Багира

Пятница, 12 15th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Украинские националисты и западные разведки к 1945 году накопили весьма солидный опыт совместной работы.

Сотрудничество западных спецслужб и украинских националистов в первые послевоенные годы

Журнал: Военно-исторический журнал №1, 2016 год
Рубрика: Шла «холодная война»
Автор: Н.Н. Платошкин

Ещё в 1926 году под эгидой польской и английской разведок в Париже была создана организация «Прометей» («Prometeusz»), в состав которой вошли представители Азербайджана, Грузии, белых донских казаков, «Идель-Урала» (тюркских народов Урала и Поволжья), Ингрии, Карелии, Коми, Крыма, Кубани, Северного Кавказа, Туркестана и Украины. Отделения «Прометея» имелись в Харбине, Хельсинки, Берлине и Тегеране. Целью «Прометея» являлось не только свержение советской власти, но и разделение СССР на национальные государства русофобской направленности. Польский диктатор Ю. Пилсудский финансировал «Прометей», чтобы с его помощью захватить Украину и воплотить в жизнь свою программу «Польша от моря до моря». Примечательно, что Пилсудский, примкнувший в 1892 году к Польской социалистической партии, задолго до появления на карте мира Советского Союза, в 1904 году, в меморандуме к японскому правительству указывал на необходимость использовать в борьбе с Россией многочисленные нерусские народы на берегах Балтийского, Чёрного и Каспийского морей и обращал внимание на польскую нацию, которая благодаря своей истории, «любви к свободе» и бескомпромиссному отношению к трём разделившим Польшу империям, без сомнения, займёт лидирующее положение и поможет освобождению других угнетённых Россией народов1.
После разгрома Польши в 1939 году кадры «Прометея» перешли на службу к нацистам. Одним из них был Павел (Павло) Шандрук, бывший штабс-капитан русской армии. В годы Гражданской войны в России П. Шандрук стал одним из видных петлюровских «полководцев» (генерал-хорунжий), в 1920 году подался в эмиграцию, в 1938-м поступил на службу в польскую армию и в чине майора в сентябре 1939 года воевал против вермахта, тогда же был захвачен немцами в плен, однако уже в январе 1940 года освобождён.
17 марта 1945 года Шандрук возглавил в Веймаре Украинский национальный комитет (созданное нацистами правительство Украины в изгнании), а с 24 апреля 1945 года — Украинскую национальную армию (Украïнська Нацioнальна Армiя, УНА), сформированную верховным командованием вермахта на основе 14-й дивизии СС «Га-личина» (в УНА — 1-я Украинская дивизия) и противотанковой бригады «Свободная Украина» (Протипанцерна бригада «Вiльна Украïна»), ставшей в УНА ядром 2-й Украинской дивизии. Немцы планировали передать в УНА до 50 тыс. украинцев из различных подразделений вермахта и СС. Свастику на знамёнах сменил украинский трезубец. Формально Шандрук был подчинён главе Комитета освобождения народов России (КОНР) А.А. Власову. Хотя в мае 1945 года бывшая дивизия СС «Галичина» числилась в составе УНА и в СС не входила, однако её «кадры» состояли из бывших эсэсовцев и военных преступников, участвовавших в зверских расправах над мирным населением на Украине и в Белоруссии. В любом случае, в боевом расписании вермахта вплоть до самой капитуляции упоминалась именно 14-я дивизия войск СС «Галичина», а не 1-я дивизия УНА. После капитуляции гитлеровцев англичане, помня заслуги Шандрука по «Прометею», не только не отобрали у его подчинённых оружие, но даже снабдили их дополнительным. Таким образом, дивизия Шандрука оказалась единственным воинским формированием фашистского блока, сохранившим оружие и собственное командование после 9 мая 1945 года.
