Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В локальных войнах участвовали не только «традиционные» рода войск — пехота, артиллерия, танки, авиация и флот. Здесь находилось место и действиям разведывательно-диверсионных подразделений, именуемых спецназом. Почти 40 лет назад в Африке они доставляли немало неприятностей своим противникам.

Африканские страсти спецназа

Журнал: Секретные архивы №3, 2017 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Олег Тарасов

«Дружеская» ссора

Фото: спецназ в АфрикеЭтот конфликт вспыхнул между двумя соседними странами в 1977 году из-за спорной территории Огаден. Сомалийцы атаковали Эфиопию, пользуясь тем, что это государство только недавно переориентировалось на «строительство социализма» и местная армия проходила реорганизацию. В свою очередь, «социалистический» агрессор был прекрасно подготовлен советскими специалистами, и это поначалу давало нападавшей стороне серьёзные преимущества.
СССР попытался остановить дружественное Сомали, но там уже не слушали. И тогда советские специалисты были направлены в Эфиопию с задачей — обучить здешнюю армию и изгнать агрессоров из Огадена. На помощь эфиопам также подоспели кубинцы и йеменцы.

Сомалийские вылазки

Полковник в отставке Николай Лутюк вспоминает, как во время этого конфликта войскам, где он был советником, нередко доводилось иметь дело с диверсионными группами противника. При совершении марша танковых частей к фронту приходилось двигаться походно-боевым порядком с расчехленными, готовыми к бою орудиями, с прикрытием из пехотинцев комендантского батальона.
Если поначалу сомалийские диверсанты ограничивались только взрывами мостов, чтобы задержать подход резервов к фронту, то впоследствии, обнаглев, стали обстреливать боевые колонны. Не смущало врага даже то, что в составе колонн были танки.
Однажды, попав под такой пулемётный обстрел и глядя на растерявшихся и бесцельно палящих вокруг себя эфиопов, Лутюк не выдержал и сам забрался в один из танков. Найдя по приборам прицеливания замаскированное в горах пулеметное гнездо, он первым же выстрелом подавил вражеский огонь, вызвав неподдельный восторг у подопечных. Уцелевшие диверсанты попытались скорректировать по колонне артиллерийский огонь, но реванша не получилось — вражеские снаряды не долетали и рвались вдалеке, не причиняя вреда.
Нападали лазутчики и на менее опасные цели. Однажды, когда советские военные специалисты с охраной на трёх джипах, находясь глубоко в тылу, двигались в город Дыре-Дауа, их маленький кортеж обстреляли. Один виллис сопровождения был подбит, трое эфиопов убиты, двое ранены. Военспецы и охрана принялись активно отстреливаться, и диверсанты ушли, довольствовавшись полученным результатом.
Ночью эта же группа напала на аэродром Дыре-Дауа и обстреляла гостиницу, где остановились советники. Из наших никто не пострадал, но складывалось впечатление, что охотились именно за ними, используя атаку на аэродром как отвлекающий манёвр.
Разъярённые эфиопы устроили за диверсантами настоящую охоту. К утру они сумели обложить сомалийцев и уничтожить.

Целенаправленный «визит»

Ещё одному целенаправленному нападению на здание, где жили советские военные специалисты, «поспособствовали» сам Лутюк и переводчик Денис Георг. Советник обнаружил на базе среди присланной из Советского Союза техники простаивавшие без дела машины с радиопеленгаторами и предложил их использовать для перехвата вражеских переговоров. Предложение понравилось, и вскоре, благодаря переводам Георга и расшифровке Лутюком специфических военных терминов, эфиопское командование было в курсе того, что у врага происходит на данном участке фронта. Вследствие этого несколько раз подходившие к передовой резервы противника были встречены массированным артиллерийским огнём и понесли большие потери.
После этого один из «визитов» сомалийских диверсантов был «посвящён» именно советским военным советникам. Перестрелка у их здания была знатная, но, потеряв троих бойцов, сомалийцы отошли. Наши потерь не имели.

Эфиопский ответ

Учитывая боевую активность диверсантов противника, эфиопское командование обратилось к военному руководству СССР с просьбой о подготовке и у них подобных частей. С очередной группой советников общевойсковых частей в Эфиопию был отправлен майор-десантник Владимир Соколов, который в Советском Союзе был начальником разведки парашютно-десантного полка.
Ему выделили место в учебном центре, 30 наиболее крепких местных бойцов-добровольцев, переводчика для общения и месяц сроку, чтобы сделать из них настоящих коммандос. Времени было немного, но, как известно, для десантников нет задач невыполнимых. Соколов принялся обучать своё подразделение самому необходимому — стрельбе из разных видов оружия и из различных положений, рукопашному бою и метанию ножа, взрывному делу и работе на средствах связи. Будущие коммандос знакомились с различной военной техникой. Благо у противника была такая же, ведь и эфиопы, и сомалийцы сражались преимущественно советским оружием. Инструктор обучал не только тому, как выводить из строя танки, бронемашины и автомобили, но и как управлять ими, на случай если удастся захватить.
Все эти занятия должны были завершаться приёмом экзаменов, для чего из группы советских военных специалистов и эфиопских офицеров назначили комиссию. Только вот принимать экзамен оказалось не у кого.

