Багира

Вторник, 10 24th

Последнее обновлениеВт, 24 Окт 2017 7am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Утром 27 декабря 1980 года недалеко от дачного посёлка Пехорка был найден мужчина со следами тяжёлых физических повреждений. Из всех документов при себе у него был только больничный лист с пометкой: «выдаётся сотрудникам КГБ, имеющим воинское звание». Так началось дело, в итоге потрясшее высшие эшелоны власти Советского Союза.

Убийство на «Ждановской»

Журнал: Запретная история №11(28), 2017 год
Рубрика: Тайны СССР
Автор: Игорь Щеглов

За что советские менты убили гэбэшника?

Пострадавший — майор КГБ

Фото: убийство майора КГББригада скорой помощи доставила пострадавшего в центральную больницу города Люберцы. Врачи смогли по бумагам опознать личность потерпевшего — им оказался майор Комитета государственной безопасности Вячеслав Васильевич Афанасьев, 1940 года рождения. В 8:20 о произошедшем сообщили дежурному сотруднику КГБ, а вскоре весть дошла до председателя Комитета Юрия Владимировича Андропова.
За загадочным нападением на офицера одной из самых могущественных организаций Советского Союза могло скрываться что угодно — вплоть до деятельности антисоветской группировки или активности иностранной агентуры. Афанасьев был на хорошем счету в центральном аппарате госбезопасности, он дослужился до должности заместителя начальника секретариата КГБ и имел доступ к секретным материалам, поэтому сразу возникла версия о связи нападения с профессиональной деятельностью жертвы. Кроме того, это был уже не первый инцидент с офицерами госбезопасности: 16 мая 1980 года исчез начальник шифровального отдела 8-го Управления КГБ майор Виктор Шеймов. Естественно, это порождало определённую озабоченность.
Выехавшая на место происшествия следственная группа милиции нашла окурок сигареты, сломанную авторучку и пятна запёкшейся крови. Примерно в то же самое время случайными прохожими в 15 километрах от места преступления, около вокзала города Железнодорожный, было обнаружено удостоверение на имя майора КГБ Афанасьева Вячеслава Васильевича. Вкупе с заключением врачей о многочисленных травмах на теле пострадавшего стало окончательно ясно: нападение было предумышленным.
Андропов не мог оставить преступление без внимания. Уже в понедельник, 29 декабря, все материалы передали из милиции в следственный отдел КГБ. По особому распоряжению главы ведомства была создана специальная следственная группа, руководство которой поручили следователю по особо важным делам Владимиру Калиниченко. 1 января 1981 года Вячеслав Афанасьев умер в больнице, не приходя в сознание. Вскрытие установило, что причиной смерти стала закрытая черепно-мозговая травма. К тому моменту следователи КГБ смогли в общих чертах восстановить события, предшествовавшие преступлению.

