Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Невероятно, но факт: в многолетнем противостоянии двух крупных и влиятельных силовых структур СССР решающую роль сыграл портфель с едой.

Битва за власть

Журнал: Тайны СССР №2/С, май 2017 года
Рубрика: Тайны Кремля
Автор: Олег Логинов

История противостояния

Фото: Андропов в КремлеПротивостояния силовых ведомств — не советское ноу-хау. Зарубежная история кишит примерами соперничества между влиятельными структурами в погонах из-за власти, расширения полномочий или личных, амбиций.
КГБ и МВД просто сыграли по тем же правилам. Но приз на кону схватки был масштабнее — высший пост в государстве.
Лев и тигр — Юрий Андропов и Николай Щёлоков — пришли в команду Брежнева практически одновременно, в 1966 и 1967 годах. Один возглавил КГБ, другой МВД (которое тогда назвалось Министерством охраны общественного порядка РСФСР и считалось головным среди МООП союзных республик). Казалось бы — разделяй и властвуй. Но с первых дней их взаимоотношения приобрели характер соперничества и личной неприязни.
Война между двумя министрами шла 16 лет. Как ни странно, чёрная кошка между главными силовиками страны пробежала из-за советской интеллигенции.
Коммунист до мозга костей, Николай Щёлоков, давний друг Брежнева, тем не менее был завзятым театралом, поддерживал и защищал деятелей культуры (даже диссидентов!). Попросту мешал разборкам с неправильно, с точки зрения КГБ, мыслящей публикой. Это вызывало сначала раздражение, а потом и ярость первого чекиста СССР (зачастую Щёлокову удавалось не только спасти людей благодаря близости к Брежневу, но и добиться признания их заслуг — Галину Вишневскую, например, с его подачи орденом Ленина наградили!).
Казалось бы, совсем неплохой поэт Юрий Андропов не должен был так реагировать на действия министра, но он воспринимал это как покушение на функции и авторитет КГБ.
Последней каплей, видимо, стало обращение Николая Щёлокова в Политбюро с официальной запиской в защиту Александра Солженицына («К вопросу о Солженицыне», 7 октября 1971 года). К тому же он предлагал опубликовать «Раковый корпус» и выделить признанному в мире писателю хорошую квартиру в Москве. Он считал, что не следует повторять ошибок, допущенных ранее в отношении Пастернака… И, как доложили Андропову, министр дошёл до того, что доставал документы и карты, которые могли помочь Солженицыну в работе над первым томом «Красного колеса». Это было уже слишком. Заработали тайные механизмы, были найдены могущественные союзники в старой аппаратной гвардии ЦК, и, несмотря на дружбу с Брежневым, Щёлокова так проработали на Старой площади в ЦК КПСС, что Николай Анисимович попал в больницу с сердечной недостаточностью.

