 2, с. 124-125). Вместе с тем авторы наглядно показывают, сколь непростым было взаимодействие военных двух англо-саксонских государств и по целому спектру других вопросов. Один из наиболее ярких в этом смысле эпизодов — освобождение Рима 4 июня 1944 г. (т. 2, с. 140-141). Радость от события, которого Черчилль ожидал с большим нетерпением с 1943 года (оно могло стать прологом для разворота англо-американской стратегии на Балканы, к которому стремился британский премьер-министр), была омрачена тем фактом, что взятие Рима осуществила 5-я американская армия генерал-лейтенанта М. Кларка, нарушившего ранее согласованные планы окружения германских войск к югу от итальянской столицы и прельстившегося славой «освободителя Рима».
Ещё один сквозной сюжет отношений СССР с США и Великобританией — доставка военных, промышленных и иных товаров по ленд-лизу в северные порты СССР (вопрос арктических конвоев) — обсуждался в рамках переписки (прежде всего, в посланиях У Черчилля) самым подробным образом.
Не случайно В.О. Печатнов и И.Э. Магадеев детально анализируют наиболее известные эпизоды из истории арктических конвоев и связанной с ними войны в северных морских широтах: трагедию конвоя PQ-17 (т. 1, с. 180-181), охоту за германскими линкорами «Шарнгорст» и «Тирпиц» и их окончательное потопление (т. 1, с. 155, 636; т. 2, с. 55-56, 305-306).
Вопрос арктических конвоев на страницах документального исследования предстаёт во всей своей сложности и полноте, охватывая самые различные уровни межсоюзных отношений: от высшего политического руководства до офицеров и солдат трёх государств, находившихся в Мурманске, Архангельске и Полярном. Благодаря использованию документов британского Форин Офиса и материалов фонда У. Черчилля (Национальный архив Великобритании) удалось впервые показать внутреннюю борьбу в британском руководстве по вопросу отправки конвоев, особенно острую в 1942 году (т. 1, с. 159-160). В этой борьбе У. Черчилль, как ни странно, был настроен более конструктивно в отношении СССР, чем его военные советники и генералы. Он периодически напоминал штабу британского ВМФ во главе с адмиралом Д. Паундом о необходимости оказать поддержку союзнику, преодолевавшему колоссальные трудности при сопротивлении германскому наступлению.
Анализ неизвестных ранее телеграмм посла И.М. Майского из Лондона продемонстрировал и другую сторону истории войны: активные усилия, которые Москва предпринимала, пытаясь убедить Лондон в необходимости отправки конвоев, особенно в критический 1942 год, а также то значение, которое придавал данному вопросу И.В. Сталин, видя в нём отражёние общего отношения Великобритании к советскому союзнику.
Удачно, на наш взгляд, продемонстрированы роль совместных советско-британских действий по проводке конвоев (т. 1, с. 154-155; т. 2, с. 21), значение разведывательного превосходства британцев (в виде расшифровки радиосообщений германского ВМФ), сыгравшего значительную роль в потоплении «Тирпица» (т. 2, с. 305). Перебои с расшифровкой немецких кодов летом 1942 года, напротив, сыграли немаловажную роль в нескоординированности действий британского Адмиралтейства, ставшей важным фактором в тяжёлых потерях PQ-17.
При изучении вопросов, связанных с вышеуказанными сюжетами, большую пользу авторам принесло использование истории арктических конвоев, написанной специалистами штаба британского ВМФ для служебного пользования ещё в 1954 году, но ставшей доступной для широкого круга исследователей лишь в 2007 году8.
В целом использование новейшей зарубежной литературы по самым различным аспектам Второй мировой войны, нередко малоизвестной в российской историографии, является ещё одной сильной стороной рецензируемого исследования.
