Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 3am

Гарольд Адриан Рассел Филби вошёл в историю под именем Ким. Именно так называл своего сына аристократ Сент-Джон Филби, большой поклонник творчества Редьярда Киплинга. Кимом звали главного героя одноимённого произведения великого писателя, который был английским разведчиком в Афганистане. Мог ли отец предполагать, что это прозвище станет пророческим? Ведь Ким Филби стал одним из самых знаменитых разведчиков 20-го века. Не литературным, а реальным! Вот только работал он, в отличие от литературного «тёзки», не на Англию…

Ким Филби — аристократ, коммунист, разведчик

Журнал: Запретная история №13(30), 2017 год
Рубрика: Войны спецслужб
Автор: Игорь Щеглов

Благородное происхождение

Фото: Ким ФилбиГарольд Филби родился в Индии 1 января 1912 года. Его отец, Сент-Джон, происходил из высшей аристократии Англии, долго жил в Индии, а потом в Аравии. Умудрился завоевать доверие первого короля Саудовской Аравии Абдель-Азиза ибн Сауда и стал его советником. Вполне возможно, что отец будущего разведчика и сам был разведчиком. Во всяком случае книгу «Ким» Редьярда Киплинга Сент-Джон очень любил. И даже сына иначе как Кимом не называл.
В этом романе Киплинга, написанном в 1900 году, повествуется о судьбе мальчишки-беспризорника, родившегося от связи женщины-индианки и ирландского офицера. Кимбол О'Хара (главный герой) в самом юном возрасте оказывается втянутым в «большую игру», которую в начале 20-го века вели английская и русская разведки за влияние в Средней Азии. Ким конечно же действовал на стороне англичан и достиг в этой деятельности больших успехов. В общем, этакий юный разведчик на службе Британской разведки.
Судьба Гарольда-Кима Филби сложилась по иному. Хоть и родился он в Индии, но воспитывался в Англии, у своей бабушки. Которая была родственницей будущего фельдмаршала Бернарда Монтгомери, командовавшего союзными войсками во время их высадки в Нормандии в 1944 году. В общем, принадлежал Гарольд Филби к самым сливкам английской аристократии. Он с отличием закончил Вестминстерскую школу и в 1929 году поступил в привилегированный Тринити-колледж Кембриджского университета.
В этом учебном заведении было не протолкнуться от особ голубых кровей. Но даже там в 30-х годах прошлого столетия были очень популярны социалистические идеи. Которыми Филби сильно увлёкся. А после окончания колледжа состоялась судьбоносная поездка в Австрию, в университет Вены.
Именно там Ким Филби, который, выправляя себе паспорт, попросил записать его именно как Ким, а не Гарольд, встретился с Эдит Тюдор Харт, о которой мы уже писали. Напомним, что в 1934 году в Австрии произошёл фашистский путч и в уличных боях погибло несколько тысяч человек. Филби был возмущён жестокостью фашистов, но более всего его возмущало бездействие собственного правительства. Которое не только не предпринимало никаких шагов по противодействию фашизму, но даже тайно поддерживало гитлеровскую Германию, видя в ней противовес коммунистическому Советскому Союзу.

