Багира

Вторник, 06 19th

Последнее обновлениеВт, 19 Июнь 2018 3am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Первая в мире аптека появилась в VIII веке в Багдаде — в то время столице Арабского халифата. В Европе подобные заведения открылись в XI веке в Испании — в Кордове и Толедо, а затем и в других государствах. Россия с этим несколько запоздала, но зато в отечественной истории аптечного дела есть весьма любопытные страницы.

Улица, фонарь, аптека…

Журнал: Тайны 20-го века №18, май 2016 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Пётр Николаев

Первая — царёва

Фото: первая аптека — история продажи лекарствКак известно, ещё в 1963 году нашла подтверждение версия об отравлении царя Ивана Грозного и его сына царевича Ивана сулемой (хлоридом ртути). После исследования останков у каждого была обнаружена доза около 1,3 мг, что в 30 с лишним раз превышает предельно допустимую концентрацию в' 0,04 мг. Откуда это химическое вещество, ставшее ядом? Скорее всего, из царёвой аптеки — первой в России и открытой в Москве в 1581 году по указу самого Ивана Грозного. Ведь ртутью тогда лечились от сифилиса, и она вполне могла присутствовать в аптеке.
Почему «царёва»? Да потому, что эта аптека обслуживала только царя и его домочадцев. При Иване Грозном в том же 1581 году был создан и Аптекарский приказ — высший орган медицинского управления, существовавший в Московском государстве в XVI-XVII веках. Характерно, что располагался он в одном здании с аптекой непосредственно в Кремле. Это говорило о его значимости, ведь всего приказов было 40 и далеко не все они находились в самом центре столицы.
Впрочем, такое расположение неудивительно — первоначально задачей Аптекарского приказа было наблюдение за лечением царя и его домочадцев, работой приглашённых иностранных лекарей и в особенности за дававшимися Ивану Грозному лекарствами (как бы чего не вышло!).

Без водки не обошлось

Где же до появления аптек продавались лекарства и различные целительные снадобья? Ведь люди болели, и их надо было лечить. Средства для поправки здоровья предлагали многочисленные зелейные и москательные лавки. Естественно, бесконтрольная торговля часто приводила к злоупотреблению ядовитыми и сильнодействующими средствами — такое лечение немногим отличалось от знахарства.
Несмотря на эти «перегибы», вторая аптека появились в Москве только при царе Алексее Михайловиче, в 1672 году. Она была ориентирована на состоятельных горожан и иностранцев — цены там откровенно кусались.
Значительный вклад в развитие аптечного дела в России внёс Пётр I, который, как известно, живо интересовался медициной и всем тем, что с ней связано. Ознакомившись с опытом постановки аптечного дела в Европе, он в 1701 году издал указ об открытии частных аптек и запрещении продажи лекарств в зелей-ных лавках и других местах. «Все, кто ни пожелает завести на своём иждивении частную аптеку, русские или иностранцы, — говорилось в этом указе, — получают безденежно назначенное место и пожалованную грамоту».
Год спустя Пётр I разрешил открыть в Москве восемь частных (вольных) аптек, предоставив аптекарям некоторые льготы, в том числе освобождение от ряда налогов и воинской повинности. Примечательно, что, в отличие от привычных магазинов, аптекам разрешалось размещать на вывесках и документации изображение государственного герба — это говорило о статусе учреждения.
Правда, была проблема: аптеки сами по себе оставались непривычными для обывателей — требовалось как-то заманить их туда. Тогда по царскому распоряжению служащим и солдатам медикаменты по казённым рецептам выдавались бесплатно, а кроме того, к лекарствам прилагалась чарка водки (настоянная на сосновой хвое — противоцинготное средство!) или кружка пива. Такое вот соседство…

Ровесница града Петрова

В Петербурге первая аптека появилась в 1704 году в Петропавловской крепости. Она была в основном ориентирована на нужды военного гарнизона, но спустя пять лет получила статус главной рецептурной. После застройки города аптека переехала на Миллионную улицу, где и поныне примыкающий к ней переулок называется Аптекарским. В начале XIX века её перевели в здание на углу Невского проспекта и Фонтанки у Аничкова моста, и саму аптеку тоже назвали «Аничковой». На Невском проспекте, 66 она просуществовала до начала XXI века.

Знаете ли вы что…

Когда у короля Людовика XIV в 1679 году сын заболел малярией, монарх выкупил лекарство от неё у знахаря Тальбора. Оно было сделано на основе порошка из коры хинного дерева, который иезуиты привезли из Южной Америки.