Для переписки лидеров трёх стран в годы войны нередко было характерно постоянное смещение фокуса внимания с глобальных вопросов на, казалось бы, частные проблемы и наоборот. Нельзя в связи с этим не отметить ряд важных находок В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева, сумевших прояснить и уточнить целый ряд отдельных эпизодов из истории Второй мировой войны. Среди них: потопление по ошибке американскими военно-морскими силами советской подводной лодки Л-16 близ Сан-Франциско 11 октября 1942 года (т. 1, с. 317-318); трагический инцидент в небе над Югославией 7 ноября 1944 года, когда советские лётчики, прикрывавшие автоколонну Красной армии, вступили в неравный бой с самолётами 15-й воздушной армии США, принявшими советские войска за противника (т. 2, с. 325-326); эпизод с обнаружением близ польского г. Дебица (Дебиц) остатков германской ракеты Фау-2 и исследование места специальными советской и британской миссиями (т. 2, с. 201-204). Внимание лидеров трёх государств (в особенности Черчилля) к военно-техническим новшествам нацистов, на которые последние возлагали большие надежды на завершающем этапе войны, было характерной чертой переписки.
Следует отметить, что книги содержат ряд редких иллюстраций, которые дополняют исследование и делают его более репрезентабельным.
«Переписка…» лидеров трёх основных держав антигитлеровской коалиции — не только строго документальное отражёние труднейшего испытания, которое пришлось пережить человечеству в годы Великой Отечественной войны, но и в какой-то мере поучительная эстафета, которую должны бы передать в будущее лидеры современных великих держав. Примечательно в этом отношении одно из последних посланий И.В. Сталина президенту США Г. Трумэну. В этом документе говорится: «Народы Советского Союза и Соединённых Штатов должны стремиться работать вместе в деле восстановления и поддержания мира и что следует исходить из того, что общие интересы наших обеих стран выше отдельных расхождений между ними»9.
Как и любая масштабная и смелая по замыслу работа, документальное исследование переписки И.В. Сталина с лидерами США и Великобритании не обошлось без некоторых неточностей. Например, согласно названию труда И.В. Сталин вёл переговоры с Ф.Д. Рузвельтом и У. Черчиллем. Но в переписке в 1945 году принимали участие президент США Г. Трумэн и новый премьер-министр Великобритании К. Эттли. Не совсем корректно обозначены и рамки проведённого исследования. Великая Отечественная война завершилась в мае 1945 года, а переписка между лидерами трёх основных государств антигитлеровской коалиции продолжалась и после подписания Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Последний, 869-й документ — послание И.В. Сталина Г. Трумэну — был отправлен из Москвы в Вашингтон 23 декабря 1945 года.
Хотелось бы пожелать авторам обратить большее внимание на ряд последних достижений российской историографии антигитлеровской коалиции, получивших отражёние на страницах 9-го тома фундаментального издания «Великая Отечественная война 1941-1945 годов»10, вышедшего в 2014 году Как представляется, при работе над следующими изданиями «Переписки…» (а учитывая широкий резонанс, который вызвала книга, их вполне можно ожидать) у авторов найдётся возможность учесть новейшие работы по истории Великой Отечественной войны, активно публиковавшиеся в период подготовки и празднования 70-летия Великой Победы.
В заключение следует отметить, что документы, воспроизведённые в «Переписке…», не есть полное отражёние состояния реальных отношений между СССР, США и Великобританией в годы войны. За рамками официальной секретной переписки существовали другие, не менее важные проблемы, о которых союзники не информировали И.В. Сталина и которые они относили, как теперь принято говорить, к категории «национальных интересов». Это, в частности, работы по созданию в Великобритании, а затем в США атомной бомбы, подготовка операции американскими ВВС атомных бомбардировок японских городов Хиросима и Нагасаки, вывоз американскими разведчиками на территорию США из Маньчжурии японских специалистов в области создания бактериологического оружия, организация переговоров представителя американской разведки с эмиссарами гитлеровской Германии в Швейцарии, разработка по указанию У. Черчилля в мае 1945 года войны против СССР под кодовым названием «Немыслимое» и многое другое. За кулисами переписки Ф. Рузвельт и У. Черчилль, а позже Г. Трумэн и К. Эттли предпринимали шаги, которые противоречили союзническим обязательствам и перспективам развития отношений между государствами, армии которых спасли мир от претензий на мировое господство со стороны Гитлера и его Третьего рейха.