Социалистическое прошлое и «дружба» с немцами

Филби вернулся в Англию вместе с будущей женой, коммунисткой Литци Фридман. Он приходит в офис лондонской организации коммунистической партии Англии и заявляет о своём желании вступить в компартию. Но на него уже обратил внимание «вербовщик №1» Стефан Ланг (Арнольд Дейч). Про перспективного молодого аристократа, сочувствовавшего коммунистическим идеям, ему рассказала давняя знакомая Эдит Харт.
Филби был умным человеком, и когда Дейч заговорил о том, что англичанину не стоит выпячивать свои взгляды, оборвать все связи с коммунистами и вплотную заняться карьерой, он сразу понял, куда клонит вербовщик.
— Вы хотите сделать из меня агента глубокого проникновения? — прямо спросил Филби.
— Именно, — не стал скрывать Дейч.
— Я согласен, — заявил Филби.
Жене он рассказал всю правду, и она полностью поддержала Филби. Они оба оборвали все связи с коммунистами, избавились от коммунистической литературы в доме, демонстрировали окружающим, что охладели к социалистическим идеям. Он планировал попасть в Форин-офис (МИД Великобритании). Но увлечение Филби «левыми» взглядами всё-таки не прошло незамеченным. Руководство Кембриджского университета отказалось дать необходимые рекомендации для вступления в дипломатический корпус выпускнику, «замаранному» нехорошими увлечениями.
Отец Кима, имевший связи среди дипломатов, не стал помогать сыну, а посоветовал сперва обрасти собственными связями. К примеру, став журналистом. Этот совет одобрил и «куратор» Кима Филби советский разведчик Александр Орлов. Вскоре Филби уже работал журналистом в «Англо-российской торговой газете». Этот журнал представлял интересы английских промышленников, которые имели интересы в Российской Империи, но с приходом к власти коммунистов многого лишились. Особого успеха это издание не имело, но зато Филби действительно стал обрастать связями.
А вскоре редактор журнала предложил молодому журналисту возглавить новый проект. Ему в голову пришла мысль издавать журнал, посвящённый англо-немецким экономическим отношениям. «Наверное именно с того времени и началась моя работа на советскую разведку», — вспоминал позже Филби. Он вступил в общество англо-немецкой дружбы, стал часто бывать в посольстве Германии в Великобритании, даже познакомился с Иоахимом фон Риббентропом, занимавшим в те времена пост посла Германии в Англии.
Филби не реже раза в месяц стал бывать в Берлине, познакомился со многими видными нацистами, завёл там связи, даже был представлен Геббельсу. В Москву потекла инфор — • мация о связях английских промышленников с правительством Германии. Все это было очень интересно, но Арнольд Дейч (Орлов к тому времени уехал из Англии, и куратором Филби стал тот, кто его и завербовал) считал, что Филби должен пробиваться в SIS (Secret Intelligence Service, английская разведка). Тем более что отец Филби имел к этой службе непосредственное отношение. Но отец по-прежнему отказывался помогать сыну.
В 1936 году Дейч советует своему агенту понемногу дистанцироваться от нацистов. Советский разведчик предугадал, что Великобритания от заигрывания с фашистами может перейти к конфликту с ними. Интуиция Дейча была выше всяких похвал: редактор, сменивший Филби на посту англо-немецкого журнала, в 1939 году был посажен под домашний арест и провёл в качестве домашнеарестованного всю Вторую мировую войну.
Дейч предложил Филби отправиться в Испанию, где разгоралась гражданская война. Заявив, что тот должен будет отправиться не к республиканцам, а к франкистам. По легенде, Филби ехал в Испанию на собственные деньги, планируя «отбить» вложение за счёт публикаций. На самом деле поездка была оплачена советской разведкой.
В Испании Филби пригодились знакомства с видными нацистами. Стоило франкистким офицерам узнать, что английский журналист лично знаком с Риббентропом и Геббельсом, как ему открывались все двери. Филби пускали туда, куда другим корреспондентам хода не было. Вернувшись в Лондон, он написал статью, изобиловавшую такими фактами, которых другим журналистам добыть было практически невозможно. И тут отец наконец помог сыну и продвинул статью в «Таймс». Статья главному редактору понравилась, да к тому же у «Таймс» в Испании ощущалась острая нехватка спецкоров. Один уволился, второй погиб в автокатастрофе. Филби предлагают стать специальным корреспондентом в Испании, и тот соглашается.
И опять Филби оказывается в среде франкистов. Филби еженедельно отправлял на парижский адрес зашифрованные сообщения с данными о передислокации франкистких частей, настроениях военных, работе немецкой и итальянской разведок (он умудрился влезть в доверие к руководителю абвера по всей Испании). Работой Филби в Испании руководил Орлов, с которым англичанин несколько раз встречался во французском городке Нарбона, расположенном на границе с Испанией.
А потом Орлов исчез (о судьбе этого разведчика мы рассказывали ранее, он стал невозвращенцем в 1938 году), и на некоторое время связь с Филби прервалась. Она возобновилась в 1940 году, когда Филби наконец добился того, что советовал ему Арнольд Дейч: он попал в SIS. Произошло это в какой-то мере случайно. Филби возвращался из оккупированной немцами Франции на одном пароходе с журналисткой «Дейли Экспресс» Хестер Марсдем Смидлей. Вполне возможно, что Филби знал о том, что журналистика для Хестер лишь прикрытие, а работает она в отделе «Д» (диверсии и пропаганда) SIS. Она заинтересовалась военным журналистом, который очень грамотно разложил экономическое и военное положение Великобритании в разгоравшейся мировой войне. По прибытии в Лондон Хестер порекомендовала Филби для работы в разведке.
Руководство разведки стало наводить о Филби справки. Обратившись в том числе и к уже действующему сотруднику SIS Гаю Берджесу, учившемуся вместе с Филби в Кембриджском университете. Разведчикам было невдомёк, что Берджес был завербован Лангом практически одновременно с Филби, и по рекомендации последнего. А теперь ещё один участник «кембриджской пятёрки» помог бывшему сокурснику попасть в святая святых английской разведки.