Первый и последний бой коммандос

На позициях у города Комбольча завёлся у сомалийцев кочующий артдивизион 122-миллиметровых гаубиц. Появляясь на разных участках фронта, он наносил внезапные огневые удары, которые причиняли ощутимый ущерб обороняющимся эфиопам. Контрбатарейные меры успеха не дали, так как засечь сомалийских артиллеристов долго не удавалось. Не помогала и авиация, потому что враг очень хорошо маскировался. И чтобы уничтожить этот неуловимый артдивизион, эфиопское командование решило задействовать коммандос Соколова. Самому майору строго-настрого запретили с ними идти.
Благодаря соколовской подготовке 30 эфиопских коммандос смогли ночью просочиться в тыл врага и умудрились отыскать нужную часть. Дивизион вырезали ещё по темноте ножами, но к рассвету на выручку своим подоспел мотопехотный батальон охраны. Спецназовцев окружили, и они приняли свой последний бой. Никто их не спасал, и, уничтожив в перестрелке ещё порядка 200 сомалийцев, все бойцы погибли.
Если бы эта операция была хоть немного лучше организована, эффект от неё оказался бы гораздо больше. Дело в том, что коммандос серьёзно ослабили противника на том участке, где они действовали, и, нанеси здесь эфиопское командование в ту ночь удар, сомалийский фронт был бы прорван и смерть спецназовцев оказалась бы не напрасной, а возможно, кого-то из них даже удалось бы спасти. Но увы…
Впрочем, местное военное руководство было в восторге и от такого ограниченного успеха. Правда, после этого случая добровольцев для нового спецназа Соколову так и не нашли. А вскоре начались тяжёлые бои и всем стало не до коммандос.

Спецназовца век недолог…

Майор-десантник без работы сидеть не смог. Владимир стал помогать офицерам оперативного отдела фронта, работал с картами и информацией.
В один из дней, когда две сомалийские бригады прорвали фронт и двинулись на город Харэр, эфиопскому командованию понадобилось срочно выяснить обстановку, поскольку сведений было недостаточно. Соколов вызвался вылететь в опасный район на вертолёте отдела, чтобы на месте выяснить и оценить обстановку. Предложение было рискованным, но и ситуация критическая. Получив раз-, решение, Соколов отправился в полёт на небольшой двухместной французской машине «Аллуэт». Вскоре по рации поступил его доклад:
— Вижу несколько больших групп пехоты противника, до двух батальонов, беспрепятственно двигающихся в направлении Харэра… Вертолёт обстреливают с земли…
Связь с ним оборвалась. В штабе было ясно, что майор очень рисковал, наверняка снижаясь на не защищённой ничем винтокрылой машине над обнаруженными войсками, стараясь выяснить, чьи они. Напомним, что и те и другие были вооружены почти одинаково. Он опознал врага, и тот открыл огонь.
На своевременно выявленное Соколовым место прорыва был брошен резерв — кубинская мотострелковая бригада, которая разгромила врага и восстановила линию обороны. Кубинцам дали задание — найти вертолёт с пилотом. Найденные очевидцы рассказывали, что после обстрела с земли машина взорвалась в воздухе. Вертолёт только что взлетел и был заправлен под завязку, так что после взрыва на землю упали лишь мелкие фрагменты. Так погиб смелый разведчик майор Владимир Соколов, награждённый орденом Красной Звезды посмертно.

Свои начальники страшнее врага

К сожалению, как мы видим, отношение к бойцам спецназа с обеих воюющих сторон было одинаковым. Чаще всего их отправляли на смертельно опасные задания, с которых они не возвращались. Чего в этом было больше? Неумения правильно применять диверсантов, которые, если бы действовали по своему профилю, то нанесли бы врагу намного больше ущерба? Или предвзятого отношения армейских командиров к отборным войскам? Дескать, раз вы — крутые парни, нате вам крутые задачи!
Так или иначе, но получалось, что от такого руководства сомалийские и эфиопские коммандос гибли чаще, чем от своих собственных ошибок.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Спецслужбы Африканские страсти спецназа