Багира

Среда, 04 25th

Последнее обновлениеСр, 25 Апр 2018 2pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Императоры бывают глупыми, смешными, жестокими. Но, пожалуй, только император Гаити Фостен I сумел соединить в себе все эти качества. Правда, его подданным было не до смеха — они являлись главными участниками циркового представления имени собственного монарха…

Картонная корона

Журнал: Загадки истории №3, январь 2018 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Диктатор Гаити Фостен I ставил памятники своим поражениям!

Фото: император Фостен IОстров Гаити начал свою историю с Христофора Колумба. Хотя, конечно же, и до него там бурлила какая-то жизнь. Но какая — неведомо. И только после прибытия на остров в Карибском море испанских каравелл (остров сейчас поделён между Гаити и Доминиканской Республикой) началась «прекрасная» эпоха.

Военная косточка

Гаити фактически всегда жил от войны к войне. После прибытия европейцев хватило столетия, чтобы истребить местное население — индейцев-таино. Те, кто выжил, сбежали в джунгли вглубь острова. А белые колонисты завезли на остров рабов из Африки. Почти целый миллион. Они мёрли, как мухи, работали без продыху, и поэтому восстания случались чаще, чем дожди. В конце XVIII века негры восстали, перебили множество белых и в 1804-м образовали независимое государство. Это было второе после США независимое государство в Западном полушарии. Однако дело не заладилось: теперь темнокожим мешали мулаты. Стычки между ними длились до 1843 года, пока не началась полноценная гражданская война.
В 1844 году колония Санто-Доминго (то, что впоследствии стало Доминиканской Республикой), контролируемая Испанией, откололась. А в Республике Гаити негры продолжали воевать против белых. В этой войне на стороне правительственных войск принимал участие и Фосген-Эли Сулук — чернокожий генерал, который прошёл все ступени военной карьеры.
По своему происхождению он был рабом. Родился в 1782 году в семье представителей западноафриканской народности мандинка. Их в своё время привезли для работы на плантациях Санто-Доминго. Когда в Гаити разгорелась война за независимость, Су-лук вступил в ряды гаитянской армии и служил под командованием прославленных генералов Александра Петиона и Жана-Батиста Рише.
Служил он вполне успешно. Участвовал в нескольких сражениях, проявил храбрость и в 1806 году получил звание лейтенанта. Генерал Ламарр, один из видных гаитянских военачальников, взял его в адъютанты. После этого Фостен служил в конной гвардии генерала Петиона, стал полковником. При президенте Жане-Батисте Рише его назначали Верховным Главнокомандующим и присвоили звание генерал-лейнтенанта. Было от чего закружиться головушке потомка африканских рабов. А тут ещё и политическая ситуация сложилась так, что Сулука буквально «заставили» пойти в президенты. Впрочем, он не особо противился.

Потешный президент

В 1847 году Рише, президент Республики Гаити, скончался. К этому времени страна за несколько последних лет пережила пять переворотов, так что должность президента была чисто номинальной и крайне опасной. Ведь в случае очередного переворота первое лицо, невзирая на свой фиктивный статус, подлежало ликвидации. То есть это была должность «зицпредседателя», которому предстояла не тюрьма, а смерть.
Существовало ещё одно важное обстоятельство: гражданская война. А именно война негров с мулатами. Чернокожие требовали от мулатов отмены дискриминации и равных прав, обвиняя власть в том, что она поддерживает мулатов и игнорирует негров. Сулук же был чернокожим, и в случае его избрания на пост президента мулаты могли в любом случае ткнуть в него пальцем: дескать, никакой дискриминации нет, у нас президент и то негр! Тайным кукловодам казалось, что туповатый, ограниченный Сулук будет плясать под их дудку и выполнять то, что они ему прикажут. И Сулук, который не был простаком, согласно поддакивал: дескать, конечно, я буду вас слушаться.
Так Фостен-Эли Сулук стал президентом Республики Гаити. Но генерал-лейтенант оказался тем ещё фруктом — он не собирался никому подчиняться. Заполучив власть, президент заручился поддержкой своих боевых товарищей — чёрных генералов — и стал действовать решительно и прямо. Армия была на его стороне, а вот с внутренними проблемами Фостен разбирался с помощью «зингленов». Это были военизированные банды чернокожих — что-то типа опричников или китайских хунвейбинов. Президент придал им законный статус, дал дополнительные права и натравил на богатеньких мулатов. В стране, и без того залитой кровью, началась беспрецедентная резня. Мулаты массово побежали, бросая своё имущество, а чернокожие, поддерживаемые президентом, стали делить чужое добро. В течение нескольких лет всех, кто умел и хотел работать, и тех, кто хоть что-то понимал в управлении государством, убили или изгнали.
В стране начался «пир победителей».
Пока новые хозяева радовались «халяве», президент под шумок объявил Гаити империей, а себя — императором Фостеном I. Это произошло 26 августа 1849 года. Денег в казне не было, поэтому корона, которую новому королю надели на голову, была сделана из картона и покрыта позолотой. Но потомок рабов был неописуемо счастлив: он достиг самых невероятных высот! Теперь оставалось сделать счастливыми и своих подданных. А вот с этим у императора были большие проблемы.

