Багира

Пятница, 11 24th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

О последнем министре-председателе Временного правительства знают удивительно мало. Большинству он представляется фигурой комичной и практически случайной. Между тем Александр Керенский к власти шёл долгим и трудным путём. И в конце концов добился своего. Но вот удержать власть в руках оказался не способен, фактически «подарив» победу своим главным противникам — большевикам.

Человек не на своём месте

Журнал: Загадки истории №37/С, спецвыпуск (Русская революция), 2017 год
Рубрика: Приговор времени
Автор: Николай Сергеев

Александр Керенский хотел расстрелять самого себя

Фото: Александр КеренскийПоследний министр-председатель Временного правительства Александр Фёдорович Керенский прожил весьма долгую, интересную и насыщенную событиями жизнь. Он родился 22 апреля 1881 года (по старому стилю), в одном городе со своим непримиримым политическим противником Владимиром Ильичом Ульяновым-Лениным — Симбирске. Только был на 11 лет младше него. Отметил пятидесятилетие Октябрьской революции в эмиграции и скончался в июне 1970 года. В этот год во всём мире отмечали столетие со дня рождения вождя большевизма. Такая вот ирония истории. Впрочем, можно сказать, что Керенскому ещё повезло — он не погиб в водовороте Гражданской войны. Хотя такой вариант и был вполне возможен.

Юрист и революционер

Прежде всего, стоит опровергнуть самую распространённую легенду о Керенском, согласно которой он был однокашником Володи Ульянова. Да, отец Александра Керенского действительно служил директором мужской гимназии города Симбирска. Но ещё в 1889 году Фёдора Михайловича Керенского назначили главным инспектором народных училищ Туркестанского края, и вся семья переехала в Ташкент. Там и прошли детские и юношеские годы будущего политика.
Александр Керенский окончил с золотой медалью 1-ю Ташкентскую мужскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. Но вскоре он перешёл на юридический факультет. После окончания университета женился и стал работать помощником адвоката.
В общем, типичное начало карьеры обычного клерка в заурядной юридической конторе. Но Керенский не хотел быть простым клерком. Он мечтал о блестящей политической карьере. В условиях Первой русской революции 1905-1907 годов её можно было сделать, только приняв участие в революционном движении. Поэтому Керенский примкнул к запрещённой партии эсеров, предоставив свою квартиру «для нужд партии». Молодой адвокат быстро вжился в роль революционера-подпольщика. Поздним вечером 23 декабря 1905 года, когда супруги Керенские наряжали рождественскую ёлку для своего восьмимесячного сына, в квартире раздался звонок. Одновременно кто-то постучал в дверь чёрного хода. Хозяин открыл двери, и в квартиру ввалилось несколько жандармов.

«Меня выдал Азеф»

