Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Лаврентий Берия был, вероятно, самым способным, хотя и не самым надёжным соратником Сталина. Дорогу к вершине власти он расчищал жёстко, но аккуратно. Зачастую он закручивал интриги, в которых его фигура отнюдь не выглядела главной. Пример тому — борьба, разыгравшаяся в Кремле в последние годы жизни генералиссимуса.

Берия: Крушение надежд

Журнал: Тайны СССР №6, сентябрь 2017 года
Рубрика: Тайны Кремля
Автор: Александр Соколов

Фото: Лаврентий БерияВ отличие от других членов сталинского Политбюро, Берия имел добротное — старой школы — образование. По материнской линии он состоял в дальнем родстве с князьями Дадиани, правившими Мегрелией ещё до присоединения края к России.

«Московская» группа

В 1915 году Берия поступил в Бакинское промышленно-строительное училище, где сблизился с марксистами. В Гражданскую войну он был активистом Бакинской коммуны. Но к власти пришли националисты-мусаватисты, и Берия устроился в их разведку. Как позже утверждал, по заданию большевистской партии.
Здесь он, вероятно, не лгал, поскольку после установления советской власти плавно переместился в структуры ОГПУ. Высокопоставленные чекисты Соломон Могилевский и Георгий Атарбеков вздумали покопаться в его прошлом, но погибли в авиакатастрофе. Такие несчастные случаи вообще периодически приключались с теми, кто пытался копать под Лаврентия Павловича.
В 1928-м Берия — нарком внутренних дел Грузии, а в 1932-1937 годах он уже руководит всем Закавказьем (Грузия, Армения, Азербайджан) в качестве первого секретаря крайкома. В ходе прокатившихся по краю репрессий Берия продемонстрировал Сталину усердие в разоблачении «врагов народа». Так он стал наркомом внутренних дел СССР вместо Николая Ежова. Берия выпустил из тюрем и лагерей от 200 до 270 тысяч необоснованно репрессированных.
Перед Великой Отечественной войной в окружении Сталина начала складываться группа, которую впоследствии назовут «московской». В неё входили не ветераны партии, такие как Вячеслав Молотов, Климент Ворошилов, Михаил Калинин, а публика помоложе — сам Берия, продвигавший его в период Гражданской войны Анастас Микоян, сделавший партийную карьеру на Украине Никита Хрущёв и Георгий Маленков, ведавший партийными кадрами.
Берия как руководитель спецслужб был в этой компании самой сильной фигурой, и Сталина это тревожило.
Поэтому из наркомата внутренних дел выделили наркомат госбезопасности. Берия даже не пискнул по этому поводу. Но зато сумел провести в руководители нового ведомства своего человека — Всеволода Меркулова. Уже в годы войны Сталин создал ещё одну силовую структуру — военную контрразведку Смерш. Берия и туда провёл своего ставленника — Виктора Абакумова.

