Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Главной тайной для спецслужбы любой страны считаются личные дела её сотрудников — даже когда они давно ушли из жизни. Ведь если об их негласной работе станет известно, вербовать других агентов будет крайне сложно — мало кому захочется доносить и шпионить, зная, что впоследствии тебя могут «сдать». Поэтому мы чаще всего узнаем о сотрудничестве со спецслужбами в результате утечки информации, которую им не удалось предотвратить. Именно так возникла версия о том, что Андрей Миронов был агентом КГБ.

Андрей Миронов — агент по кличке Михайлов

Журнал: Секретные архивы №5, ноябрь 2017 года
Рубрика: Из архивов КГБ
Автор: Светлана Савич

Роли и премии за сотрудничество

Фото: Андрей МироновСоветские чекисты всегда уделяли творческой интеллигенции самое пристальное внимание. Музыкантов, актёров или писателей заставляли отчитываться о своих контактах и доносить друг на друга. Такая деятельность неплохо вознаграждалась — она способствовала разрешению выезжать за границу, выходу новых книг или получению главных ролей, а также званий и премий.
Но главное — представители богемы знали, что их ждёт в случае отказа сотрудничать с системой ЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ. Страх за себя и своих близких заставлял забывать о любых моральных принципах.
Ситуация изменилась после смерти Сталина в 1953 году. За время хрущёвской оттепели творческая интеллигенция успела осознать свою силу.
Сотрудничество с КГБ стало расцениваться как постыдное действие, работники госбезопасности уже не пользовались прежним уважением — их за глаза называли «Дзержинскими», про них рассказывали анекдоты, их комические образы включали в номера актёрских «капустников».
Вербовщиками из КГБ приходилось изрядно трудиться — ведь посадить за отказ помогать «органам» уже не было возможности. На помощь пришли другие действенные методы — в частности, шантаж.
В 1967 году главой КГБ стал Юрий Андропов. В комитете было создано Пятое управление, которое занималось борьбой с идеологическими диверсиями. Первый из шестнадцати его отделов работал с творческой интеллигенцией. Примерно к этому периоду времени относится история, произошедшая с Андреем Мироновым.
Его знакомство с представителями «Конторы Глубокого Бурения» (как в то время иронично называли КГБ) началось с нестандартного эпизода, о котором рассказано во многих воспоминаниях об актёре.
В апреле 1968 года Андрей Миронов и его приятель, артист Владимир Долинский, гуляли по Арбату и встретились с двумя девушками, говорившими на английском языке. Друзья познакомились с ними, и дамы пригласили их погулять по саду расположенного неподалёку американского посольства. Миронов и Долинский прошли мимо охраны и находились с девушками в саду больше часа. Оказалось, что это были дочери американского посла.
На следующий день Миронову позвонил незнакомый мужчина, представился офицером КГБ и назвал адрес конспиративной квартиры, где им необходимо встретиться.
В квартире чекист объявил актёру: он без какого-либо разрешения посетил территорию чужого государства, то есть нарушил границу, следовательно, совершил уголовное преступление. Теперь у него только два пути: либо суд и тюрьма, либо сотрудничество с «компетентными органами».
Эта часть истории довольно широко известна. Дальше обычно говорят, что Миронов отказался — и каким-то образом ему удалось выкрутиться.

Покаянная объяснительная записка

Бывший высокопоставленный сотрудник КГБ Михаил Крыжановский, ныне живущий в США, в нескольких интервью рассказал, что ему удалось скопировать часть документов из хранящегося в архивах КГБ дела Андрея Миронова. В частности — объяснительную записку, которая была составлена артистом в памятный день первой встречи с чекистским куратором. Документ адресован на имя начальника управления КГБ по Москве и Московской области генерал-лейтенанта С.Н. Лялина. В нём Андрей Миронов сообщает, что в его действиях отсутствовал злой умысел, и обещает больше никогда не допускать подобных инцидентов.
Крыжановский утверждает, что тогда же артист дал подписку о согласии стать агентом КГБ. Иначе делу действительно дали бы ход.
Косвенное доказательство этой версии — поездка артиста в том же году в Японию. Все подобные вояжи в капиталистические страны обязательно согласовывались с КГБ. В случае если Андрей Миронов отказался от сотрудничества, «комитетчики» обязательно бы отомстили. А поездка вполне благополучно состоялась в октябре 1968 года.