«…Лучше бы мы ничего не делали…»

Первое время Филби занимался преподаванием основ пропаганды и агитации в секретной школе, готовившей агентов-диверсантов для заброски на территории, оккупированные немцами. Но эту школу, как и отдел «Д», осенью 1940 года расформировали из-за отсутствия практических результатов в работе. В том числе был уволен и Берджес, а вот Филби удалось закрепиться в новой структуре, созданной на основе отдела «Д» и получившей название Управление специальных операций. Несмотря на боевое название, по сути дела это было подразделение, занимавшееся не диверсиями, а экономической разведкой. И здесь Филби, имевший высокие показатели по экономическим предметам ещё в университете, показал себя с самой благоприятной стороны.
В 1944 году Ким Филби становится руководителем 9-го отдела, занимавшегося исключительно Советским Союзом. То бишь противодействием русским шпионам. Благодаря Филби советским разведчикам удалось избежать многих провалов. В частности, в 1945 году к Филби поступило донесение из Стамбула от тамошнего резидента, который сообщал, что резидент советской разведки в Турции Константин Волков просит политического убежища, обещая взамен сдать всех агентов, которых знает, и секретные документы. Филби лично выехал в Стамбул, якобы для встречи с Волковым, а на самом деле — чтобы обеспечить нейтрализацию предателя. Благодаря своевременному сообщению в Центр и помощи Филби, сотрудникам НКГБ удалось захватить Волкова и вывезти его в СССР. А Филби умудрился представить дело так, что виноватым в провале оказался сам Волков и английский резидент в Турции. В Лондоне доклад внимательно прочитали и… отправили Кима Филби в Турцию резидентом. Порядок наводить. А после того, как навёл там порядок, командировали в США.
Вообще о деятельности «кембриджской пятёрки», и Кима Филби в частности, известно не очень много. За время работы в разведке Филби отправил около тысячи весьма важных сообщений. Но что в них было, ещё долго останется тайной за семью печатями. В 1951 году провалились два участника «кембриджской пятёрки» Дональд Маклейн (руководитель отдела США в МИД Великобритании) и Гай Берджес (чиновник по особым поручениям МИД). Под подозрение они попали в связи с расследованием «дела супругов Розенберг», американских коммунистов русско-еврейского происхождения. Скорее всего Розенберги действительно были связаны с советской разведкой и Маклейн с Берджесом встречались с ними не просто так. Ким Филби успел вовремя предупредить друзей, и те через Прагу успели уехать в СССР.
Но и сам Филби оказался под подозрением. По настоянию американских контрразведчиков его допрашивали в английской контрразведке. Но предъявить Филби, кроме близкого знакомства с Берджесом и Маклейном, было нечего. Однако Филби отстранили от серьёзных дел. В 1955 году он принял решение уйти в отставку. Впрочем, многие коллеги считали, что Филби стал жертвой интриг американской разведки, устроившей в собственной стране «охоту на ведьм» и пытавшихся сделать то же самое в Англии. А потому уже через год Филби опять призывают на службу. Под прикрытием корреспондента газеты «Обсервер» он отправляется в Бейрут.
Однако в английской разведке продолжали пристально следить за попавшим под подозрение высокопоставленным разведчиком. И копались в его прошлом. В 1963 году нашлась свидетельница, бывшая коммунистка Флора Соломон, которая утверждала, что в 1937 году Филби пытался её убедить работать на советскую разведку. Она встретила Филби в Израиле, узнала его и сообщила о давней истории послу Великобритании в Израиле. Сообщение упало на благоприятную почву — и Филби стали разрабатывать всерьёз. о чём довольно быстро узнали в Москве: в Англии ещё оставались агенты советской разведки, допущенные к большим секретам.
Кима Филби решают переправить в СССР. Для чего была разработана спецоперация. В 1963 году Филби оказался в Москве, где наконец получил награды, которыми был награждён за годы службы на советскую разведку. В 1967 году, когда широкой общественности стало кое-что известно о деятельности Филби, один из высокопоставленных сотрудников ЦРУ заявил: «Деятельность К. Филби в качестве офицера связи между SIS и ЦРУ привела к тому, что все чрезвычайно обширные усилия западных разведок в период с 1944 по 1951 г. были безрезультатными. Было бы лучше, если бы мы вообще ничего не делали».
До самой своей смерти в 1988 году Ким Филби преподавал навыки нелегальной работы в западных странах для будущих разведчиков.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Разведка и шпионаж Ким Филби — аристократ, коммунист, разведчик