Багира

Пятница, 07 21st

Последнее обновлениеСр, 19 Июль 2017 6pm

«…Он был высок, худощав и смугл, как цыган. Из-под чёрных бровей смотрели спокойные, но пронизывающие глаза, удивительно синие для такого смуглого лица. И этот взгляд и правильной формы нос гармонировали с твёрдой, решительной складкой его губ. Он одевался во все чёрное, как и подобало человеку его профессии, но на костюме его лежал отпечаток изящества, говорившего о хорошем вкусе». Узнаете? Да это же знаменитый пират из «Одиссеи капитана Блада» Рафаэля Сабатини! И портрет списан автором с самого себя. Авантюры капитана Блада увлекательны, но и в жизни самого писателя хватало места приключениям и тайнам. Ещё до Первой мировой войны Сабатини стал сотрудником британских спецслужб. А один необычайный случай на этом поприще столкнул его с призраками шотландского замка.

Капитан Блад и призраки

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2017 года
Рубрика: Антология шпионажа
Автор: Андрей Быстров

Тени Зазеркалья

Фото: Рафаэль СабатиниК замкам с привидениями шотландцам не привыкать. Замков здесь более трёх тысяч, и редкий из них не может похвастать собственными призраками. Вот, например, замок Глэмис. Тут есть заколдованная комната, где однажды граф Глэмис играл в карты с друзьями. В полночь вошёл некто в чёрном и присоединился к игре. Слуга, открывший дверь, увидел хозяина и его друзей, играющих в карты с сатаной в комнате, объятой пламенем… Перепуганные слуги заложили дверь в комнату кирпичом, но и по сей день оттуда слышны восклицания картёжников.
Или замок Данноттар, считавшийся неприступным бастионом. Горе тем, кто решался на штурм! Неуязвимые чёрные птицы, неподвластные силе любого оружия, обрушивались с башен на головы захватчиков. Овеянный морскими ветрами и укутанный мерным пением волн — этот замок и сегодня таит в себе тени былого мистического могущества.
Но мы отвлеклись. Рискованная миссия Рафаэля Сабатини оказалась связанной не с этими замками, а с не менее таинственным замком Гваннертор… Впрочем, не стоит забегать вперёд.

Задолго до Джеймса Бонда

Каким писателем считать Рафаэля Сабатини — итальянским, английским или швейцарским? Отец его был итальянцем, мать — англичанкой. Родился Рафаэль в Италии в 1875 году, учился в Португалии, юношей переехал в Швейцарию, потом в Англию, где принял британское подданство. Свободно владел пятью языками — итальянским, английским, португальским, немецким и французским. Любовь к Швейцарии Сабатини сохранил до конца дней, там создал свои первые произведения на французском языке. А прославившие его книги о капитане Бладе Сабатини писал по-английски. Возможно, на выбор языка и тематики повлияло увлечение Даниелем Дефо. Не исключено, что не только на этот выбор. Ведь Дефо был одним из тех, кто стоял у истоков английской разведки.
О британских спецслужбах тех времён нам известно немного. Но хороша была бы разведка, если бы об её деятельности знали все подряд! В начале XX века наиболее дальновидные политики были убеждены в неизбежности войны с Германией, хотя внешне все выглядело благопристойно — мирные заверения, тишь да гладь. И вот в 1909 году под руководством сотрудника Скотленд-Ярда Эдварда Дью, капитана королевского флота Джорджа Смит-Камминга и капитана Южно-Стаффордширского полка Вернона Келла было сформировано бюро для наблюдения за германской разведкой в Соединённом Королевстве. Позже на основе этого бюро появились МИ-5 (Служба безопасности) и МИ-6 (Секретная разведывательная служба). Поначалу бюро помещалось в одной комнатке, а персонал состоял всего из двух человек. К 1914 году штат МИ-5 «разбух» до 14 человек, а к концу войны, в 1918-м, — до 700. Об эффективности этой службы говорит хотя бы то, что и при столь минимальных силах уже 4 августа 1914 года, в день объявления войны с Германией, в Англии арестовали 21 немецкого шпиона.
Так выглядела организация, где оказался Рафаэль Сабатини. Официально он числился лишь переводчиком, но какая же спецслужба без секретов… И 3 июля 1913 года Сабатини был вызван Смит-Каммингом для конфиденциальной беседы.

Тайны замка Гваннертор

Речь сразу зашла о шотландском замке с привидениями — Гваннертор. Ходили слухи, что здесь обитает призрак леди в белом. Встреча с ней всегда предвещала несчастье. Местные жители, включая не самых суеверных, были настолько уверены в существовании леди, что опасались появляться возле Гваннертора даже днём.

Знаете ли вы что…

Последними словами Сомерсета Моэма, аиглийского писателя и сотрудника британской разведки, были такие: «Умирать — весьма скучное и безотрадное дело. Мой вам совет — никогда этим не занимайтесь».