Незваные гости были приторно вежливы, старались вести себя тихо, чтобы не разбудить спящего в кроватке ребёнка. Обыск длился несколько часов. В справке, составленной охранным отделением, говорилось, что при обыске в квартире помощника присяжного поверенного Александра Керенского были найдены «кожаный портфель с гектографированными заявлениями от имени организации «Вооружённое восстание»… картонная коробка с бумагой для гектографа, восемь экземпляров программы эсеровской партии, тетрадь со «стихотворениями преступного содержания» и револьвер с патронами».
Этого оказалось вполне достаточно для задержания по подозрению в антиправительственной деятельности. Жандармский ротмистр предъявил Керенскому ордер на арест и сообщил, какие вещи он может взять с собой.
Позже Керенский вспоминал: «Приближался рассвет. Никто не сказал, куда мы едем, однако когда мы переехали через Неву и за Литейным мостом повернули направо, я увидел перед собой контур печально знаменитых «Крестов».
Санкт-Петербургская одиночная тюрьма, более известная как «Кресты», была построена в 1892 году. В то время она ещё не имела такой запущенный вид и во многих отношениях была комфортабельнее прочих российских тюрем. Стандартная одиночка в «Крестах», по описанию Керенского, выглядела так; «Камера имела пять с половиной шагов в длину и три с половиною в ширину, при высоте около сажени. Штукатуренные стены её были окрашены тёмно-коричневою масляною краскою, так же как и дверь. В середине двери было проделано квадратное отверстие, четверти в полторы — форточка, откидывавшаяся в сторону коридора и запиравшаяся на замок».
Позже он так писал о своём содержании в «Крестах»: «Как это ни покажется странным, но я почти наслаждался своим одиночным заключением, которое предоставляло время для размышлений, для анализа прожитой жизни, для чтения книг сколько душе угодно».
Находясь в «Крестах», Керенский объявил голодовку, так как в течение двухнедельного срока ему не предъявили обвинения. Выдержал семь дней, но за это время ослаб настолько, что не мог самостоятельно подняться с кровати. На восьмой день в камере появились надзиратели, которые помогли арестанту встать и отвели до кабинета начальника тюрьмы. Здесь уже находился помощник прокурора, официально предъявивший Керенскому обвинение в причастности к подготовке вооружённого восстания и принадлежности к организации, ставящей целью свержение существующего строя. Не дослушав обвинение до конца, арестант потерял сознание от слабости, и его на руках отнесли в камеру.
Однако, несмотря на тяжесть предъявленных обвинений, 5 апреля 1906 года Керенский был отпущен на свободу, так как в России была объявлена амнистия. Его с семьёй выслали в Ташкент под надзор полиции.
И ещё одна любопытная деталь. Через 12 лет, когда открылись архивы охранки, выяснилось, что Керенский был арестован на основании доноса о том, что его квартиру эсеровские террористы использовали для подготовки покушения на самого Николая II! А эти сведения жандармам предоставил не кто иной, как Евно Азеф, самый знаменитый провокатор охранного отделения! Впоследствии Керенский не раз бравировал тем фактом, что его выдал охранке лично Азеф.

Бездарный демократ

Пребывание в тюрьме не стало препятствием для дальнейшей профессиональной и политической деятельности Керенского. Более того, это обстоятельство ей способствовало, поскольку у него теперь имелась репутация «мученика» и «узника самодержавия». Избранный Керенским путь адвоката и общественного деятеля удачно позволял ему совмещать «работу на революцию» с продвижением вверх по карьерной лестнице. Он защищал в основном «политических» преступников. Например, в 1910 году Керенский был главным защитником на процессе по делу туркестанской организации социалистов-революционеров, обвиняемых в антиправительственных вооружённых акциях. Процесс для эсеров закончился относительно благополучно, ни один из подсудимых не был приговорён к смертной казни. Примерно в те же годы Керенский стал масоном. Он позднее писал: «Предложение о вступлении в масоны я получил в 1912 году, сразу же после избрания в IV Думу. После серьёзных размышлений я пришёл к выводу, что мои собственные цели совпадают с целями общества, и принял это предложение».
В марте 1917 года, вскоре после Февральской революции, Керенский получил портфель министра юстиции. При первом же своём появлении на новом рабочем месте он проявил свой «демократизм», пожав руку швейцару. И сумел настоять, чтобы Временное правительство приняло закон о всеобщей политической амнистии, а также о сокращении наполовину сроков заключения лицам, содержавшимся под стражей по приговорам судебных мест за общие уголовные преступления. Итог: на свободу вышли около 90 тысяч арестантов, среди которых были тысячи воров и налётчиков, прозванных в народе «птенцами Керенского». Тогда же, в марте 1917 года был упразднён Департамент полиции. Страну сразу же захлестнул вал уголовщины. Преступники практически безнаказанно убивали и грабили обывателей.
В этом поступке впервые проявился «фирменный стиль» Керенского — разваливать любое дело, которым он начинал руководить.