Аристократы и дегенераты

У Фостена I были своеобразные представления об управлении государством и об экономике страны. Начал он с того, что стал создавать класс аристократов. Для этого земли, отобранные у мулатов, раздавались самым близким и самым верным. В стране появились 4 принца империи, 59 герцогов, 2 маркиза, 90 графов, 250 баронов, гроздь шевалье и более мелких дворян. Для награждения своих сторонников император учредил военный Орден святого Фаустина и гражданский Орден Гаитянского почётного легиона, а также Орден Святой Марии Магдалины и Орден Святой Анны. У всей этой «знати» были странные имена, образованные от названия поместий, которыми они теперь владели. Того, кто выращивал лимоны, звали «граф Лимонад». Тот, кто варил варенье, стал «графом Мармеладом». Иногда титул зависел от погоды, которая чаще всего стояла в той или иной местности. Так, одного из «аристократов» звали «граф Дождь-как-из-ведра», второго — «барон Грязная-нора».
Особое внимание император придавал национальной гвардии, точнее, её форме одежды. Она напоминала форму национальных гвардейцев Шотландии — для них во Франции шили специальные меховые шапки, мех для которых закупался в России. Тёплые шапки в условиях тропического климата с высокой влажностью и духотой были так же неуместны, как и весь режим нового императора.
Армия тоже носила кивера и фасонистые мундиры, но при этом не умела ни стрелять, ни атаковать, ни соблюдать дисциплину. Это стало ясно, когда Фостен I решил завоевать отделившуюся восточную часть острова. Доминиканцы быстро разбили ряженых гвардейцев. После этого император ещё трижды нападал на соседей, и всякий раз его разбивали в пух и прах. Тогда Фостен поступил хитрее: одну из войн он объявил «великой победой над кровожадным неприятелем» и даже установил несколько памятников, посвящённых мифическим разгромам врага.
Зато все дворцовые церемониалы Фостен обставлял с большой пышностью. В 1852 году он заказал во Франции настоящие золотые короны, усыпанные жемчугами и бриллиантами, и, облачившись в горностаевую мантию, водрузил их на голову себе и своей жене. Во дворце часто устраивались пышные балы и приёмы, все улицы столицы были уставлены плакатами — на них император сидел на коленях Девы Марии. Почти как Христос. Вероятно, таким образом Фостен напоминал народу, что он богоизбранный монарх.
Но ничего христианского в его поведении не было: казна империи была пуста, как внутренность съеденного кокоса, людей убивали без суда и следствия, культ вуду стал официальной религией. Сам император иногда пил кровь личных врагов — наверное, таким образом умножал собственную силу.
В течение 10 лет чернокожий император мучил своих подданных. Но в 1859 году они восстали. Мятежниками руководил генерал Фабр Жеффрар, которого Фостен хотел отравить, но не успел. Верные императору войска были разбиты в нескольких сражениях, и Фостен I, погрузившись на английский корабль, дал дёру на Ямайку.
На родину он вернулся спустя несколько лет. Власть не предъявляла ему никаких претензий, и бывший император скончался в 1867 году, прожив 84 года. Согласитесь, для бывшего императора совсем неплохо.


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Государства и правители Картонная корона