Англичане перевели личный состав дивизии Шандрука в специальный лагерь в Италии (Римини), где царили весьма мягкие порядки. Казалось бы, жить да жить. Но в США в то время (лето 1945 г.) общественное мнение было настроено против эсэсовцев любой национальности, поэтому американцы склонялись к выдаче подчинённых Шандрука советской стороне. Неожиданно на помощь украинским нацистам, большинство из которых являлись униатами или быстро сделались таковыми, пришёл папа римский. 5 июля 1945 года специальный уполномоченный президента США при папском престоле получил дипломатическую ноту госсекретаря Ватикана с просьбой помочь «бедным беженцам» «укрыться во Франции, Бельгии, Голландии или в любой другой стране», чтобы они «не нашли свой конец на территориях под господством русских»2.
Американцы проверили несколько «бедных беженцев» и обнаружили у них под мышками татуировки СС. Таковых в лагере оказалось как минимум две тысячи из девяти. Военное командование США склонялось к выдаче этих людей как военных преступников Советскому Союзу.
Однако Ватикан не унимался, и 11 августа 1945 года Вашингтон получил очередную ноту. В ней папа римский ссылался на свою обязанность «духовного покровительства» над украинскими униатами (в ноте их именовали не украинцами, а русинами, видимо рассчитывая на незнание американцами этнических особенностей Восточной Европы). Своим священником в лагерях украинских эсэсовцев папа просил назначить ярого антикоммуниста епископа Ивана Бучко, который в 1940-1945 гг. опекал униатов в США3. То, что среди униатских капелланов украинской дивизии находились бывшие эсэсовцы (например, Иван Гриньох), папу не смущало. В 1945 году Бучко учредил при Ватикане Комитет помощи украинцам, то есть личному составу дивизии Шандрука.
Ватикан подбросил американцам и юридическую уловку, чтобы они могли не выдавать украинских коллаборационистов советским властям. Мол, в дивизии Шандрука исключительно бывшие граждане Польши, никогда не получавшие советские паспорта.
Министерство иностранных дел Великобритании поддержало Ватикан и также выступило против выдачи украинских эсэсовцев СССР. Но тогда, по логике, их надо было отправлять в Польшу, где с украинскими националистами особо не церемонились. Поэтому Ватикан настаивал на немедленном освобождении украинцев из лагерей под покровительство Бучко. 25 августа 1945 года давний друг Бучко униатский епископ Богачевский из Питтсбурга направил послание начальнику генерального штаба американских вооружённых сил (и будущему госсекретарю) Дж.К. Маршаллу, в котором пытался обосновать предоставление статуса политических беженцев всем украинцам в американских зонах оккупации Германии и Австрии: «Эти украинцы, которых квалифицируют как русских или поляков, живут в смертельном ужасе и боятся самой мысли о том, что их могут послать в советскую Россию или Польшу…»4.
Надо сказать, что американские офицеры в Германии прекрасно понимали, что среди людей Шандрука полно военных преступников, англичане же настаивали на том, что этот факт должна сначала установить комиссия союзников. Тем не менее американцы до осени 1945 года в основном выдавали украинцев из своей зоны оккупации советской стороне.
30 ноября 1945 года Вашингтон получил ещё одну ноту Ватикана «от имени 2000 украинских беженцев в Штутгарте» с просьбой не прибегать к репатриации их на родину5. Американцы ответили, что «беженцы» подозреваются в военных преступлениях. Но через две недели в госдепартамент пришла ещё одна «бумага» от папы, на сей раз с грифом «срочно». Со ссылкой на Бучко папа требовал немедленно приостановить репатриацию украинцев в СССР.
Первые залпы «холодной войны» (фултонская речь У. Черчилля) привели к смене вектора в американской «украинской политике». 23 января 1946 года госдепартамент издал новые инструкции по данному вопросу. Отныне следовало выдавать СССР лишь тех украинцев, которые после 1939 года получили советское гражданство и постоянно проживали в Советском Союзе.
