Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Волжский автозавод в Тольятти стал далеко не первым автомобильным производством в СССР. Однако впервые на подобной стройке, а затем и при дальнейшей эксплуатации предприятия участвовало такое большое число иностранцев. Именно поэтому Волжский автозавод всегда находился под самым пристальным вниманием Комитета государственной безопасности СССР.

Тайны вазовской контрразведки

Журнал: Тайны 20-го века №44, ноябрь 2017 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Валерий Ерофеев

Солдат невидимого фронта

Фото: иностранцы на ВАЗеНовое тольяттинское предприятие строилось по лицензии итальянского концерна «Фиат». Генеральным директором завода в 1966 году назначили тогдашнего заместителя министра автомобильной промышленности СССР Виктора Полякова. В своих мемуарах он потом писал, что это была грандиозная стройка, на которую съезжались люди со всех концов страны. А ещё на АвтоВАЗе действовали представители более чем 200 западных фирм, и уже на первом этапе строительства здесь порой находилось до 1500 иностранцев одновременно.
Понятно, что проверка такого количества зарубежных гостей для сотрудников госбезопасности стала очень сложной проблемой. Эта задача была возложена на опытного контрразведчика Вениамина Кожемякина, в то время подполковника госбезопасности.
Вениамин Ефимович Кожемякин родился в 1925 году. Во время Великой Отечественной войны он окончил курсы переводчиков, где в совершенстве освоил немецкий язык. Затем Кожемякин был направлен на 1-й Белорусский фронт, где служил вплоть до мая 1945 года, а после капитуляции Германии был адъютантом военного коменданта Берлина.
В 1947 году молодой офицер поступил на службу в КГБ СССР, и вскоре был направлен в Куйбышев (ныне Самара), в посёлок Управленческий, на опытный авиационный завод №2, которым тогда руководил знаменитый впоследствии конструктор Николай Кузнецов. В конце 1950-х годов из города на Волге Кожемякина направили на работу в ГДР, где он создавал агентурную сеть в Западном Берлине, а затем ею руководил.
В середине 1960-х годов Кожемякин был отозван из ГДР в распоряжение центрального аппарата КГБ СССР, и в 1968-м его назначили начальником отдела УКГБ по городу и порту Тольятти. В этой должности он работал вплоть до 1987 года, когда ушёл в отставку в звании полковника госбезопасности. В 2005 году Вениамину Кожемякину было присвоено звание почётного гражданина города Тольятти.

Помощь Андропова

Когда в конце 1960-х годов начались работы непосредственно на стройплощадке АвтоВАЗа, в КГБ уже имелась подробная информация о том, что на этот объект направлены кадровые разведчики ряда западных спецслужб, работавшие здесь под прикрытием должностей технических специалистов.
Вот что рассказал об оперативной обстановке на строительстве АвтоВАЗа полковник госбезопасности Сергей Хумарьян, в прошлом — начальник контрразведки УКГБ по Куйбышевской области, а ныне заведующий музеем УФСБ по Самарской области.
— В период с 1967 по 1969 год сил небольшого по численности городского отдела КГБ для работы с иностранцами на ВАЗе откровенно не хватало. В то время здесь насчитывалось всего 10 сотрудников вместе с начальником. Конечно же, подполковник Кожемякин не раз просил увеличить численность отдела, однако решение этого вопроса было выше компетенции областного управления. И так продолжалось до августа 1969 года, когда Куйбышев и Тольятти по партийным и депутатским делам посетил председатель Комитета государственной безопасности СССР Юрий Андропов.

Знаете ли вы что…

В 1997 году руководство ФРС (разведывательная служба Германии) выпустило для внутренней продажи значки с надписью «Я люблю ФРС». Практически у всех сотрудников дети гуляли по улицам с этими значками на груди.