Роковой день

26 декабря 1980 года Вячеславу Афанасьеву исполнилось 40 лет. Празднование в кругу семьи решили отложить до выходных, поскольку в тот день майору нужно было идти к врачу — уже неделю он сидел на больничном с воспалением лёгких. Правда, с утра уходя в поликлинику, он предупредил жену, что зайдёт отметить юбилей со своими старыми сослуживцами. Домой обещал вернуться не позже десяти вечера. Одевшись в штатское, мужчина вышел из дома около 11 утра.
После визита к врачу Афанасьев, у которого оставался запас времени до встречи с приятелями, прошёлся по магазинам, купил дочери югославские босоножки, заглянул на работу, где получил по случаю праздника «продовольственный заказ» — палку дефицитной копчёной колбасы, банку болгарских помидоров, консервированную горбушу и пол-литра водки.
В 18:15 Вячеслав Васильевич встретился со своими сослуживцами — Фатеевым и Горшковым. Примерно до девяти вечера троица отмечала день рождения; в подарок юбиляру досталась бутылка хорошего коньяка. После подвыпившие приятели проводили Афанасьева до станции метро «Площадь Ногина», где, посадив его в вагон, расстались.
Болезнь, алкоголь поверх лекарств, усталость — всё это, наложившись одно на другое, запустило цепочку роковых событий, приведших к гибели майора. В метро офицер задремал и, сам того не заметив, проспал свою остановку, доехав аж до конечной — станции метро «Ждановская» (сегодня это станция «Выхино»). Здесь захмелевшего пассажира растолкали два контролёра. Они же вызвали стражей порядка, которые под руки выволокли Афанасьева из вагона и доставили в участок.
Таким образом, сотрудникам госбезопасности стало известно: милиционеры были последними, кто видел Вячеслава Васильевича живым. Очевидно, они же и могли пролить свет на то, как он оказался в районе Пехорки.
Однако попытка сотрудничать с милиционерами привела к странным и неожиданным результатам: те в разговорах с чекистами путались в собственных показаниях, рассказывали истории, противоречащие друг другу в деталях, и явно чего-то недоговаривали.
Справедливо посчитав такое поведение подозрительным, руководитель следственной бригады Владимир Калиниченко решил надавить на сотрудников МВД. После того как у одного из милиционеров, работавших в день гибели майора, обнаружили записную книжку Афанасьева, появилось основание для их задержания по подозрению в убийстве. Через две недели после преступления в следственный изолятор КГБ доставили восьмерых работников пятого линейного отдела милиции по охране московского метрополитена: начальника отдела Бориса Барышева, старшего инспектора Николая Рассохина, милиционеров Николая Лобанова, Александра Попова, Николая Возуля, Алексея Телышева, Александра Салатова и внештатного сотрудника милиции Вячеслава Пиксаева. Скоро на допросах они начали давать признательные показания.

Оборотни в погонах

Именно так можно назвать сотрудников пятого ЛОВД. Как удалось выяснить следственной группе Калиниченко, здесь годами процветало пьянство и откровенный грабёж задержанных, у которых отбирались личные вещи, украшения, деньги. Тех, кто противился действиям милиционеров, избивали, угрожая расправой в будущем, если они не будут держать язык за зубами. После этого большинство потерпевших предпочитало молчать, а жалобы тех, кто всё же отважился бросить вызов «оборотням», упирались в непробиваемую стену круговой поруки в органах МВД. Чувство безнаказанности подпитывало самоуверенность и аппетиты бандитов в форме.
26 декабря сотрудники пятого отделения находились в изрядном подпитии. Когда троих из них — Лобанова, Рассохина и Попова — контролёры вызвали на «Ждановскую» вытаскивать из вагона Афанасьева, их внимание привлёк плотно набитый портфель майора, из которого торчало горлышко бутылки коньяка и пахло колбасой. Милиционерам хотелось продолжения банкета, и они решили устроить его себе, забрав у задержанного все продукты.
Силой затащив Афанасьева в служебное помещение, сотрудники МВД отобрали у него вещи, открыли подарочный коньяк, начали разрезать копчёную колбасу. Вячеслав Васильевич начал возмущаться, предъявлял удостоверение майора госбезопасности — он знал, что работникам МВД было строжайше запрещено под любым предлогом задерживать сотрудников КГБ. Однако ощущение вседозволенности, дополнительно распалённое алкоголем, было настолько сильно у милиционеров, что они были не в состоянии осознать тяжесть содеянного. Афанасьева избили. Продолжая распивать горячительное, мужчины, развлечения ради, периодически били задержанного. А когда им это надоело, Афанасьева решили попросту вытолкать из комнаты милиции.
На прощание майор бросил своим обидчикам: «Вы ещё за всё ответите!». Это стало его роковой ошибкой. Лобанов и Попов, вскочив с места, кинулись к Афанасьеву и с силой несколько раз ударили его затылком об стену. Обмякнув, несчастный сполз по стене и остался лежать без движения.
Только теперь до преступников стало доходить, что они наделали. Пьяные милиционеры позвонили своему начальнику, майору Барышеву. Тот, узнав, что случилось, в панике примчался в отделение. Увидев жестоко избитого Афанасьева и его удостоверение, начальник понял, что если о произошедшем узнают в КГБ, то ни его подчинённых, ни его самого ничто не спасёт от возмездия. Андропов ни за что не простит нападение на сотрудника своего ведомства и лично проследит, чтобы виновные понесли наказание по всей строгости закона. Оставался один выход — замести следы, инсценировав разбойное нападение. Вместе обдумав, как это сделать, «оборотни» вывезли пострадавшего на служебной «Волге» подальше от отделения и выкинули у дачного посёлка Пехорки. Уже за городом майора решили добить, несколько раз ударив по голове стальной арматурой — чтобы он точно ничего не мог рассказать.
Вскрывшиеся факты глубоко возмутили коллег погибшего. Продолжая расследование преступлений банды Барышева, чекисты собрали 43 тома материалов, описывавших более 40 преступлений, совершенных милиционерами. Суд над ними завершился 21 июля 1982 года. Барышев, Рассохин, Лобанов и Попов были приговорены к расстрелу. Салатов, Телышев, Пиксаев и Возуля получили от 5 до 13 лет строгого режима.