Важно отметить, что «Переписка…» лидеров СССР, США и Великобритании, сопровождённая квалифицированными комментариями авторов В.О. Печатнова и И.Э. Магадеева, позволяет увидеть и понять эти тайные акции, благодаря чему и через 70 лет после разгрома гитлеровской Германии документы читаются с большим интересом.
Завершая общий анализ труда следует отметить, что в нём можно найти сложные сюжеты, относящиеся к системе международных отношений, которые созвучны с событиями, происходящими в современном турбулентном мире. Поэтому данное документальное исследование, несомненно, займёт достойное место в историографии Великой Отечественной и Второй мировой войн и привлечёт широкий круг читателей не только в России, но и за её пределами.

Примечания

1 Печатнов И.О., Магадеев И.Э. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем в годы Великой Отечественной войны. Документальное исследование. Т. 1. М., 2015. 656 с: ил.; Печатное В.О., Магадеев И.Э. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем в годы Великой Отечественной войны. Документальное исследование. Т. 2. М., 2015. 768 с: ил. Ссылки с указанием тома и номера страницы приводятся в основном тексте статьи.
2 Kimball Warren F. Churchill and Roosevelt. The Complete Correspondence. Vol. 1-3/ Princeton University Press. 1984.
3 Строков А.А. Вооружённые силы и военное искусство в первой мировой войне. М, 1974. С. 599.
4 Среди новейших российских сборников отметим: Советский фактор в Восточной Европе, 1944-1953. Т. 1. М., 1999; Документы внешней политики. Т. XXIV. М., 2000; Ржешевскиы О.А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии: Документы, комментарии, 1941-1945. М., 2004; Советско-американские отношения. 1939-1945 / Под ред. Т.Н. Севостьянова; сост. Б.И. Жиляев, В.И. Савченко. М., 2004; Документы внешней политики СССР. Т. XXV. Кн. 1-2. Тула, 2010.
5 CostigliolaF. Roosevelt's Lost Alliances. Princeton, 2012. P. 59.
6 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Т. 9. Союзники СССР по антигитлеровской коалиции. М. : Кучково поле, 2014. С. 15.
7 Weinberg G.L. A World at Arms: A Global History of World War II. 2-nd ed. Cambridge, 2005.
8 The Royal Navy and the Arctic Convoys: A Naval Staff History. London, 2007.
9 Печатное В.О., Магадеев И.Э. Переписка Сталина с Рузвельтом и Черчиллем в годы Великой Отечественной войны. М., 2015. Т. 2. С. 740.
10 Великая Отечественная война 1941 — 1945. Т. 9. Союзники СССР по антигитлеровской коалиции. М.: Кучково поле, 2014. 863 с.


Сведения об авторе. Лота Владимир Иванович — доктор исторических наук (Москва. E-mail: mHJiist_magazin@ mail.ru).
Аннотация. В рецензии анализируется документальное исследование В.О. Печатнова и И.Э. «Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем в годы Великой Отечественной войны».
Ключевые слова: И.В. Сталин; Ф. Рузвельт; У. Черчилль; Великая Отечественная война; переписка; Магадеева
Information about author. Vladimir Lota — D.Sc. (Hist.) (Moscow. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.). Summary. The review analyzes documentary study V.O. Pechatnov and I.E. Magadeev «Correspondence with I. V. Stalin, F. Roosevelt and W. Churchill during the Great Patriotic war».
Keywords: Stalin; Franklin D. Roosevelt; Winston Churchill; Great Patriotic war; correspondence.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Государства и правители Переписка И.В. Сталина с союзниками