Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Все, кто изучал биографию Михаила Горбачёва, задаются одним и тем же вопросом: был ли он искренним коммунистом или, продвигаясь наверх, руководствовался исключительно карьерными соображениями? Чтобы найти истину, надо пристальнее вглядеться в молодость реформатора.

Горбачёв: Путь наверх

Журнал: Тайны СССР №7/С, октябрь 2017 года
Рубрика: Тайны кремля
Автор: Дмитрий Митюрин

Фото: Михаил ГорбачёвДва деда Михаила Сергеевича угодили под сталинские чистки, хотя и по совершенно разным причинам. Дед по матери — украинец Пантелей Ефимович Гопкало, партийный функционер районного масштаба — был арестован в 1937 году как троцкист и освобождён через 14 месяцев в рамках борьбы с ежовскими перегибами. До и после своего ареста был председателем в разных колхозах, хотя достижениями не отметился. Как с иронией говорила маленькому Мише его бабушка: «Всю ночь дед твой организует, организует, а наутро все разбежались».

Всё началось с ордена

Дед по отцу Андрей Моисеевич Горбачёв, напротив, был упёртым крестьянином-единоличником. В 1934 году, не сумев уплатить драконовский продналог, отправился на лесоповал, трудился ударно и освободился досрочно с двумя почётными грамотами. Вернувшись в родное село Привольное на Ставрополье, вступил в колхоз, где спокойно работал и не болтал лишнего.
К слову, именно он и настоял, чтобы родившегося 2 марта 1931 года внука, уже названного Виктором («победитель»), переименовали при крещении в Михаила («угодный Богу»).
Михаил рос в доме деда по материнской линии, поскольку собственные родители едва сводили концы с концами.
В 1941 году отец Сергей Андреевич ушёл на фронт, и на него даже пришла похоронка, к счастью, оказавшаяся ошибочной. Мать крутилась как могла, причём особенно трудно пришлось в период пятимесячной оккупации села фашистами.
На селе, впрочем, работать приучали с детства. Отец стал комбайнером на МТС, сын был у него на подхвате.
В голодном 1947 году вышел указ, согласно которому комбайнёры, намолотившие 10 тысяч центнеров зерновых, становились Героями Социалистического Труда, за восемь тысяч полагался орден Ленина. Отец и сын напряглись и выдали 8888 центнеров.
Магия цифр — четырёх восьмёрок — завораживала. К тому же Сергей Андреевич — герой войны, 16-летний Михаил Сергеевич — передовой представитель советской молодёжи. В общем, правительство расщедрилось, поскольку, помимо ордена Ленина для отца (за восемь тысяч центнеров), его сыну достался орден Трудового Красного Знамени.
Орден Михаилу вручали на школьном митинге. Он вспоминал: «Я был очень смущён, но, конечно, рад. Тогда мне пришлось произнести свою первую митинговую речь». Произносить митинговые речи ему явно понравилось.
Вкупе с полученной по окончании школы серебряной медалью орден дал возможность вне конкурса поступить на юридический факультет Московского университета. Понятно, парня с орденом сразу продвинули в комсомольские вожаки.
На одном курсе с ним учился один из будущих архитекторов «пражской весны» Зденек Млынарж, которого Горбачёв позже называл своим другом, но относительно знакомства с которым в период становления своей карьеры предпочитал не заикаться. Вообще, атмосфера в МГУ была достаточно вольная, некоторые профессора преподавали здесь с дореволюционных времён. Каким-то образом студенты ухитрялись доставать, читать и даже обсуждать в узком кругу труды оппонента Ленина в марксистской теории Петра Струве, лидера меньшевиков Юлия Мартова и даже, страшно сказать, Льва Троцкого и Николая Бухарина. Но Михаил Сергеевич ни в чтении, ни в обсуждении подобной литературы замечен не был.
В университете он познакомился и с будущей женой — Раисой Титаренко, тоже, кстати, наполовину русской, наполовину украинкой. Свадьбу Горбачёвы сыграли в 1953 году в диетической столовой студенческого общежития на Стромынке.
Диплом Горбачёв защитил на отлично, но зацепиться в аспирантуре не получилось. Пришлось ехать на родное Ставрополье, трудиться в прокуратуре.