Ведомственная революция

А подчинённые своего министра любили. И было за что! Словно по волшебству, с приходом Щёлокова милиция из Золушки-замарашки начала превращаться в королеву. Николай Анисимович, конечно, не знал тонкостей милицейской работы, но зато умел находить лучших специалистов. Так, он в 1968 году смог восстановить союзное министерство как МВД СССР, им был приглашён для организации работы следственного аппарата, появившегося только в 1963 году, из военной прокуратуры Борис Викторов, для организации работы уголовного розыска — доктор юридических наук Игорь Карпец, для организации аналитической работы — Сергей Крылов из высшей школы КГБ. А сам Щёлоков вносил в работу МВД нестандартный подход. Начал он с человеческого фактора, практически сразу задекларировав свою позицию о необходимости заботы о гражданах и своих сотрудниках. Одним из первых нормативных актов нового министра стал приказ «О культурном и вежливом обращении с гражданами». А для своих сотрудников он к концу 1967 года добился повышения почти вдвое зарплаты рядовому и младшему руководящему составу, впоследствии — выплаты окладов по званию для офицеров. Николай Щёлоков организовал настоящий прорыв в повышении образовательного уровня сотрудников. Только за первое своё десятилетие в министерском кресле он организовал в системе МВД СССР создание 15 вузов и Академии МВД СССР. Для сравнения: за 50 лет до этого в МВД был образован всего один вуз.
Но… КГБ находился на правах старшего брата, первенство всегда было за ним. Чекисты работали «в белых перчатках», в то время как милиции доставалась вся «грязная» работа. Несопоставимыми были и материально-техническое обеспечение, бытовые условия. Вследствие чего со стороны МВД к КГБ было ревностное, завистливое отношение, а со стороны Комитета — высокомерно-подозрительное.
В чём Щёлоков решительно и бесповоротно обыгрывал Андропова до поры до времени, так это в «пиаре». Лучшие писатели и режиссёры направили своё творчество на пропаганду органов внутренних дел. А в знак благодарности Щёлоков содействовал выдвижению их работ на соискание государственных премий. Так, МВД выдвинуло на Ленинскую премию трилогию Сергея Михалкова «Дядя Степа» и на Государственную премию телесериал «Рождённая революцией» и роман Виля Липатова «Деревенский детектив». Благодаря преобразованиям Щёлокова за деньгами и романтикой в милицию потянулась молодёжь.
Андропов попытался ответить политическому конкуренту. Явно, что с его подачи был снят фильм «Амнистии не подлежит», по сюжету которого советский милиционер оказывается предателем, завербованным вражеской разведкой, а доблестные чекисты его ловят.
Щёлоков от такого «антипиара» пришёл в ярость и отправил гневное послание в ЦК со словами: «В качестве матёрого врага советской власти, предателя Родины, резидента иностранной разведки в этом фильме выступает начальник районного отдела милиции. Вызывает справедливое возмущение не только злостное искажение облика работника милиции, но и очевидная фальсификация действительности.
В истории советской милиции не было случая, чтобы её руководящий работник стал бы агентом империалистической разведки. Обращает на себя внимание вредная тенденция сюжета, которая фактически противопоставляет органы КГБ, разоблачившие предательскую деятельность работника милиции, органам внутренних дел».
В своём письме он закамуфлированно словно бы говорил руководителю КГБ, что негоже ему перекладывать проблемы с головы больной на здоровую: именно сотрудники госбезопасности периодически вербовались западными спецслужбами. И ЦК его поддержал. Фильм запретили к показу, потребовали переписать сценарий и переснять заново. Однако в противостоянии с Андроповым это был лишь локальный успех.