Против лоббирования украинских эсэсовцев активно выступила прогрессивная украинская диаспора в США. 25 июня 1946 года госдепартамент получил послание от украинско-американской лиги, в котором выражался «однозначный протест против планов разрешить прибытие в нашу страну людям, сотрудничавшим с немецкими фашистами и терроризировавшим украинцев, поляков и евреев… или тем, кто был бойцами дивизии СС «Галичина», которая сражалась против американской и британской армий в Италии… Эти люди помогали немцам в лагерях смерти убивать не только украинцев, поляков и евреев, но и граждан Великобритании, Франции и Соединённых Штатов»6. Правительство США ответило, что оно заинтересовано в поисках военных преступников в лагерях для перемещённых лиц. Тем не менее украинские эсэсовцы после войны продолжали спокойно обитать в британском лагере в Римини, который в сентябре 1947 года надлежало передать итальянским властям. В Италии в то время были очень сильны позиции компартии, и англичане опасались, как бы их украинских друзей не настигло возмездие. Поэтому в Римини в январе 1947 года прибыла британская комиссия во главе с бригадным генералом Маклином якобы с целью поиска военных преступников. Из 8272 человек англичане допросили не более двухсот. Естественно, что все допрошенные отрицали свои связи с СС или участие в военных преступлениях. Комиссия Маклина и не трудилась проверять эти показания. Английский парламент, правда очень поздно, в 1988 году, всё же признал, что никакой серьёзной проверки в отношении украинцев никто не проводил. Маклин, закончив «проверку», рекомендовал переправить украинцев, дабы итальянцы не передали их «Советам», в Великобританию, что и было сделано летом 1947 года. Хотя посол СССР Г.Н. Зарубин передал английской стороне список, в котором фигурировали 124 человека из дивизии «Галичина», причастных к военным преступлениям, англичане информацию попросту проигнорировали. И это при том, что даже МВД Великобритании согласилось на высылку поименованных в списке лиц в Германию с целью их тщательной проверки. Но возражала английская разведка SIS, на которую Шандрук работал до войны. К тому времени (начало 1948 г.) английские спецслужбы при поддержке их американских коллег уже решили возродить довоенный «Прометей», только под новым названием. Здесь надо отметить, что ещё на тайной так называемой 1-й конференции порабощённых народов Востока Европы и Азии, проведённой по инициативе руководства Организации украинских националистов (ОУН) 21-22 ноября 1943 года на Ровенщине, члены Украинской повстанческой армии (УПА), представлявшие якобы 13 народов СССР, договорились о совместной борьбе против «общего врага» — «русского коммунизма». Был учреждён Антибольшевистский блок народов (АБН) с целью расчленения СССР на отдельные национальные государства. Само название — «Антибольшевистский блок» в своё время придумал духовный наставник и «предтеча» Гитлера — Эдуард Штадлер7. На связи с американской разведкой от АБН находился ближайший соратник и заместитель С. Бандеры Ярослав Стецько, проходивший по документам американской разведки как CAVATINA-2.
16 апреля 1946 года в Мюнхене (американская зона оккупации Германии) состоялось организационное оформление блока, который впоследствии расширился. В эту структуру помимо украинцев из ОУН(Б)8 вошли представители армянской, белорусской, болгарской, хорватской, эстонской, латышской, литовской, «казацкой», «туркестанской» и чешской эмиграции.
Американская разведка (SSU)9 установила первые контакты с ОУН(Б) в апреле 1946 года (проект «Белладонна»)10. Представитель американской контрразведки (служба Х-2) в Мюнхене Болеслав Хольтсман11 стал офицером связи между бандеровцами и SSU. Судя по докладным Хольтсмана руководству, он прекрасно понимал, что среди бандеровцев много военных преступников, запятнавших себя связями с нацистами. Поэтому контакты с ними поддерживались втайне и на достаточно низком уровне. Глава SSU полковник Квинн считал бандеровцев интриганами, стремившимися использовать США в своих (не всегда понятных для американцев) политических целях. К тому же американцы были отнюдь не убеждены (как ранее и нацисты), что именно группа Бандеры представляет весь спектр украинского национализма.