Далеко идущие последствия

Убийство милиционерами майора госбезопасности на «Ждановской» само по себе являлось нерядовым происшествием, но дальнейшие события, связанные с ним, оказались масштабнее, чем можно было вообразить. Именно это преступление превратило многолетнее противостояние МВД и КГБ и взаимную неприязнь их начальников — Николая Щёлокова и Юрия Андропова — в непримиримую вражду.
Последний видел в случившемся вину министра внутренних дел, точнее, круговую поруку, которая при нём расцвела в милиции.
Николай Щёлоков вовсе не был пособником «оборотней в погонах». Он многое сделал для того, чтобы укрепить милицию, обезопасить советские города, побороть преступность. Николай Анисимович искренне пекся о своих подчинённых, заботился об улучшении их благосостояния, выступал в защиту рядовых милиционеров. Но это отцовское попечительство имело обратную сторону: такие «паршивые овцы», как сотрудники пятого линейного отдела, бандитствовали под прикрытием погон, будучи уверенными, что вышестоящее начальство всегда встанет на их сторону. Андропов решил положить этому конец.
Однако председатель КГБ хорошо разбирался в расстановке сил в Кремле и поэтому на первых порах избегал открытого противостояния с Щёлоковым. Дело в том, что Николай Анисимович был личным другом Леонида Ильича Брежнева, а его заместитель, Юрий Чурбанов, приходился генсеку зятем. В таких условиях любой скандал с МВД бросал тень на высшее руководство страны, и там вряд ли потерпели бы подобное.
Но к 1982 году ситуация изменилась. Здоровье Брежнева пошатнулось настолько, что всем стало ясно: Леонид Ильич долго не протянет. Вокруг кресла генерального секретаря, которое должно было вот-вот опустеть, разгорелась борьба. В числе основных претендентов оказались Андропов и Щёлоков. В таких условиях Юрий Владимирович стал, что называется, атаковать по всем фронтам, выбивая почву из-под ног своих конкурентов.
В сторону министра внутренних дел полетели обвинения в коррупции в связи с делом «Гастронома №1» и «крышеванием» «оборотней в погонах». После вынесения приговора милиционерам-убийцам Щёлоков пребывал в растерянности. Он прекрасно понимал, какой удар по авторитету милиции нанёс судебный процесс. Кроме того, из ЦК Партии к министру стали поступать настоятельные требования разобраться с нарушениями в его ведомстве. В МВД начались чистки, за тяжкие преступления и их сокрытие были осуждены свыше 80 стражей порядка, более 300 лишились погон.
Щёлоков пытался оправдываться, говорил, что работает над этим — и просил не афишировать результаты расследования, но было поздно. Андропов уже принялся дозированно сливать материалы процесса в прессу. Шансы его противника стать наследником стареющего генсека пошли на убыль.
10 ноября 1982 года Брежнев умер. Решением Политбюро новым генеральным секретарём становится Юрий Владимирович Андропов. Это было полное поражение министра внутренних дел. Его карьера стремительно пошла под откос, и вскоре, лишённый постов, званий и наград, разбитый и подавленный Щёлоков совершает самоубийство.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Спецслужбы Убийство на «Ждановской»