Начальник управления КГБ по Куйбышевской области Иван Павлович Кинаров сразу же доложил Андропову о трудностях, сложившихся на строительстве АвтоВАЗа. И когда председатель КГБ отправился из Куйбышева в Тольятти, он первым делом распорядился пригласить начальника городского отдела. Вот как об этой беседе поведал Вениамин Кожемякин.
— Я и первый секретарь Тольятти некого горкома КПСС Оболонков встретили Андропова на окраине города. Юрий Владимирович сразу же пригласил меня в свою машину, и, пока мы ехали на стройплощадку АвтоВАЗа, я успел доложить ему сложившуюся обстановку. Председатель обещал помочь. Это дело было в пятницу. А в понедельник утром у меня в кабинете уже сидела бригада из 10 человек из центрального аппарата КГБ СССР под руководством заместителя начальника второго главка Башоликова. У меня уже был подготовлен план реорганизации и расширения моего отдела. Москвичи с ним ознакомились и забрали с собой, и уже через неделю этот план с небольшими поправками подписал Андропов.
Вот так в Тольятти был создан отдел КГБ, имеющий примерно такой же штат сотрудников и почти такие же полномочия, какие в то время имели лишь областные управления. В этом отношении города, подобные Тольятти, в Советском Союзе можно было буквально пересчитать по пальцам.

Шпионские будни

В разработку отдела КГБ по городу Тольятти попадали сотни иностранцев. Далеко не все они занимались шпионской деятельностью, однако в ходе этой работы нашими контрразведчиками в общей сложности было выявлено около 30 агентов зарубежных спецслужб. Впоследствии они были изобличены в разведывательной деятельности и выдворены за пределы страны.
Рассказывает Сергей Хумарьян.
— Чтобы была понятна расстановка сил, я могу сказать, что в 1970-е и 1980-е годы тольяттинскому городскому отделу КГБ, да и всей куйбышевской контрразведке приходилось противодействовать сразу трём резидентурам иностранных спецслужб. Одна из них находилась в представительстве итальянской фирмы «Фиат». Для нас не было секретом, что итальянская разведслужба в это представительство внедрила свою агентуру. На первом этапе наша контрразведка всегда своевременно вычисляла агентов и обезвреживала.
Второй корпус спецслужб работал в итальянском консульстве в Тольятти. Здесь он действовал на линии въезда и выезда сотрудников, работающих в сфере научно-технического и промышленного обмена между СССР и Италией. Были не раз отмечены попытки вербовки работников Волжского автозавода на этой линии. Однако благодаря усилиям в том числе и контрразведки ни одного советского человека итальянцам завербовать так и не удалось.
А на третьем направлении контрразведчики противодействовали спецслужбам США. В частности, в итальянской автомобильной столице Турине специальная группа ЦРУ США не раз пыталась вербовать наших специалистов, рабочих, инженеров, учёных, которые приезжали сюда по производственным делам. Поэтому контрразведке приходилось во все выезжавшие в Италию группы включать своих оперативных сотрудников, успешно противостоящих проискам американцев.

Разведка доложила точно

Уже после пуска первой очереди АвтоВАЗа городскому отделу КГБ приходилось проводить на заводе не только контрразведывательные операции, но и другие мероприятия, целью которых официально называлась «экономия иностранной валюты». Вот как вспоминает о том времени Вениамин Кожемякин.
— Завод вёл переговоры о поставках и монтаже нового оборудования с западногерманской фирмой «Порше». А представители фирмы заломили за этот заказ ни много ни мало 10 миллионов долларов. Наши представители чувствуют — что-то здесь не то, цена слишком высокая. Однако сведений о реальной стоимости товара или каких-либо других аргументов у нашей стороны не было, даже примерного представления. Вот тогда директор АвтоВАЗа Виктор Поляков и обратился ко мне с просьбой: не можете ли вы как-то прояснить ситуацию? Ну, мы сразу же взялись за это дело своими методами.
Оперативники КГБ выяснили, что все финансовые документы по поставкам оборудования в течение переговоров находились у руководителя западногерманской делегации в кейсе, который тот никогда не выпускал из рук. И вот, чтобы заглянуть в эти документы, Вениамин Кожемякин предложил Виктору Полякову пойти на оперативную хитрость.
По его совету директор завода пригласил всю немецкую делегацию на целый день на экскурсию по Волге. Фирмачей не пришлось долго уговаривать. Но пока они с борта заводского теплохода любовались видами Волги и Жигулёвских гор, сотрудники КГБ тайно проникли в гостиничный номер руководителя делегации, где тот оставил свой кейс, и сфотографировали все нужные документы.
При их изучении выяснилось, что немцы вдвое завысили цену на свою продукцию. На самом деле она стоила не десять, а пять миллионов долларов. На другой день переговоры продолжились. И вот тогда Поляков сообщил фирмачам, что у них есть предложение от другой компании, которая готова продать заводу оборудование по более низкой цене. Словом, в тот же день с немцами был подписан договор о поставках на выгодных для нашей страны условиях.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Спецслужбы Тайны вазовской контрразведки