Главным консультантом SSU по «украинскому вопросу» был венгр Золтан Аради (позывной Сарацин), составивший в октябре 1946 года докладную записку «Украинское националистическое движение». Через Ватикан З. Аради встречался с лидерами ОУН(Б) — С. Бандерой, командующим УПА Р. Шухевичем, Я. Стецько. Первоначально он работал с Иваном Гриньохом и Юрием Лопатинским (кличка в американской разведке Акробат), членами Украинского высшего совета освобождения (Украшська Головна Визвольна Рада, УГВР), сформированном в 1944 году в качестве «правительства Украины». Гриньох был униатским священником и служил главным капелланом карательного нацистского батальона «Нахтигаль». С 1944 года Гриньох был вице-президентом УГВР. Он вёл успешные переговоры с немцами о передаче УПА оружия и боеприпасов отступавшими немецкими войсками. В конце войны Гриньох через Прагу бежал в Мюнхен. Лопатинский в УГВР отвечал за связи с УПА. Именно сообщения Гриньоха и Лопатинского об «успехах» УПА в борьбе против «Советов» и привлекли внимание американской разведки к бандеровцам. Американцы попросили ОУН(Б) о предоставлении разведывательной информации по Советской армии.
В конце 1947 года в УССР был направлен эмиссар ОУН(Б) с инструкциями от американской разведки по реорганизации действий УПА. Кроме инструкций, он должен был передать Шухевичу информационное письмо, в котором обещалась столь ожидавшаяся бандеровским подпольем скорая война западных стран против СССР.
Аради встречался также с ближайшим соратником Бандеры, членом руководства ОУН(Б) Николаем (Миколой) Лебедем — «министром иностранных дел» УГВР. Но даже для американской разведки Лебедь (один из псевдонимов в ОУН — Чёрт)12 оказался «неудобным» человеком, так как ещё в 1934 году вместе с Бандерой был приговорён польскими властями к смертной казни за теракт против министра внутренних дел Польши Б. Перацкого (непосредственный исполнитель теракта Г. Мацейко).
В 1940 году Лебедь окончил спецшколу гестапо в Закопане. К тому же он был идейным вдохновителем «волынской резни», когда в апреле 1943 года выступил с предложением «очистить всю революционную территорию от польского населения». После войны Лебедь обосновался в Риме (при поддержке Ватикана). Однако в результате личного обращения Бандеры, направленного через Гриньоха в ноябре 1947 года, американская разведка переместила Лебедя с семьёй из Рима в «более безопасный» (с точки зрения экстрадиции в СССР) Мюнхен. При этом было отмечено, что потеря Лебедя «нанесла бы прямой ущерб США», поскольку он важный источник информации «о сопротивлении на Украине».
При этом сама же американская разведка в своих внутренних документах характеризовала Лебедя как «украинского фашистского лидера, подозреваемого в сотрудничестве с нацистами», и «хорошо известного садиста и немецкого коллаборациониста»13. И только в 1985 году власти США впервые публично признали Лебедя военным преступником и начали в отношении него расследование. Но и тогда ЦРУ опекало его и в 1991 году убедило прокуратуру США прекратить следствие.
В конце 1946 года при поддержке Ватикана, британской и американской разведок в Мюнхене вышла 126-странич-ная брошюра Миколы Лебедя «УПА (Укра'шська Повстансь-ка Арм!я)», в которой данное формирование подавалось как «героическое украинское национально-освободительное движение, сражавшееся с нацистами и коммунистами». УПА, в соответствии с этим буклетом, никогда не сотрудничала с нацистами и, конечно же, не уничтожала поляков и евреев в Галиции14. Данный опус был нужен американской разведке, чтобы подготовить общественное мнение США к сотрудничеству с бывшими нацистскими коллаборационистами. Военная контрразведка армии США (CIC) (Counterintelligence Corps) отметила полезность этой публикации как «исчерпывающей информации по предмету».