Главноуговаривающий министр

Затем, в мае 1917 года Керенский стал военным и морским министром. Свою роль в руководстве российскими армией и флотом он видел в том, чтобы объезжать фронтовые части, с помпой выступая на многочисленных митингах. Многочасовыми речами он стремился воодушевить войска, из-за чего получил среди военных прозвище «Главноуговаривающий». Его руководство войной в конечном итоге привело к полному провалу июньского наступления Русской армии.
Но Керенский вместо отставки получил новую должность — летом 1917 года он стал министром-председателем Временного правительства, достигнув пика своей политической карьеры. Сосредоточив в своих руках максимум властных полномочий, Керенский особой славы не стяжал.
Вот как описывал его деятельность известный английский писатель и по совместительству сотрудник МИ6 Сомерсет Моэм: «Положение России ухудшалось с каждым днём… а он убирал всех министров, чуть только замечал в них способности, грозящие подорвать его собственный престиж. Он произносил речи. Он произносил нескончаемые речи. Возникла угроза немецкого нападения на Петроград. Керенский произносил речи. Нехватка продовольствия становилась все серьёзнее, приближалась зима, топлива не было. Керенский произносил речи. За кулисами активно действовали большевики, Ленин скрывался в Петрограде… Он произносил речи…».
После провала Корниловского мятежа, когда Керенский по сути предал генерала Корнилова, премьер потерял доверие армии. Он фактически открыл дорогу к власти большевикам, вооружил Красную гвардию и дал отмашку сепаратистам, которые, пользуясь безвластием в стране, начали «парад суверенитетов». К осени 1917 года Керенский добился того, что никто не пришёл к нему на помощь, когда большевики решили взять власть в стране в свои руки. Ни одна из воинских частей в Петрограде не выступила на защиту возглавляемого им Временного правительства.
В результате, в октябре 1917 года власть в стране захватили решительно настроенные большевики во главе с его земляком Владимиром Лениным.

Гатчинский пленник

Керенский накануне захвата Зимнего большевиками бежал из Петрограда на машине американского посольства. Он подчинил себе казачьи части, которыми командовал генерал Краснов, и с ними попытался вернуть потерянную власть. Однако его войска были разгромлены на подступах к Петрограду и отступили к Гатчине. Затем большевистским агитаторам удалось распропагандировать казаков, сражавшихся на стороне Керенского, и убедить их выдать бывшего главу Временного правительства. Для Керенского это означало верную смерть, так как его люто ненавидели балтийские матросы и солдаты петроградского гарнизона. Они растерзали бы бывшего министра-председателя на месте.
С большим трудом недавнему лидеру страны удалось ускользнуть из-под ареста и покинуть Гатчинский дворец. По одним данным, он воспользовался старинным подземным ходом, по другим — переоделся в морскую форму и в таком виде проследовал мимо охраны. Легенды о переодевании в женское платье, конечно же, не более чем анекдот.
Какое-то время бывший премьер-министр скрывался на подпольных эсеровских квартирах. В июне 1918 года Керенский под видом сербского офицера в сопровождении агента британских спецслужб Сиднея Рейли через север России выехал за пределы бывшей Российской империи. Он жил во Франции. Когда в 1940 году Гитлер оккупировал Францию, Керенский бежал в США.
Умер он в 1970 году в Нью-Йорке от рака. Местные русская и сербская православные церкви отказались отпевать его, сочтя виновником падения России. Тело Керенского было переправлено в Лондон, где проживал его сын, и похоронено на кладбище, не принадлежащем какой-либо религиозной конфессии.
Говорят, что под конец своей жизни Александр Фёдорович сказал в интервью с советским журналистом-международником Генрихом Боровиком: «Знаете, кого бы я расстрелял, если бы мог вернуться назад, в 1917 год? Себя, Керенского…». Что означала эта загадочная фраза, никто не может понять до сих пор.

Оценка современников

Один из деятелей кадетской партии Иван Куторга в своей книге «Ораторы и массы» так характеризует Керенского: «…Керенский был подлинным олицетворением Февраля со всем его подъёмом, порывом, добрыми намерениями, со всей его обречённостью и частой политической детской нелепостью и государственной преступностью. Ненависть лично к Керенскому объясняется, по-моему, не только его бесспорно огромными политическими ошибками, не только тем, что «керенщина» (слово, ставшее употребительным на всех европейских языках) не сумела оказать серьёзного сопротивления большевизму, а, наоборот, расчистила ему почву, но и другими, более широкими и общими причинами».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Государства и правители Человек не на своём месте