Птенцы гнезда Жданова

Лидером противостоящей «москвичам» ленинградской группировки был Андрей Жданов — единственный член высшего руководства, умевший играть на фортепияно.
С 1934 года он руководил Ленинградом, хотя интересы его простирались намного шире: войдя в фавор у Сталина, Жданов возглавил комиссию по международным делам Верховного совета, курировал процесс присоединения прибалтийских республик и даже пытался играть роль главного идеолога. Правда, в начале Великой Отечественной войны из-за неудач на Ленинградском фронте положение Жданова пошатнулось.
Берия в годы войны выполнял функции «пожарного». В 1941 году он занимался эвакуацией промышленности на Восток. В 1942-м фактически руководил обороной Кавказа. Параллельно вместе с Маленковым Берия курировал энергетику и производство вооружения. С конца 1944 года он руководил атомным проектом.
Работы было много, но оставалось время и на участие в интригах. Тем более что в 1944 году, после снятия блокады и выхода из войны Финляндии, акции Жданова стремительно пошли вверх. Например, первым из партийных чиновников он был произведён в генерал-полковники.
Переехав в Москву, Жданов оставил в Ленинграде своего протеже Алексея Кузнецова. Впрочем, ненадолго, поскольку тот тоже попал в фавор и уже в марте 1946 года стал секретарём ЦК, отвечавшим за партийные кадры.
«Ленинградцы» наступали по всем фронтам. Председателем Совета Министров РСФСР стал ещё один герой блокады — Михаил Родионов. Сын Жданова Юрий возглавил отдел науки управления пропаганды и агитации ЦК. И даже заместителем Сталина по Совету Министров был пусть не блокадник, но тоже ленинградец — Николай Вознесенский.
Позиции «москвичей», напротив, трещали. В 1946 году грянуло «авиационное дело», раскрученное Василием Сталиным. Дескать, во время войны командование ВВС и руководство наркомата авиационной промышленности пытались скрыть низкое качество производившихся самолётов, — сваливая всю вину за случавшиеся аварии на лётчиков-испытателей.
Самое суровое наказание — расстрел — постигло заместителя командующего ВВС Сергея Худякова, хотя высшую меру ему дали не за организационные просчёты, а за пропажу самолёта с трофейным золотом. Наркома авиационной промышленности Александра Шахурина осудили на семь лет, командующего ВВС Александра Новикова — на пять.
Но в плане «большой политики» важнее всего было то, что курировавшего авиацию Маленкова вывели из состава секретариата ЦК и отправили в Казахстан на хлебозаготовки.
С теми, кто пытался копать под Берию, периодически приключались несчастные случаи.

Расправа с героями блокады

Берия от «авиационного дела» дистанцировался. В случившемся он увидел опасную для себя лично тенденцию: ставший новым министром госбезопасности Абакумов уже не считался с его мнением.
31 августа 1948 года Жданов умер от болезни сердца и был похоронен со всеми положенными деятелю его ранга почестями. Спустя полгода его сын Юрий стал зятем вождя, женившись на дочери Сталина Светлане. Казалось, позиции «ленинградцев» оставались прочными, тем более что в одной из бесед с Берией и другими представителями московской группы Сталин сказал: он, мол, стар, хочет уйти от дел, а в роли преемников видит Кузнецова и Вознесенского. Первый будет возглавлять партию, второй — правительство. Нет возражений? Возражений, конечно, не было, но Берия и сплотившиеся вокруг него «москвичи» приготовились к решающей схватке.
Жданов, боясь оказаться скомпрометированным, мгновенно устроил публичную порку Ахматовой, Зощенко, а заодно и журналу «Звезда».

Публичная порка

В ходе борьбы с «ленинградцами» Берия сообщил Сталину, что партийное руководство Ленинграда покровительствовало «литературным хулиганам» Анне Ахматовой и Михаилу Зощенко: их ввели в редколлегию литературного журнала «Звезда», которому покровительствовал Смольный.

Главный упор, по мнению «ленинградцев», следовало сделать на экономическом подъёме России, а это было возможно только при расширении самостоятельности государствообразующей нации. Поговаривали, что Ленинград следует сделать столицей РСФСР.
Естественно, эти разговоры дошли до Берии, а уж он довёл эту информацию до Сталина. Генералиссимус дал указание Абакумову провести расследование. И почти сразу «ленинградцев» атаковали по партийной линии.
Выявили, что на выборах обкома и горкома за некоторых руководителей голосовали не единогласно, хотя ЦК об этом факте не проинформировали. Но особенно прицепились к проведённой в ДК имени Кирова Всероссийской оптовой ярмарке, которая из-за участия представителей других республик фактически превратилась во всесоюзную. Попкова и его команду обвинили в разбазаривании отпущенных на выставку средств.
Затем дошла очередь до Кузнецова и Вознесенского, которым инкриминировали попытку образовать «средостение» между ленинградской парторганизацией и ЦК, а также «великороссийский имперский шовинизм».
30 сентября 1950 года решением Военной коллегии Верховного суда СССР герои ленинградской блокады Кузнецов, Попков, Капустин, а также руководители Советов Министров СССР и РСФСР Вознесенский и Родионов были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. К месту казни осуждённых доставили в пустой электричке и расстреляли уже через час после вынесения приговора.