В своей докладной записке З. Аради характеризовал бан-деровцев Гриньоха, Лебедя и Лопатинского как людей, полезных для США, и даже использовал для их обозначения термин «реферат-33» (R-33)15. Автор докладной при этом самого С. Бандеру в группу R-33 не включил — уж очень одиозной фигурой он казался даже для американской разведки. И всё же Аради сделал вывод, что «после тщательного изучения украинской проблемы и сравнения информации от различных источников в Германии, Австрии и Риме (т.е. Ватикане. — Прим. авт.)… УГВР, УПА и ОУН-Бандера являются единственными и крупными и эффективными организациями среди украинцев». Надо понимать, эффективными в борьбе против советской власти. В штаб-квартире американской разведки Бандеру рассматривали как антисоветчика и антинемца, продолжавшего свою кампанию насилия после ухода немцев с Украины16, и признавали, что его группа «в первую очередь террористическая организация»17.
После доклада Аради (одобренного в Вашингтоне) он и Хольтсман в середине 1946 года приступили к формальному сотрудничеству с бандеровцами в Западной Германии. Проект «Белладонна» означал сбор разведывательной информации об СССР. В рамках операции LYNX Хольтсман с помощью бандеровцев пытался обнаружить советских агентов в Западной Германии. В январе 1947 года LYNX дополнили операцией с характерным названием TRIDENT («Трезубец»).
Если в рамках LYNX американцы поддерживали контакты с УГВР, то «Трезубец» обозначал работу с ОУН(Б). К тому времени ненавидевший любых конкурентов Бандера рассорился с УГВР в пух и прах, поэтому американцам пришлось «разводить» этих «друзей» по разным операциям.
Американская контрразведка надёжно опекала лидера УГВР Стецько (кличка Нестор), которому за каждым углом мерещились агенты советского МГБ. Чтобы не злить Москву, американцы даже порекомендовали Нестору снизить накал антисоветской пропаганды в Западной Германии18.
В рамках операции «Трезубец» главным партнёром Хольтсмана и Аради выступил глава банде-ровской службы безопасности (СБ) Мирон Матвиейко (один из псевдонимов — Рамзес), сотрудничавший с абвером (отдел контрразведки абвер-3) в 1941 году в борьбе против советского подполья на оккупированной немцами Украине. Матвиейко был одним из самых близких Бандере людей. Его жена Евгения Кошулинская (техническая сотрудница руководства СБ в Мюнхене) являлась крёстной матерью сына Бандеры Андрея.
Перед Матвиейко ставилась задача — борьба против конкурентов Бандеры среди украинской эмиграции, прежде всего «мельниковцев» (сторонников смещённого Бандерой в 1940 г. с поста главы ОУН Андрея Мельника). Шеф бандеров-ской «безпеки» убеждал своих американских хозяев, что вся небандеровская украинская эмиграция «наводнена большевистскими агентами».
В рамках операции «Трезубец» Матвиейко получил кличку Дедал19. Он согласился в обмен на гарантии безопасности для бан-деровцев в американской зоне оккупации Германии поставлять агенту американской разведки А-43 информацию об «антисоветских операциях» ОУН(Б). Дедал стремился любыми путями завоевать доверие (и деньги), поэтому «сливал» американцам такую «дезу», что даже у них она стала вызывать подозрение. 18 ноября 1946 года американцы приняли решение прекратить прямые контакты с УГВР, АБН и связанными с ними организациями. Но это не означало прекращения сотрудничества двух сторон. Для поддержания контактов с американской разведкой была создана специальная группа СБ (Zabordona Seciya Vyzvolnoi Borotyi, ZSVB, она же группа «Белладонна»)20, которая должна была работать только с американцами, получать от них деньги и не поддерживать никаких контактов с любыми другими украинскими организациями. Американской разведке надоела постоянная грызня украинских националистов между собой, и они решили с нуля создать «только свою» украинскую структуру. При этом Стецько получил эксклюзивные права на поддержание контактов «Белладонны» с АБН, УГВР, «ОУН-Бандера»21 УПА и СБ.
Офис операции «Трезубец» разместился в здании американской военной оккупационной администрации по Верхней Баварии (Мюнхен, Софиенштрас-се), что ограждало украинцев от ненужного внимания немецкой и американской военной полиции.
