Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В годы Второй мировой войны по обе стороны фронта и в тылах работало немало женщин-разведчиц. Но ходили слухи о некой невероятно удачливой шпионке, услугами которой пользовались японцы, голландцы и американцы… Она вошла в историю под именем Банда, но сама женщина упорно называла себя дочерью Маты Хари.

Дочь Маты Хари

Журнал: Загадки 20 века №14, 26 июня 2017 года
Рубрика: Совершенно секретно
Автор: Сергей Голубев

Сиротка

Фото: Гертруда БандаЕсли предположить, что матерью Гертруды Банда (Gertrude Banda, 190(?)-1950) действительно являлась Маргарета Гертруда Зелле, которую мир знал по сценическому псевдониму Мата Хари, то отцом должен быть какой-нибудь азиат, но никак не официальный супруг — англичанин Мак-Леод. Ведь Банда была типичной азиаткой. Есть лишь одна зацепка: Мата Хари утверждала, что исполняет малайские танцы, которым научилась непосредственно у носителей культуры. Возможно, с одним из «носителей» у неё были весьма близкие отношения.
Точной даты её рождения неизвестно, но предполагают, что Банда появилась на свет не позже 1910 года. Её детство прошло в Индонезии в рыбацком посёлке Сунда-келапа, что на реке Чиливунг. Некогда маленькое поселение к началу XX века превратилось в городок, и местные жители стали называть его Джаякерта.
Банду как сироту воспитывали родственники, они любили пересказывать легенду о том, что девочка — плод романтической любви местного жителя и некой красавицы голландки, которая пробыла в Джаякерте неполных два года, разбила малайцу сердце, родила дочь и… исчезла так же внезапно, как и появилась. Красивая сказка, не правда ли? С ней и росла Гертруда Банда.
Её воспитали в малайском духе: тонкой, деликатной, немногословной и домовитой.
Обучение Банды ограничилось миссионерским голландским колледжем, но этого оказалось вполне достаточно.

Любовница, дочь, супруга

В неполные 20 лет Банда была великолепна. Но завидная невеста, к которой сватались многие местные богачи, предпочла стать любовницей пожилого голландского чиновника, одного из высших представителей колониальной администрации Нидерландской Ост-Индии. Это был джентльмен во всех отношениях, воспитанный в лучших европейских традициях, знатного происхождения и прекрасного образования. Он стал для молоденькой малайской красавицы не только любовником, но и наставником, заменил отца, которого Банда не знала (он умер после исчезновения матери девочки).
Покровительство голландца сыграло в судьбе девушки немаловажную роль: Банда приобщилась к культуре Европы, обрела светский лоск, выучила голландский и английский языки.
Голландец настойчиво добивался руки Банды, она — деликатно, но упрямо отказывала ему, ссылаясь на преклонный возраст своего покровителя. Тогда любовник удочерил содержанку, но на людях стал представлять её как супругу.
Банда везде и всюду сопровождала своего покровителя, который ввёл её в высшее общество и научил сводить полезные знакомства. Но счастье длилось недолго. В 1935 году содержатель умер, оставив Банде небольшую часть наследства. Остальное перешло в руки родственников голландца, которые не пожелали признавать его приёмной дочери и сожительницы.

Жизнь прекрасна!