Утка и кукуруза

И он потрудился — аж 10 дней (с 5 по 15 августа 1955 года), а потом явился на приём к тогдашнему первому секретарю крайкома ВЛКСМ Мироненко и попросил перевести его на комсомольскую работу.
Конкретных результатов здесь не требовалось. Горбачёв ездил в командировки по району, воспитывал и расширял кругозор населения. От хозяйственных дел держался подальше, напирая на то, что комсомол, как и партия, должен заниматься прежде всего политическими вопросами. Всегда придерживался «генеральной линии». После XX съезда организовал в Ставрополе дискуссионные клубы «О вкусах спорят», но потом вовремя дистанцировался от слишком рискованного почина. Затем истово боролся за размножение полюбившейся Хрущёву домашней птицы, так что первая полоса краевой молодёжной газеты открывалась лозунговым вопросом: «Комсомолец, что за сутки сделал ты для утки?». Потом, ясное дело, была кукуруза…
В марте 1962 года Горбачёв возглавил комсомол Ставрополья, следовательно, вошёл в верхний слой региональной номенклатуры.
Своим возвышением он был обязан первому секретарю Ставропольского крайкома КПСС Фёдору Кулакову. Тот дважды спасал карьеру своего протеже, которого пропесочивали на заседаниях крайкома за недостаточно энергичную работу. Вероятно, следуя его совету, Горбачёв получил второе высшее образование, заочно окончив Ставропольский сельскохозяйственный институт по специальности «учёный агроном-экономист сельского хозяйства». И главное, Кулаков, переведённый после свержения Хрущёва в Москву секретарём ЦК, порекомендовал своему преемнику Леониду Ефремову продвигать Горбачёва и дальше.
Ефремову он явно не нравился, но огорчать главного куратора сельского хозяйства не рискнул, и Михаил Сергеевич благополучно преодолел следующие карьерные ступеньки: первый секретарь Ставропольского горкома (1966), второй секретарь Ставропольского крайкома (1968).
Первым лицом края Горбачёв стал в 1970 году, разумеется, тоже с подачи Кулакова. Впрочем, к тому времени в Кремле у него уже появился новый покровитель — Юрий Андропов (тоже, по официальной биографии, уроженец Ставрополья).
С шефом КГБ Михаил Сергеевич познакомился ещё в 1969 году, когда, будучи замом Ефремова, в качестве представителя местной власти посетил отдыхавшего в Кисловодске Андропова.
Жена Горбачёва (успевшая, кстати, защитить кандидатскую по философии) была в это время его имиджмейкером — натаскивала в вопросах политики, науки, культуры, учила, как надо себя вести, как вовремя блеснуть эрудицией или заранее заготовленной цитатой.
Супруг, с его крестьянской сметкой, знал при этом, как привечать дорогих гостей с учётом их, так сказать, индивидуальных особенностей. Когда Андропов находился на отдыхе, Горбачёв старался брать отпуск и селился с семьёй рядом в правительственном санатории «Красные камни». Вместе они выезжали в горы на шашлыки, сидя у костра, слушали песни бардов-шестидесятников.

Гостеприимство по-ставропольски

К серому кардиналу партии Михаилу Суслову был другой подход. Тот считался человеком без слабостей, но одна слабость у него всё же имелась — ностальгия.
В 1939-1944 годах он руководил Ставропольем, и Горбачёв организовал в столице края музей, посвящённый деятельности Суслова. Когда в 1978 году Михаил Андреевич прибыл вручать городу своей молодости орден Октябрьской революции, суровому старцу организовали торжественную встречу, свозили в музей его имени и продемонстрировали фильм, в котором он был представлен как талантливый организатор партизанского движения. «Добили» Суслова грамотно подобранные подарки, вручённые не ему (бессребренику) лично, а внуку, — подводное ружьё и кожаная куртка.
Кладезем драгоценных знаний о кулуарных раскладах в политбюро стал для Горбачёва ещё один любитель шашлычков, главный кремлёвский медик Евгений Чазов. Именно он порекомендовал хозяину раскручивать туристический потенциал Ставрополья в пику соседней Кубани.
Горбачёв совету последовал. Реконструировал по высшему классу «Красные камни» и гостиницу «Интурист». Бежавшие от наводившего в Грузии порядок Эдуарда Шеварднадзе теневики открывали кафе и шашлычные. В самых живописных местах, как грибы после дождя, вырастали гостевые VIP-домики. На даче Горбачёвых в Бекешевке имелись финская сауна и русская баня, бильярд, охотничий зал для приёмов.
Дорогим гостям подносились подобранные с учётом индивидуальных вкусов подарки. А позже Горбачёв напоминал им о своём существовании разными презентами, не обделяя, кстати, и тех, кто ещё находился на заднем плане, но вполне мог войти в силу.
Андропов, например, продвигал в Москву ленинградца Григория Романова, и Горбачёв периодически отправлял хозяину Смольного самолётом цветы и фрукты. Обхаживались также глава московской партийной организации Виктор Гришин, ведавший партийными кадрами Иван Капитонов, министр внутренних дел Николай Щёлоков.
А уж когда приезжал заместитель Щёлокова Юрий Чурбанов, застолья и празднества отличались особой масштабностью, поскольку женат он был, как известно, на дочери генсека Галине Брежневой. Единственная проблема, что сам генсек пренебрегал Ставропольем, называя край «овечьей империей», а Горбачёва — «овцеводом».