Задачи операции «Трезубец» были сформулированы следующим образом: «Операция… запланирована как чисто контрразведывательное мероприятие с упором на проникновение в советские органы безопасности антисоветских украинских групп… Но так как она возникла в связи с операцией «Белладонна», где предполагалось использовать украинские группы для разведки, было необходимо на ранней стадии комбинировать цели этих двух операций с целью максимального использования возможностей украинцев. Вся проделанная до сих пор работа должна рассматриваться не как разведывательная, а как проникновение в УГВР с целью создания солидной основы для будущих контрразведывательных операций совместно с украинскими группами в Германии и на Украине…
Целями операции «Трезубец» являются следующие:
1) Проникновение в УГВР — как диссидентская группа в СССР эта организация даёт возможность для контактов с Украиной и советскими разведывательными органами там.
2) Контроль контрпроникновения — как диссидентская группа УГВР всегда представляла интерес для советской разведки и, несомненно, были предприняты попытки проникновения в неё; посредством глубоких знаний персонала и деятельности УГВР мы можем получить представление о методах советского проникновения и по возможности получить двойных агентов для нашего собственного применения.
3) Прямая контрразведывательная информация из СССР — через УГВР/УПА и через опрошенных нами курьеров «Трезубца» мы можем контактировать с советской разведкой на её собственной территории»22.
Американцы понимали, что имеют дело с нацистскими коллаборационистами. Поэтому в секретном документе разведки подчёркивалось: «Наши обязательства по отношению к украинцам из УГВР/УПА строго ограничены… Не было и не будет дано никаких формальных обещаний, которые могли бы касаться американской заинтересованности в антисоветских организациях…
Американские интересы в украинских делах заключаются лишь в обеспечении (наших) дел в Германии и не должны рассматриваться как спонсорство или даже попустительство антисоветской деятельности любого толка»23.
Если американцы старались использовать бандеровцев лишь в своих целях, то и те платили взаимностью и часто пичкали «партнёров» всякого рода слухами, а то и откровенной «дезой». В целом развединфор-мация СБ ОУН в Вашингтоне высокой оценки не получила. Весной 1947 года из Вашингтона сообщили в Мюнхен, что там «не считают, что полученная от украинских групп информация оправдывает время и усилия, которые затрачены и должны ещё быть затрачены на этот проект. Опыт показал, что получаемая от подобных групп информация низкого качества и идеологически предвзятая»24.
Кроме того, в Вашингтоне признавали, что цели США и бандеровцев расходятся: «эти белые русские25 и украинцы имеют только одну цель, а именно — провоцирование раскола между нами и русскими, так как они достаточно умны, чтобы понимать, что достижение их главной цели — независимость Украины или создание Белой России — практически невозможно»26.
Сознавали американцы и тёмное прошлое своих новых «партнёров»: «Белые русские… имеют большой опыт в антисоветской игре. В этой связи сотрудничество с германской разведкой многих из них представляется плюсом, хотя оно и отвратительно»27. Глава SSU полковник Квинн отмечал: «Элементы украинского националистического движения… в настоящее время пытаются найти союзников в своей борьбе против СССР, или, как минимум, получить достаточную моральную и материальную поддержку для поддержания своего существования в эмиграции. Поэтому их лидеры создают впечатление, что их дело правое, их прошлое — чистое, что существует сильное движение сопротивления на Советской Украине, что у них прекрасная разведка с контактами непосредственно в СССР и что они имеют отличную организацию». Квинн всему этому явно не доверял, характеризуя украинских националистов различной окраски как «неустанных политических интриганов и мастеров по части пропаганды. Попытки старого руководства ОУН, сейчас представляющего УГВР — УПА, придать движению «демократический» аспект (кавычки Квинна. — Прим. авт.) ложны и, по крайней мере, ничем не подтверждены»28.
Таким образом, разведка США стремилась выкачивать из украинцев информацию об СССР, а бандеровцы пытались спровоцировать конфликт между Москвой и Вашингтоном.