Подковёрные игры

В борьбе на политическом поле Андропов явно был гораздо более сильным игроком. А главное, он обладал более широким арсеналом действий. Щёлоков явно мешал его целям, но до поры до времени — несильно.
В конфликте между КГБ и МВД большинство членов Политбюро, судя по всему, изначально заняли наиболее выгодную для себя позицию нейтралитета. Известно, что сторонниками Андропова были секретарь ЦК КПСС Дмитрий Устинов и министр иностранных дел Андрей Громыко. Именно с их помощью Андропов и пришёл к власти в СССР в 1982 году.
Теоретически можно предположить, что союзниками Щёлокова были другие выходцы из Молдавии, которых Леонид Брежнев, как и Николая Анисимовича, перетянул в Москву. Константин Черненко стал заведовать общим отделом ЦК КПСС, Сергей Трапезников — отделом науки и учебных заведений. А Семена Цвигуна Леонид Ильич поставил первым заместителем Андропова, чтобы в этом ведомстве у него был свой человек.
В Политбюро не всегда присутствовало единство, особую независимость проявлял министр обороны СССР Андрей Гречко. Похоже, он считал, что если уж Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев во время войны служил под его началом, то остальные члены Политбюро ему и вовсе не ровня. И усиление влияния в стране КГБ во главе со «штатским» Юрием Андроповым его раздражало.
В 1976 году Андрея Антоновича не стало. Маршал Гречко приехал после работы на дачу, лёг спать и утром не проснулся. У его окружения эта смерть вызвала массу вопросов, поскольку они знали, что в свои 72 года министр обороны отличался отменным здоровьем, занимался спортом, регулярно играл в большой теннис.
Существует версия, что своенравному и надменному маршалу помогли «не проснуться» специалисты из КГБ. В 1973 году Юрий Андропов с подачи Брежнева вошёл в состав Политбюро. Ходили слухи, что рассматривался вопрос одновременно с ним сделать членом Политбюро и Щёлокова, но, видимо, министр внутренних дел в большой политике не был столь ценен, как председатель КГБ.
Для тайных операций «рыцари плаща и кинжала» годились гораздо больше, чем специалисты МВД, которые были «заточены» на решение совсем других задач. Именно в КГБ имелись тайные лаборатории, которые разрабатывали препараты, способные отправить человека на тот свет так, чтобы смерть выглядела естественной. Достаточно вспомнить, как они помогли болгарским товарищам ликвидировать в Лондоне диссидента и оппозиционного журналиста Георгия Маркова уколом зонтика.
Во всяком случае Юрию Андропову смерть Андрея Гречко была выгодна, поскольку освободившееся кресло министра обороны занял лояльный ему Дмитрий Устинов.
В 1976 году Леонид Брежнев пережил клиническую смерть и продолжал править, будучи уже больным.
И именно с этого времени начали происходить очень странные смерти и самоубийства в высшем руководстве страны.
Так же «лёг и не проснулся» 17 июля 1978 года 60-летний секретарь ЦК по сельскому хозяйству Фёдор Кулаков. Весьма странно ушёл из жизни первый заместитель председателя КГБ Семён Цвигун, женатый на сестре супруги Брежнева, Виктории Петровны. 19 января 1982 года он был на даче. Перед выездом на работу, когда он уже сидел в машине, офицер охраны сообщил, что Семена Кузьмича приглашают к телефону. Тот вернулся в дом — и застрелился… По официальной версии, Цвигун покончил жизнь самоубийством, поскольку был болен раком. Но сделал это действительно каким-то странным образом. И предсмертной записки не оставил.
Спустя шесть дней, 25 января 1982 года, скончался «второй человек в партии», секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов. Он лёг в больницу на банальную диспансеризацию. Рассказывают, что в больнице Суслова пришла навестить дочь. Он ей сказал, что чувствует себя хорошо и завтра прямо из больницы поедет на работу. В это время лечащий врач принёс какую-то таблетку. Михаил Андреевич эту таблетку проглотил и почти сразу после этого почувствовал себя хуже. А вскоре скончался от кровоизлияния в мозг. Говорят, что спустя месяц врача, давшего роковую таблетку, нашли в петле в собственной квартире. А освободившийся пост секретаря ЦК КПСС занял Андропов.
Неудивительно, если после этих смертей забеспокоился о собственной жизни Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. И в этой связи версия о том, что он составил заговор по аресту Андропова, имеет право на жизнь.

Заговор

В 2011 году в документальном фильме «Казнокрады. КГБ против МВД» была экранизирована любопытная версия. Согласно ей, после того как Юрий Андропов 26 мая 1982 года ушёл с поста председателя КГБ СССР и сосредоточился на партийной работе, Леонид Брежнев начал обсуждать со старинным другом Щёлоковым вопрос об устранении Андропова. И утром 10 сентября 1982 года дал министру внутренних дел карт-бланш на его трёхсуточное задержание для «выяснения обстоятельств антипартийного заговора». После этого по команде Щёлокова с подмосковной базы в столицу двинулись три спецгруппы для задержания Андропова. Однако якобы перед выездом некий подполковник милиции успел позвонить комитетчикам и предупредить их о начале операции. В результате милицейский спецназ в Москве был блокирован бойцами Группы «А» КГБ СССР. Причём на Кутузовском проспекте между противоборствующими сторонами произошло боестолкновение, результатом которого стали 10 раненых сотрудников обоих ведомств. Так что Андропов победил. А после того как спустя два месяца Брежнев умер, именно Андропов возглавил СССР.