Появление большого количества частных аптек потребовало издания законодательных актов, на основе которых должно было развиваться ставшее очень выгодным аптечное дело. Первым таким всесторонне продуманным документом можно считать изданный в 1789 году Аптекарский устав. Он, кстати, вошёл и в Свод законов Российской империи.
Одновременно была издана аптекарская такса, ограничивавшая стремление владельцев аптек произвольно устанавливать цены на лекарства. Это был официальный государственный документ с расценками, используемый для определения стоимости лекарств, изготовляемых в аптеке (как правило, почти все продаваемое и производилось в её стенах). Периодически аптекарская такса обновлялась — последняя в дореволюционной России была издана в 1911 году. Хотя она была возрождена и в советское время: в 1928 году её издание возобновил Народный комиссариат здравоохранения РСФСР.
В соответствии с законом 1873 года новые вольные аптеки могли открываться только с разрешения губернатора, но при наличии представления (ходатайства) местного врачебного правления. При этом учитывалось, что одна аптека ежегодно может обслуживать 12 тысяч человек и выдавать лекарства по 30 тысячам рецептов — такая вот узаконенная производительность.

Медико-полицейское: не забалуешь!

Владелец аптеки был обязан иметь звание провизора — аптечного работника со специальным фармацевтическим образованием — или вверять управление ею лицу, имевшему это звание. Возраст такого управляющего должен был быть не менее 25 лет. В 1815 году в Петербурге числилось 43 аптеки: 11 казённых (государственных) и 32 «вольных» (частных).
Закон определял и необходимую структуру дома для размещения открываемой аптеки, а также перечень фармацевтического оборудования и приборов. За соблюдением этих норм следило специально созданное медико-полицейское управление — весьма строгий контролирующий орган. Так, за продажу лекарства по завышенной цене с виновного управляющего аптекой взимался штраф. В случае, когда нажиться пытался фармацевт, то не только он сам платил штраф, но и с управляющего аптекой брали пять рублей — большая по тем временам сумма.
Требования по образовательному цензу выполнялись не всегда — профильных учебных заведений не хватало. Так, в 1896 году только 22 владельца из 63 имели степень провизора. Нередко и управляющие аптеками не имели фармацевтического образования. Правда, со временем положение менялось к лучшему.
Если в Европе фармацевтические степени для аптечных специалистов ввели ещё в XVIII веке, то в России они были установлены только в 1838 году «Правилами об экзаменах медицинских, ветеринарных и фармацевтических чиновников». Их было три: аптекарский помощник, провизор и аптекарь. В 1845 году вместо несколько обыденно звучащей степени «аптекарь» была введена высшая фармацевтическая степень — магистр фармации. Право присуждать эти степени после соответствующих экзаменов предоставлялось нескольким университетам (в первую очередь Санкт-Петербургскому и Московскому) и Военно-медицинской академии.

Аптечный генерал

Сравнительно небольшое количество аптек объяснялось тем, что официально к аптекам не относились так называемые аптечные склады, торговавшие лекарствами и сопутствующими товарами оптом. В то же время такие склады осуществляли продажу и в розницу непосредственно населению, по сути, выполняя функции аптек в том или ином районе города.
Существовали и аптечные магазины. Последние в конце XIX века снабжали войска и лечебные заведения военного сухопутного и морского ведомств, а отчасти и гражданские учреждения медикаментами, посудой и другими аптечными предметами. В Санкт-Петербурге их первоначально было всего три, но так как количество аптек по-прежнему регламентировалось, то лица, не получившие соответствующего разрешения, открывали аптекарские магазины. В 1913 году их было несколько десятков.
Что касается месторасположения аптек, то наибольшее их количество размещалось в центре Петербурга. На Невском проспекте в 1896 году было шесть аптек, на Садовой и Гороховой улицах находилось, соответственно, шесть и пять аптек. В центре столицы продавали свою продукцию и четыре гомеопатические аптеки. В связи с этим жители окраин вынуждены были ездить за лекарствами в центр города.
Для обслуживания высшей столичной знати специальным указом учредили аптеку на Екатерининском канале, 11 (теперь канал Грибоедова). Характерно, что это была не частная, а государственная аптека, возглавляемая чиновником высшего ранга. Так, в 1896 году ею управлял Пётр Жданов, имевший чин действительного статского советника (т.е. в переводе на военный лад генеральский).
В 1916 году население Петрограда обслуживали порядка 155 аптек — за 20 лет их количество увеличилось в 2,4 раза. Некоторые работают на прежнем месте до сих пор. К примеру, на Невском проспекте они располагаются в домах 22 и 50. Поэтому визит в некоторые аптеки — своеобразная экскурсия в прошлое, ведь здесь приобретали лекарства наши прабабушки и прадедушки.


Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Улица, фонарь, аптека…