Банда глубоко переживала смерть покровителя, была подавлена утратой, но отчаиваться даже не думала. Это было не в её правилах.
Как раз в это время активно развивалось сепаратистское движение за обретение независимости Индонезии. В моде был коллаборационизм в пользу японцев, в которых видели спасителей от гнёта европейских колонизаторов.
В Европе давно бушевала мировая война, многие представители голландской администрации выехали на родину. Колонии оказались в кризисном состоянии. В 1941 году японцы нанесли сокрушительный удар по Пёрл-Харбору, начали экспансию на континент и островные страны Тихого океана, в 1942-м вторглись в Малайзию, оккупировали Яву и Суматру. Многие видели в японцах освободителей.
Джаякерта стала центром политической и общественной жизни Индонезии. В своём доме Банда часто давала приёмы, на которых ведущие малайские космополиты напрямую общались с японскими военными и политиками. Эти великосветские салоны имели огромный успех. А она — гостеприимная хозяйка, обаятельная женщина и прекрасная собеседница — покорила японских генералов, представителей разведки, дипломатов.
Первые донесения японской разведки о «Банде — дочери Маты Хари» относятся к 1942 году. Токио высоко ценило своего нового сотрудника, доверие к ней со стороны Центра росло. Не забывала разведчица и о личной жизни. Один из лидеров сепаратистов, младше её на несколько лет, стал не только соратником по борьбе, но и любовником. Жизнь казалась Банде великолепной. Она находилась в гуще событий, в её руках была судьба Индонезии, она любила и была любима!

Двойной агент

Японский генерал Танака ещё в 1920-е годы предложил своему правительству меморандум, согласно которому Страна восходящего солнца должна была стать владычицей всей Юго-Восточной Азии и островных стран Тихоокеанского бассейна. У японцев были не меньшие претензии на территории влияния, нежели у Гитлера. Они чётко и планомерно настраивались на колониальный захват и последующую безжалостную эксплуатацию подвластных территорий. Давешняя многовековая мечта сёгунов превратить островную Японию в великую империю казалась теперь почти воплощенной.
Японские оккупанты провозгласили красивый план совместного процветания Юго-Восточной Азии, а на деле практически не скрывали своих целей. Шла наглая эксплуатация оккупированных территорий и местного населения.
К концу 1942 года малайские сепаратисты разочаровались в освободителях, прояпонское движение за независимость ушло в подполье, американцы стали активно вербовать агентуру. Конечно же, Банда не могла не заинтересовать разведку США, и вскоре она стала двойным агентом.
Образ её жизни нисколько не изменился, она, продолжая давать великосветские приёмы для японцев, выуживала у них нужную информацию. Вашингтон отмечал бесценность сведений, поступавших от Банды. Но настоящая известность пришла к ней с отправкой информации о японских планах нанесения ударов по Соломоновым островам, Филиппинам и другим ключевым местам Тихоокеанского региона. Ценнейшие сведения оказались незаменимыми.
До конца войны японцы так и не раскрыли агента-двойника, а после разгрома Японии в 1945 году в страну вернулись колонизаторы. Сначала это были британские экспедиционные войска, позже — голландцы.
Банда не изменяла своим привычкам радушной хозяйки и умной собеседницы — салон в её доме вновь был открыт.
Она продолжала шпионить, но теперь уже в пользу Национальной партии Индонезии. Банда так же ловко, как и прежде, выведывала секретные сведения у офицеров и чиновников колониальной администрации. Ей удалось добыть планы наступления карательных войск Нидерландов на индонезийскую Освободительную армию. Но как только Индонезия обрела независимость, о ценном агенте разведки тут же забыли. Банда тяжело переживала случившееся…

Пекин-Пхеньян

Ей было далеко за 40, когда судьба нанесла ещё один удар: Банду бросил любовник и ушёл к 20-летней девушке. Забвение и разрыв с любимым были невыносимы для столь активной и амбициозной женщины. Она впала в затяжную депрессию. Жизнь в новой Индонезии потеряла для неё смысл…
Когда американцы предложили Банде переехать в социалистический Китай и работать на ЦРУ, она с радостью согласилась. Обосновалась в Пекине, организовала агентурную сеть. Потом перебралась в Пхеньян, и там её случайно увидел на улице бывший агент её сети, который тут же донёс властям, что в Северной Корее работает американская шпионка.
С нею не церемонились: допросы, унижения, пытки, затем закрытое судебное слушание и жестокий приговор — высшая мера наказания. Её расстреляли в 1954 году. На следствии и в суде Банда упорно продолжала называть себя дочерью Маты Хари…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Разведка и шпионаж Дочь Маты Хари