Сам владелец в замке не жил, сдавал его в аренду. Личность же арендатора была окутана тайной. Он как будто тоже не жил в замке, но порой некоторые окна освещались, тёмными ночами ворота распахивались, пропуская экипажи без огней. Рассказывали, что из подвалов Гваннертора доносились приглушённые звуки, похожие на ритмичный грохот каких-то механизмов, работающих глубоко под землёй. И наконец, по мнению Смит-Камминга, туда могли вести следы деликатнейшего дела об исчезновении сэра Роберта Чизгрэма.
Сэр Роберт Чизгрэм, восьмой герцог Баллингуорт, граф Уорнби, член Тайного совета и кабинета министров, бесследно исчез 28 июня 1913 года. Его автомобиль, покинувший поместье в 10 часов утра, в Лондон не прибыл и нигде более не объявился. Исчезли также шофёр машины и секретарь сэра Роберта, ехавший вместе с ним. Расследование вёл обычным порядком Скотленд-Ярд, но он занимался только вероятным криминальным аспектом. Не было бы никаких оснований привлекать службу Смит-Камминга, если бы не одно щекотливое обстоятельство. С недавних пор сэр Роберт, известный расточительством и пристрастием к картам, был заподозрен в связи с германской разведкой. Если бы это подтвердилось, катастрофического для британского правительства скандала было бы не миновать. Словом, Сабатини было поручено, избегая огласки, заняться этим делом и начать с замка Гваннертор. Почему оттуда? По трём причинам. Первая — были получены данные о неоднократных визитах в Гваннертор доверенного помощника сэра Роберта — Джеймса Мейси, две недели назад выехавшего с поручением на континент и с тех пор не дававшего о себе знать. Вторая — странная репутация Гваннертора, которую кое-кто в верхах был склонен связывать со шпионажем. И третья — больше начинать было не с чего.

Потусторонний мир атакует

Рафаэль Сабатини прибыл в Гваннертор утром 4 июля. Он решил выдать себя за адвоката, чей клиент выясняет условия аренды замка. Слуга объяснил ему, что арендатор находится в Лондоне и ожидается только завтра, но, если адвокату будет угодно подождать, ему предоставят комнату. Лучшего и желать не приходилось. Ночью Сабатини надеялся провести рекогносцировку.
Около полуночи, когда он готовился покинуть отведённую ему комнату, вдалеке послышался женский плач. Сабатини осторожно приоткрыл дверь. Плач доносился из дальнего конца коридора, где царил кромешный мрак. Сабатини зажёг фонарь и сделал несколько шагов в том направлении. Внезапно коридор осветило голубое сияние, и в воздухе поплыла закутанная во все белое призрачная фигура женщины. Она пронеслась совсем рядом и скрылась за углом. Плач сменился дьявольским хохотом. Как вспоминал сам Сабатини, ему пришлось собрать все своё мужество, чтобы двинуться следом. И тут навстречу ему с воем ринулся громадный чёрный пёс — вздыбившаяся шерсть рассыпала голубые искры, глаза горели фосфорическим огнём. Сабатини был вооружён, но что такое револьвер против этого сатанинского порождения? Пришлось отступать. Буквально скатившись по лестнице, Сабатини наткнулся на полуоткрытую толстую дверь подвала. За ней луч фонаря высветил контуры каких-то механизмов, но разглядеть их Сабатини не успел. Сзади на голову разведчика обрушился страшный удар, и он потерял сознание.
Очнулся Сабатини на лугу приблизительно в полумиле от замка. Доковыляв до ближайшего городка Гленхорн, он из полицейского участка телеграфировал в Лондон. Вскоре прибыли сотрудники МИ-5, с ними Сабатини вернулся в Гваннертор. Однако замок опустел. Решили обыскать помещение и обнаружили, что в некоторых нишах установлены странные машины, похожие на проекторы кинематографа, направленные как внутрь помещения, так и наружу через окна, и фонографические устройства с усилительными рупорами. В подвале обнаружили печатные станки. За дальней дверью привязанный к деревянной кровати лежал человек с кляпом во рту. Это был сэр Роберт Чизгрэм — истерзанный пытками, но живой.

Секрет мастера иллюзий

Замок Гваннертор действительно арендовали немецкие агенты, печатавшие здесь фальшивые фунты стерлингов. Доверенное лицо сэра Роберта, Джеймс Мейси, был предателем, платным шпионом Германии. Именно он подбросил своим хозяевам идею похитить сэра Роберта и склонить к измене, шантажируя его карточными долгами. Шофёр и секретарь были убиты, а сэр Роберт доставлен в Гваннертор. Он держался стойко, немцы ничего от него не добились и оказались в тупике. Исчезновение шофёра и секретаря — одно дело, убийство члена кабинета в острейшей политической ситуации — совсем другое. Приезд Сабатини поставил точку в этой истории. Убивать ещё и его? Оставалось бежать.
А привидения? Это была выдумка немецкого изобретателя Карла Шойнбаха, тесно связанного с немецкой разведкой. Проекционную аппаратуру доставили из Германии и смонтировали в замке. Так немцы убивали двух зайцев: отпугивали любопытных и одновременно делали сомнительными любые подозрения относительно Гваннертора. Зачем немцы пугали этими призраками незваного гостя? Возможно, чтобы вызвать недоверие к его сообщениям и выиграть время.
В наши дни «генераторы привидений» из замка Гваннертор хранятся в музее города Дорридж. По иронии судьбы неподалёку отсюда на склоне лет Сабатини купил дом, в котором намеревался провести остаток дней. Но умер писатель в Швейцарии зимой 1950 года. А изобретения Карла Шойнбаха, пожалуй, отчасти предвосхитили современную голографию.