Как представляется, с тех пор, к сожалению, практически ничего не изменилось. В Вашингтоне используют украинских националистов для разжигания антироссийских настроений на Украине. Идейные наследники Бандеры, Лебедя и Шухевича в свою очередь всеми силами пытаются спровоцировать открытый военный конфликт между Москвой и Западом. Этого не удалось сделать после Великой Отечественной войны, не должно получиться и сейчас.

Примечания

1 См. интернет-ресурс: https://ru.wikipedia.org.
2 Aarons M., Loftus J. Operace Ratlines. Praha, 1994. S. 180
3 С 1946 г. Бучко стал главой униатов в Германии, где в это же время обосновалось руководство Организации украинских националистов (ОУН) С. Бандеры.
4 Aarons M., Loftus J. Op. cit. S. 182.
5 Idem.
6 Idem. S. 183.
7 Эдуард Штадлер (1886-1945), правоконсервативный немецкий политик и публицист. Основатель Антибольшевистской лиги в веймарской Германии. Хвалился, что организовал в январе 1919 г. убийство Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Входил в руководство националистической военной организации «Стальной шлем», которая в 1933 г. влилась в СА. В мае 1933 г. вступил в НСДАП. В 1945 г. взят в плен советскими войскам и скончался в спецлагере НКВД.
8 После раскола ОУН в 1940 г. сторонников Бандеры стали именовать ОУН(Б), т.е. ОУН-Бандера.
9 Strategic Services Unit (Подразделение стратегических служб). Американская разведслужба, образованная 1 октября 1945 г. после роспуска разведки военного периода — Управления стратегических служб (УСС). 2 апреля 1946 г. вошла в Центральную разведывательную группу (ЦРГ. Central Intelligence Group). ЦРГв 1947 г. стала основой ЦРУ.
10 См. интернет-ресурс: http://www. foia.cia.gov.
11 В 1948 г. был переведён в Берлин, где занимался подрывной работой против Польши.
12 В разведке США у Лебедя была кличка Олений рог (ANTLER).
13 См. интернет-ресурс: https:// tonyseed.wordpress.com.
14 См. интернет-ресурс: https:// ru.wikipedia.org.
15 См. интернет-ресурс: http://www. foia.cia.gov.
16 Там же.
17 Там же.
18 Там же.
19 Там же.
20 Так в тексте американской разведки. На самом деле речь идёт об «Особой секции освободительной борьбы». Из совершенно дикого «перевода» украинских слов видно, что американцы не имели об украинском языке никакого понятия и записывали многие «термины» на слух.
21 В документах американской разведки группа Бандеры проходила как AECAVATINA-6 или просто CAVATINA-6 (первые две буквы часто были произвольными, рассчитанными на введение дешифровщиков противника в заблуждение).
22 См. интернет-ресурс: http://www. foia.cia.gov.
23 Там же.
24 Там же.
25 Так именовались не только белоэмигранты, а вообще вся антисоветская эмиграция.
26 См. интернет-ресурс: http://www. foia.cia.gov.
27 Там же.
28 Там же.


Сведения об авторе. Платошкин Николай Николаевич — доктор исторических наук (Москва. E-mail: platoshkin@ mail.ru).
Аннотация. В статье рассказывается о сотрудничестве английских и американских спецслужб с украинскими националистами в 1945-1947гг.
Ключевые слова: подразделение стратегических служб США; операция «Трезубец»; ОУН; УГВР; С. Бандера; Я. Стецько; Н. Лебедь.
Information about author. Nikolay Platoshkin — D. Sc. (Hist.) (Moscow, Russia. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Summary. The article deals with the cooperation of western secret services with Ukrainian nationalists in 1945-1947.
Keywords: Strategic Services Unit (USA); operation TRIDENT; OUN; UHVR; Bandera; Stetsko; Lebed.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Спецслужбы Сотрудничество западных спецслужб и украинских националистов в первые послевоенные годы