Сожжённая купюра

Какие же задачи ставились перед новым агентом? И тот же Крыжановский, и бывший руководитель пресс-службы Московского управления КГБ генерал Александр Михайлов, рассказывая о только что завербованных сотрудниках, подчёркивали, что поначалу им дают несложные поручения — составить характеристику на того или иного знакомого, указать, кто из друзей ведёт антисоветские разговоры и т.п. Агент должен «увязнуть», скомпрометировать себя доносами — и только потом ему доверяют более ответственные задания.
Практически достоверно можно говорить об одном эпизоде агентурной работы Андрея Миронова. О нём в телевизионной программе «Временно доступен» спустя много лет рассказал коллега и друг артиста Александр Ширвиндт. Когда-то он, Миронов и режиссёр Марк Захаров вместе были в Болгарии. Страна им очень понравилась, и, чтобы возвратиться туда ещё раз, они торжественно сожгли местную денежную купюру в один лев (монетки для бросания в фонтан в их карманах не оказалось). Через некоторое время после приезда домой Ширвиндт и Захаров должны были улетать в Париж. Их задержали буквально у трапа самолёта и не выпустили из страны. Артист и режиссёр поинтересовались: за что? Им намекнули: за то, что сжигают деньги стран народной демократии и тем самым оскорбляют друзей СССР. При этом Ширвиндт утверждал, что никто из троих не мог донести, и история имеет мистический оттенок.
Уже упомянутый Михаил Крыжановский приводит копию другого документа из секретных архивов КГБ — рапорт куратора Андрея Миронова майора М.В. Николаева. В нём, во-первых, сообщается оперативный псевдоним артиста — Михайлов (в КГБ было принято, чтобы кличка и настоящая фамилия агента начинались на ту же букву). Во-вторых, указываются заслуги внештатного сотрудника Миронова: «От него была получена ценная в оперативном отношении информация о его связях среди сотрудников посольства США, а также данные об антисоветских высказываниях актёров театра, в частности, Ширвиндта А.А.».
Так что дело оказалось не в денежной купюре и уж тем более не в мистике.

Помог серебряный подсвечник

23 октября 1968 года Андрей Миронов возвратился из Японии. В жизни артиста тогда был счастливый период. Во-первых, полным ходом шла работа над новым фильмом Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука», где Миронов играл одну из главных ролей. Сниматься у Гайдая было огромной честью и высшим признанием актёрского мастерства. Во-вторых, Андрей Александрович жил со своей любимой женщиной Татьяной Егоровой (они познакомились на гастролях в Риге в 1966 году, их роман в общей сложности длился более 20 лет). Утром следующего дня Миронову позвонил его чекистский куратор и назначил встречу — завтра у зоомагазина на Кузнецком мосту. Андрей Александрович не выдержал и рассказал о своей вербовке Егоровой. Дальнейшие события известны по воспоминаниям актрисы, в частности, изложены в её книге «Андрей Миронов и я».
Егорова решила действовать самостоятельно. Она спряталась в магазине и, когда чекист подошёл к Миронову, выскочила оттуда с захваченным из дома серебряным подсвечником. Актриса нанесла сотруднику КГБ несколько ударов, громко обзывая его (в книге приводятся выражения: «Держи вора! Ах ты, пидорас безглазый! Я тебе руки вырву, если ты ещё раз к нему подойдешь!»).
Чекист от неожиданности бросился бежать. А Миронов тут же сделал Егоровой предложение руки и сердца. Регистрация брака была назначена на 15 декабря 1968 года. Увы, она не состоялась — мать артиста, Мария Владимировна, была категорически против этого союза и сделала все, чтобы молодые люди не стали мужем и женой.

Дело сдали в архив

Далее события носили совершенно удивительный характер. Сотрудники КГБ отказались от дальнейшей работы с артистом Мироновым! Скорее всего, это произошло из-за хорошего отношения к актёру чекистского куратора майора М.В. Николаева, который не побоялся подать соответствующий рапорт. Его копию недавно опубликовал тот же Михаил Крыжановский.
В рапорте говорится, что Миронов Андрей Александрович, 1941 года рождения, русский, беспартийный, был завербован 24 апреля 1968 года и работал под псевдонимом Михайлов (личное дело №31265). Но 24 октября артист расшифровался перед своей подругой Т.Е. Егоровой. В связи с этими обстоятельствами Николаев предложил прекратить работу с агентом Михайловым, а его дело сдать в архив. Начальник управления КГБ по Москве и Московской области генерал-лейтенант С.Н. Лялин с этим согласился.
История сотрудничества всенародно любимого артиста с чекистами закончилась для него благополучно. В отличие от Татьяны Егоровой, карьера которой отныне ограничилась второстепенными ролями в театре и кино. Но эта женщина сделала то, что ей подсказало сердце, — помогла своему мужчине в трудной ситуации.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Спецслужбы Андрей Миронов — агент по кличке Михайлов