Багира

Воскресенье, 05 20th

Последнее обновлениеВс, 20 Май 2018 4pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Полковник Олег Пеньковский, расстрелянный в 1963 году, был самым известным, но всё же вторым офицером высокого ранга в Главном разведывательном управлении Министерства обороны СССР (ГРУ), приговорённым к высшей мере наказания за шпионаж. Первым же считается Пётр Попов.

Пётр Попов: Охота на Грейспейса

Журнал: Загадки истории №14, апрель 2018 года
Рубрика: Мир шпионажа
Автор: Сергей Уранов

Пётр Попов — первый офицер военной разведки, завербованный ЦРУ

Фото: Пётр ПоповЗарубежные исследователи советских спецслужб, такие как Джон Бэррон или Дэвид Уайз, исследуя личности советских перебежчиков, детально выписывают биографии таких предателей, как Пётр Дерябин, Анатолий Голицын, Юрий Носенко. В когорте военных разведчиков много внимания они уделяли только Олегу Пеньковскому. Хотя до него в ГРУ не менее оглушительно прогремел другой «крот» — Пётр Семёнович Попов.

Парень из деревни

Родился герой нашего повествования в небольшом селе под Костромой в обычной крестьянской семье. И, видимо, это происхождение всю жизнь угнетало Попова. Но, скорее всего, оно же стало катализатором для построения карьеры.
В августе 1942-го 19-летним юношей Пётр ушёл на фронт. Как он воевал — неизвестно, но боевые награды заслужил. Кроме того, крестьянская жилка помогла ему стать неплохим снабженцем. А вот послевоенный период вызывает некоторые сомнения. По мнению некоторых источников, молодой офицер стал порученцем при генерале Иване Серове, в тот период занимавшем должность заместителя Главноначальствующего Советской военной администрации в Германии. По совместительству Серов являлся заместителем наркома НКВД СССР. Якобы по его протекции Попов поступил в Военную академию тыла и снабжения, из которой, после окончания в 1947 году, снова был откомандирован на учёбу. На этот раз в элитную Военно-дипломатическую академию (ВДА), которая готовила разведчиков для ГРУ.
Но есть нюанс. Серов, в 1950-х годах возглавлявший КГБ СССР, в 1958 году был освобождён от этой должности и назначен начальником ГРУ. То есть стал вышестоящим начальником Попова. Однако когда тот был разоблачён в 1959-м, то в отношении его «крёстного отца» никаких организационных выводов сделано не было. Зато после провала Пеньковского в 1962 году Серов понёс наказание.
«За потерю политической бдительности» его из генерала армии разжаловали в генерал-майоры и до выслуги лет отправили помощником командующего войсками Туркестанского военного округа по военным учебным заведениям. После выхода в отставку Серова лишили государственных наград. А вдобавок исключили из рядов КПСС.
Так или иначе, после окончания ВДА в 1951 году Попов получил назначение в австрийскую резидентуру ГРУ. О том, насколько была успешна работа разведчика в Вене, история умалчивает. Зато доподлинно известно, что именно здесь он был завербован американцами.

«Медовая ловушка»

Версий его предательства существует несколько. Американцы утверждают, что Попов стал «инициативником» — сам предложил им свои услуги в письме, подброшенном в автомобиль дипломата посольства США. Попов в процессе следствия заявлял, что его похитили и склонили к сотрудничеству под угрозой отдать под суд за шпионаж. Третья версия — американцы устроили ему так называемую «медовую ловушку» с последующим шантажом. Подставили молодому дипломату симпатичную девушку Эмилию Коханек, которая при наличии у Попова законной жены, оставшейся в СССР, стала его любовницей.
Непосредственной разработкой возможного агента занимался сотрудник американского посольства Джордж Кайзвальтер, личность весьма интересная. Сын полковника-интенданта царской армии, он родился в Санкт-Петербурге в 1910 году. После революции 1917 года глава семейства вместе с домочадцами перебрался в США. Здесь Джордж окончил Дартмутский университет, во время войны служил в разведке американской армии. В послевоенное время помогал нацистскому генералу Рейнхарду Гелену создавать разведслужбу ФРГ.
В 1951 году Джорджа перевели в ЦРУ и послали под прикрытием вице-консула в Вену. Главной задачей, поставленной перед разведчиком, было выявление среди советских дипломатов и сотрудников военной администрации потенциальных кандидатов на вербовку. Первым из таковых стал как раз Пётр Попов.
По некоторым данным, предатель за два года сдал информацию на 80 офицеров ГРУ, нескольких нелегалов и агентов. А также множество сведений, касающихся системы подготовки кадров управления и организационно-штатной структуры ведомства. Информации оказалось так много, что для их анализа в недрах ЦРУ пришлось создать новый отдел SR-9 (Soviet Russia — «Советская Россия»).
В 1955 году, после того как советские войска покинули территорию Австрии, Попова отозвали в Москву. Но не потому, что в отношении него возникли подозрения. Спустя некоторое время он получил назначение в ГДР, в разведывательный центр Карлсхорст, расположенный в пригороде Берлина. Граница между западной и восточной частями столицы была чисто символической, поэтому Грейспейсу (такой оперативный псевдоним ему присвоили в ЦРУ) не составило особого труда установить контакт со своими американскими хозяевами.