В шаге от вершины

Однако, ликвидировав «ленинградцев», Сталин, внимательно следивший за соблюдением баланса сил, обнаружил, что в Политбюро сложилась сплоченная группа из Берии, Маленкова, Хрущёва и Микояна, явно ждущих его смерти. И кто знает, может быть, даже желающих эту смерть приблизить.
Конечно, наибольшую опасность для генералиссимуса представлял Берия, державший в своих руках и экономику, и кадры, и силовые структуры. И тогда Сталин решил избавиться от соратника, инициировав «мегрельское дело».
Сидевшими в руководстве Грузии земляками Берии заинтересовались серьёзно, причём для большей ясности Сталин так прямо и сориентировал шефа МГБ Абакумова: «Ищите большого мегрела».
Затем стало раскручиваться «дело врачей». Его фигурантами стали ведущие кремлёвские медики, которые, согласно доносу врача Лидии Тимашук, отравили Калинина, Щербакова и Жданова. Учитывая противостояние «москвичей» и «ленинградцев», версия со Ждановым не выглядит совсем уж фантастической.
Берия, конечно же, понимал, что удар направляется против него, и с помощью своих людей в органах сумел дискредитировать Абакумова. Донос следователя Рюмина был составлен грамотно, так что у всерьёз напуганного Сталина возникло подозрение, будто шеф МГБ умышленно спускает на тормозах «и дело врачей», и «мегрельское дело».
Абакумова арестовали и заменили партаппаратчиком Семёном Игнатьевым. Сталину он служил верно, но в чекистской работе не разбирался, так что Берия получил главное — время. Как раз столько, чтобы дотянуть до смерти Сталина.
Насколько вождю помогли уйти из жизни — вопрос отдельный. Факт, что его смерть была для Берии настоящим подарком.
Новым председателем правительства стал Георгий Маленков. Хрущёв отвечал за партию, но уже в качестве первого секретаря, а не генерального. Берия же получил руководство Министерством внутренних дел, снова поглотившим Министерство госбезопасности СССР. Первым делом он свернул «дело врачей» и «мегрельское дело», пока не накопали ничего лишнего. А затем начал выступать с более глобальными инициативами, причём либерального плана.
27 марта 1953 года по его предложению Верховный Совет СССР принял указ об амнистии, в соответствии с которым из лагерей было освобождено более 1,2 миллиона человек и ещё в отношении 400 тысяч прекратили дела.
Речь шла преимущественно об уголовниках, поэтому страну накрыла волна криминала, сбить которую удалось с большим трудом. Начали выпускать и политзеков, но в индивидуальном порядке. Зато не амнистируя, а реабилитируя, т.е. признавая жертвами необоснованных репрессий. За превышение полномочий и фальсификацию дел были арестованы многие высокие чины МВД и упраздненного МГБ из числа тех, кто не входил в бериевскую команду.
Не ограничиваясь внутренними делами, Лаврентий Павлович выступил за нормализацию отношений с западными державами и даже объединение ФРГ и ГДР в единое нейтральное, но и не социалистическое государство. С Югославией, которую при Сталине обвинили в измене делу социализма, договорились о восстановлении дипломатических отношений.
Однако лихость, с которой Берия карабкался на трон, вкупе с его зловещей репутацией настолько перепугали других представителей коллегиального руководства, что они организовали «дворцовый заговор».
26 июня 1953 года на заседании Совета Министров СССР главный чекист и милиционер был арестован, обвинён в шпионаже, превышении полномочий, изнасилованиях и прочих грехах. Судебное заседание, проходившее в закрытом режиме, приговорило его к высшей мере. Расстреляли Берию и шестерых его ближайших соратников 23 декабря 1953 года.
До высшей власти в стране Лаврентию Павловичу оставалось сделать последний шаг. Но именно на нём он и споткнулся.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Государства и правители Берия: Крушение надежд