Встреча четырёх генсеков

Впрочем, отсутствие реальных достижений в сельскохозяйственной сфере Михаил Сергеевич навострился маскировать эффектными пиар-кампаниями. Например, под строительство новой ирригационной системы он выбил астрономическую сумму — 525 миллионов рублей. В Кремль исправно уходили данные об освоении средств, подтверждаемые рекордными цифрами, но замалчивалось, что только один из 10 введённых в строй километров новых каналов имел надлежащие облицовку и гидроизоляцию. Естественно, потом приходилось проводить ремонт и реконструкцию, тратить дополнительные средства, но наверх об этом не рапортовалось.
Такой же показухой оказались и наскоро возводимые животноводческие комплексы. Другое «ноу-хау», так называемые межхозяйственные предприятия, имело аббревиатуру МХП, которую в народе расшифровывали как «Михаил хуй придумал».
Пару лет на всю страну трубили о передовом ипатовском (по названию района) методе сбора урожая. Но выяснилось, что скорость уборки объяснялась тем, что на район трудилась вся сельхозтехника края. При этом из-за стремления поскорее отрапортовать терялось от четверти до половины собранного хлеба.
Ходили о Горбачёве и слухи похуже. Например, о том, что оплачивать расходы по приёму высоких гостей приходилось колхозам и предприятиям, для которых это стало чем-то вроде дополнительного налога. Или о том, что, организовав в 1972 году свадьбу своей дочери Ирины, хозяин края взимал с предприятий нечто вроде оброка продуктами, а на ликёро-водочном заводе для него изготовили несколько ящиков эксклюзивных спиртных напитков. Кто-то нажаловался, и директора завода Тамару Карлову, закрывшую шефа своей грудью, посадили в тюрьму. Сам Горбачёв отделался оплатой сделанного спецзаказа. Поговаривали даже о том, что за склонность к взяткам его называли «Миша-конвертик». И уж во всяком случае дом его точно был полная (даже по номенклатурным меркам) чаша.
Однако до Кремля информация об этих реалиях если и доходила, то вовремя гасилась покровителями Горбачёва. При этом Андропов, Кулаков, Суслов периодически напоминали своим товарищам о Горбачёве как о молодом, энергичном, перспективном руководителе. Когда вместе с другими региональными руководителями Михаил Сергеевич бывал в Москве на пленумах ЦК, он говорил только правильные и согласующиеся с текущей линией партии речи, лишённые, впрочем, какой-либо конкретики, кроме впоследствии столь всем приевшихся «углубить», «расширить».
В конце концов Брежнев решил присмотреться к нему поближе.
Смотрины произошли 17 сентября 1978 года на станции Минеральные Воды, когда Брежнев ехал в Баку к ещё одному протеже Андропова — Гейдару Алиеву.
Встреча была во всех смыслах историческая, поскольку, помимо действующего, участвовали в ней и три будущих генсека — Юрий Андропов, Константин Черненко и сам Горбачёв.
Почву Андропов уже подготовил, поскольку был кровно заинтересован в том, чтобы провести в Кремль побольше своих ставленников. И произвести правильное впечатление у Михаила Сергеевича получилось.
27 ноября 1978 года на очередном пленуме он был избран секретарём ЦК КПСС, став в 47 лет самым молодым в партийном ареопаге.
Отбывая в Первопрестольную, Михаил Сергеевич, внимательно осмотрев кабинет, распорядился, какие именно вещи следует отправить за ним следом. Затем извлёк откуда-то чемодан и в ответ на предложение помочь донести его до машины категорически заявил, что понесёт чемодан сам. Хотя обычно от таких услуг не отказывался.
В его биографии началась новая глава. И в истории страны, к сожалению, тоже.

«Облом» с КГБ

В 1966 году кандидатура Горбачёва рассматривалась на должность начальника краевого управления КГБ, но была отвергнута тогдашним главой ведомства Владимиром Семичастным. В 1969 году сменивший Семичастного Андропов собирался взять Горбачёва к себе в заместители, но передумал. Горбачёв мог стать и генеральным прокурором, но его кандидатура встретила бурное противодействие члена политбюро и секретаря ЦК Андрея Кириленко.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Государства и правители Горбачёв: Путь наверх