Роковое письмо

Встречи проходили на конспиративной квартире в американской зоне. На одной из них Попов рассказал, что ему поручили организовать переправку в США советского нелегала. В штаб-квартире ЦРУ долго размышляли, сообщить ли об этом коллегам из Федерального бюро расследований. Те были мастаки бороться с гангстерами, но как охотники за шпионами представлялись дилетантами. Опасения разведчиков подтвердились — ФБР так организовало наружное наблюдение, что нелегал почувствовал слежку и был срочно эвакуирован из страны.
Естественно, в ГРУ насторожились. Попов был вызван в Москву для разбирательства. Однако ему удалось доказать, что виной провала стала непрофессиональная подготовка агента. В ГРУ сделали вид, что поверили. Попову присвоили очередное звание, но оставили на работе в центральном аппарате на невысокой должности.
Правда, в ГДР Попова всё же на неделю отпустили, для того чтобы он мог отправить в СССР свои вещи. Там предатель в последний раз встретился с Кайзвальтером. Американец рассматривал вариант работы Попова в Москве. По его заданию работавший под прикрытием дипломата агент Эдвард Смит присмотрел несколько мест для тайников. Однако настолько неудачных, что Попов забился в истерике: «Вы что, хотите меня провалить?!». Так в истории противостояния КГБ и ЦРУ появился новый вид контакта шпиона со связным — «моменталка». Обычным местом для них были входы в гостиницы, оборудованные вертящимися секционными дверями. Попов входил через неё, моментально обменивался с куратором в вестибюле пакетами и через несколько секунд выходил наружу.
Попов возвратился в Москву, не подозревая, что Второе главное управление КГБ СССР (контрразведка) начало оперативную разработку плана «Бумеранг», в которой основным фигурантом был именно он. Советские контрразведчики присвоили Попову свой псевдоним — Иуда. Чекисты к тому времени узнали о наличии у него австрийской любовницы. Правда, дальнейшая перлюстрация корреспонденции Попова, прослушивание его телефона и даже установленное наружное наблюдение никаких позитивных результатов долгое время не давали.
Решающую роль сыграл прокол, допущенный американской резидентурой. Из Лэнгли они получили письмо Кайзвальтера с инструкциями для Грейспейса. Поскольку на конверте был указан домашний адрес Попова, то вместо «моменталки» они отправили письмо по почте. Но вместо адресата конверт вскрыли контрразведчики.
Получив неопровержимые доказательства того, что Попов действительно «крот», они незамедлительно начали действовать.
При обыске на квартире шпиона были обнаружены другие веские улики — средства тайнописи, шифровальные блокноты, инструкции по запасным видам связи и огромная по тем временам сумма денег — 20 тысяч рублей. Попов после ареста во всём признался и даже дал согласие на своё участие в двойной игре. Однако от контрразведчиков не укрылось, что во время контактов со связным Ланжелли он пытался тайком предупредить его о своём провале.
Оперативную комбинацию пришлось свернуть. Задержанный «дипломат» Ланжелли был выслан из СССР. Попов же Военным трибуналом 7 января 1960 года был приговорён к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор был приведён в исполнение.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Разведка и шпионаж Охота на Грейспейса