Убийство на Ждановской

Однако считается, что Андропов переиграл Щёлокова не в 1982-м, а ещё в 1980 году, дискредитировав его известным убийством на Ждановской. Оно получило широкий общественный резонанс (даже появился одноимённый художественный фильм).
Жирное пятно на всю систему МВД легло из-за нескольких сотрудников, позарившихся на портфель с едой. 26 декабря 1980 года заместителю начальника секретариата КГБ СССР майору Вячеславу Афанасьеву исполнилось 40 лет. Хотя он находился на больничном, но решил съездить на работу, чтобы отметить это событие с коллегами. Домой возвращался поздно вечером навеселе и с продуктовым набором, выданным на работе к празднику, в который входили палка копчёной колбасы, банка горбуши, банка болгарских помидоров и бутылка водки. Подвыпившего Афанасьева задержали милиционеры Лобанов, Рассохин и Попов, дежурившие на станции метро «Ждановская». Хотя они сами были поддатые, но при этом чувствовали себя всесильными представителями власти. Вячеслав предъявил им удостоверение офицера КГБ, и по инструкции они вообще не могли его задерживать, но этим было наплевать на любые правила, особенно после того как заглянули к нему в портфель и решили, что выпивка и закусь им нужнее, чем ему. Как красногвардейцы в Гражданскую, они с пролетарской ненавистью отнеслись к задержанному «золотопогоннику» из элитного ведомства. И не просто реквизировали его портфель, но, можно сказать, «пустили в расход», со злобой забив его до полусмерти. Потом они, понятное дело, перепугались содеянного и позвонили своему начальнику майору Барышеву. Тот не придумал ничего лучше, как принять меры по сокрытию преступления своих подчинённых. Умирающего чекиста погрузили в служебную «Волгу» и вывезли к дачам КГБ у посёлка Пехорка, где бросили умирать. Расплата для милиционеров была суровой. 21 июля 1982 года начальник 5-го отдела милиции по охране Московского метрополитена Барышев и его сотрудники Рассохин, Лобанов и Попов были приговорены к расстрелу. Ещё несколько человек получили серьёзные сроки. Эта история серьёзно подорвала репутацию министра Николая Щёлокова, тем более что, со слов сотрудников прокуратуры, его ведомство вставляло палки в колеса следствию, пытаясь прикрыть своих сотрудников. А ещё этот случай окончательно расстроил отношения Щёлокова и Андропова.
В 1982 году, когда Генеральным секретарём ЦК КПСС стал Юрий Владимирович Андропов, он инспирировал настоящую вендетту своему политическому сопернику. 17 декабря 1982 года, через месяц после смерти Брежнева, Щёлокова сняли с поста министра. Отставка отнюдь не была почётной, после неё в отношении экс-министра началась проверка, пришлось покинуть госдачу и оплатить «Мерседес», полученный во время работы. Не выдержав постоянного давления, жена Щёлокова Светлана застрелилась 19 февраля 1983 года. 6 ноября 1984 года Щёлоков был лишён звания генерала армии. 7 .декабря 1984 года экс-министр был исключён из партии и лишён всех наград (кроме боевых). 13 декабря 1984 года Николай Анисимович выстрелил себе в голову из коллекционной двустволки, оставив два письма: одно — генсеку, другое — детям. Его предсмертная записка заканчивалась фразой: «С мёртвых ордена не снимают»…
Тяжёлые времена наступили и для милиции, которую возглавил выходец из КГБ Виталий Федорчук. В органах внутренних дел началась «большая чистка». В помощь новому министру в МВД по решению ЦК были направлены 150 сотрудников КГБ, в том числе и Василий Лежепеков, ставший заместителем министра по кадрам. Именно Федорчук и Лежепеков возглавили борьбу со «щёлоковщиной» для наведения порядка в системе органов внутренних дел. Увы, результаты этой борьбы оказались печальными и отнюдь не пошли на пользу делу. За короткое время из милиции были уволены 90 тысяч сотрудников. Например, в Иркутской области из 28 начальников горрайорганов были сняты 27, а 103 сотрудника уволены из органов или представлены к увольнению, 56 коммунистов были исключены из КПСС. Снижению уровня преступности такие меры отнюдь не способствовали.

Шли вровень

Леонид Брежнев, как мог, пытался уравновесить чаши весов и не выделять никого из вечных оппонентов-силовиков. Даже звания генерала армии Юрий Андропов и Николай Щёлоков были удостоены в один день — 10 сентября 1976 года. Также в один и тот же день им были вручены новые погоны с большой звездой и маршальские звёды малого образца для крепления на галстуке.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить