Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 6am

На октябрьской сессии 1945 г. Отделения истории и философии Академии наук СССР было завершено обсуждение Записки об основных проблемах в области исторических наук.

Сессия Отделения истории и философии АН СССР

Журнал: Вопросы истории №1, 1946 год
Рубрика: Хроника
Автор: В.А.

Историческая наука в СССР

Это обсуждение велось на протяжении более года как на заседаниях самого Отделения, так и на заседаниях Президиума Академии наук и Учёных советов институтов, а также и на страницах «Исторического журнала» (см. №№3 и 4 за 1945 г.). Журнал, как отметил в своём выступлении академик В.П. Волгин, собрал большое количество откликов и замечаний на проект Записки. После окончательного утверждения эта Записка Должна стать документом, помогающим ориентироваться работникам исторического фронта при планировании работы учреждений, ведущих исследования в области истории, и т.д.
Первым среди научных докладов, заслушанных сессией, был доклад чл.-корр. АН СССР С.В. Бахрушина на тему «Основные проблемы истории Москвы до конца XVIII века».
До сих пор, говорит докладчик, история Москвы рассматривалась главным образом с краеведческой точки зрения. В этом направлении сделано и делается очень много ценного. Но в настоящее время перед нами стоит задача — подойти к истории Москвы с исторической точки зрения.
Первая проблема, которая встаёт перед историком Москвы, состоит в выяснении условий, определивших её роль в истории русского народа. Не следует преувеличивать, как это делали Ключевский, а за ним и Покровский, значения торговли. Основной причиной, по мнению С.В. Бахрушина, является то, что Москва возникла в центре территории, на которой сложилась русская народность.
Следующая проблема — периодизация истории Москвы. Докладчик разбивает историю Москвы нэ периоды, находящиеся в связи с историей образования феодального русского государства: 1) в XII-XIII вв., в период углубления феодальных отношений в Суздальской земле, Москва — укреплённая княжеская усадьба и пограничная крепость; 2) в XIV в. и до середины XV в. Москва — столица одного из больших русских княжеств, которое со второй половины XIV в. становится главенствующим в Севе<рово-сточной Руси и возглавляет борьбу с внешними врагами — Литовским великим кн,яжесгвом и татарскими ханствами; 3) во второй половине XV и начале XVI в. Москва становится столицей Русского государства, объединившей все русские земли; 4) значение XVI в. в истории Москвы определяется уничтожением з стране остатков феодальной раздробленности, в связи с чем складываются черты столицы сильного централизованного государства, характерные для XVII в.; 5) утратив при Петре Великом значение столицы государства, Москва в XVIII в. сохраняет своё крупное значение в истории страны как центра торгово-промышленного и как центра дворянского землевладения.
Указанные этапы в истории Москвы тесно связаны с теми изменениями, которые наблюдаются в её экономике. Так, в XII-XIII вв. и даже в XIV в. она в основном представляла собой центр феодального княжеского хозяйства. В дальнейшем мы можем проследить, как постепенно она превращается в большой ремесленно-торговый центр. В XVI в. намечается уже роль Москвы как будущего центра, которому предстояло объединить местные рынки в единый «всероссийский рынок». В XVIII в. Москва приобретает значение мощного центра развивающейся текстильной промышленности.
С.В. Бахрушин показывает, далее, как перемены в экономической жизни Москвы отразились на росте территории города, составе его населения и его культуре. Город разрастается. Феодально-зависимое население, когда-то значительное в Москве, уступает место pe.vc-еленникам и торговцам. Изменяется и положение феодалов — жителей Москвы. Москва, объединяя все лучшие культурные силы страны, способствует развитию общерусской национальной культуры.
Углублённому изучению, подчёркивает докладчик, подлежит классовая борьба в Москве. При этом важно изучать не только городские движения, но н отражёния крестьянских войн в жизни столицы.
Одной из очень трудоёмких задач являются восстановление внешнего вида города в различные эпохи, изучение его благоустройства и управления.
Все крупные события в истории русского народа отражались с большой силой на жизни Москвы. В связи с этим С.В. Бахрушин указывает, что одна из задач изучения истории Москвы заключается в том, чтобы выяснить, как реагировало население Москвы па победы русских войск над врагами, на перемены в государственной жизни, как отражал и-сь народные бедствия на столице и т.д.
С докладом на тему «Анты на Дунае», посвящённым вопросу о русском элементе в этногенезе болгар, выступил проф. Б.А. Рыбаков.
Докладчик поставил своей задачей синтезирование разнородных источников о колонизационных потоках, направлявшихся в VI-VII вв. из зосто-чносланинских областей на югозапад, к низовьям Дуная и далее за Дупай, к Балканам. Б.А. Рыбаков сопоставляет русскую летописную легенду о Кие и его пребывании на Дунае с данными Прокопия Кесарнйского об анте Хилбудии, получившем от императора Юстиниана город па Дунае. В круг источников о Хилбудии включена надгробная плита 529 г. с именем Хилбудии, найденная в Константинополе.
В докладе были подвергнуты разбору сведения о славянском племени северян; северяне упоминаются на Десне, на Дунае и за Балканами. Сопоставление размещения северян балканских и дунайских с этнографической картой Болгарии дало следующее: там, где упоминаются северяне, встречены в болгарском национальном костюме такие элементы, которые сближают их с Приднепровьем, — например, плахты.
В этой связи особый интерес приобретает список городов Воскресенской летописи (раздел «Имена градом русским по Дунаю»). Русскими городами там названы те болгарские города, которые располагаются в районе дрезней аптекой колонизации на Нижнем Дунае и близ Видина. Карта этих городов, продемонстрированная докладчиком, совпадает как с картой размещения северян в VII в., так и с картой размещения в Болгарии приднепровских элементов костюма.
Анализ списка городов Воскресенской летописи приводит Б.А. Рыбакова к выводу, что автором его мог быть московский митрополит Киприан, болгарин родом. Дата списка — конец XIV века.
Опираясь на существующие в науке взгляды на древние связи населения Днепра и Дуная, докладчик указывает на возможность прямого заселения правого берега Дуная выходцами из русских областей Среднего Приднепровья.
Вопросу о колонизации Россией Америки в первой половине XVIII в. посвятил свой богато документированный доклад чл.-корр. АН СССР А.В. Ефимов.
Докладчик указывает, что в общих работах по истории международных отношений история русско-американских отношений обычно начинается с 1809 г., когда формально были установлены дипломатические отношения между этими странами, и послом России в США был назначен Ф.П. Пален, а послом в России — Джон Квинси Адамс. Однако в специальных работах по истории русско-американских отношений начальным их этапом считается провозглашение Россией вооружённого нейтралитета в 1780 г. и настойчивое предложение Екатериной II посредничества воюющим сторонам — с целью заключения мира. Оба указанных момента, несомненно, способствовали успеху американцев в войне за независимость. Проф. Ф. Голдер в одной из статей относит возникновение русско-американских отношений к 1775 г., когда Георг III обратился к Екатерине II с просьбой послать в Америку 20 тыс. русских солдат для подавления восстания в колониях. В период войны за независимость можно отметить и культурные связи США и России.
Теперь мы можем утверждать, говорит докладчик, что положение Маркса о том, что американская война за независимость была набатным колоколом для среднего класса Европы, относится в известной мере и к России. Под влиянием борьбы американцев за независимость ещё до Французской революции наетисад свою оду «Зольность» А.Н. Радищев. Каржавин издавал книги внешне самого невинного содержания, вроде наставления к гаданью, а в них с яростью выступал против самодержавия и крепостничества. При этом он подписывался «Русский американец». Новиков, Ладыгин и другие передовые люди выражали своё сочувствие борьбе американцев за демократию.
Но Америка, подчёркивает докладчик, была включена в сферу русской внешней политики не в 1809 г., когда были установлены нормальные дипломатические отношения с США, и не в период войны за независимость, когда завязались неофициальные политические, а также и культурные связи между Россией и США, а значительно раньше, после сокрушения при Петре I могущества Швеции и перехода России в разряд сильнейших держав мира, и теперь уже державы не только сухопутной, но и морской.
Именно в этот период появился ряд проектов колонизации Россией Америки. Большую роль играла и назревшая необходимость разрешения географической задачи, нерешённой ещё в то время, а именно, выяснения вопроса, сошлась ли Америка с Азией. Пролив, носящий ныне имя Беринга, был пройден на кочах (мореходные лодки) Семёном Ивановым Дежневым, донёсшим в челобитной 1655 г. царю Алексею Михайловичу о том, что к востоку от мыса, именуемого ныне Восточным, имеются острова (речь шла о группе островов Диомида), населённые «зубатыми» людьми, т.е. вставлявшими в кожу лица украшения из моржовой кости.
Сведения о Большой земле за этими островами были собраны Володимиром Атласовым при открытии им Камчатки в 1701 г., служилым человеком Афанасием Мельниковым в 1730 г. и другими. Но только в 1732 г. геодезист Гвоздев и подштурман Фёдоров подошли на боте вплотную к североамериканскому континенту. В 1741 г. Беринг и Чириков повторили это путешествие, закрепив открытие Америки со стороны России.
В этот период в связи с усилением Россия, созданием флота и сибирскими экспедициями возник ряд проектоз колонизации Россией Америки. В 1713 г. дворянин стольник Фёдор Степанович Салтыков, находясь в Англии, составил для Петра I пропозиции, в которых он считал нужным плавание русских судов из Архангельска в Америку, Китай, Японию и Индию. В те годы Петру I через посла в Лондоне князя Куракина англичанином Рупертом Беком был представлен проект занятия остроза Тобэго. В проекте Бека имеется неожиданное сообщение о том, что владельцем остроза является князь Курляндский, который занял остров своей экспедицией, прибывшей на копабле. Версия о занятии в 1642 г. остроза Тобэго курлянд-ским герцогом Яковом подтверждается историческими работами и документами, относящимися к истории Прибалтики. Колония курлянацев в дальнейшем покинула остров, однако по праву оккупации остров этот принадлежит князю (герцогу) Курлячдеко-му. Как раз к этому времени (в 1710 г.) Курляшия была занята русскими войсками. Бек рассматривает Тобэго как опорный пункт для распростррнония торговли и влияния на побережье Южной Америки.
В 1736 г. в Петербург приезжал некто Симон Абрагам, который, находясь на нидерландской службе, уже два раза был в Америке. Он предлагал послать экспедицию для колонизации никем не занятого, по его словам, района реки Ориноко.
Сенат высказался за посылку военного судна с товарами, но эта экспедиция не состоялась в связи с протестом Испании по поводу плана другой экспедиции, предложенного португальцем д'Акоста.
В 1734 г. им была организована в Лондоне паевая компании для колонизации Америки, не получившая правительственной поддержки. Через посла в Лондоне князя Антиоха Кантемира, по-ддержавшего д'Акосту, последний поставил перед русским правительством вопрос о посылке эскпедиции в Южную Америку через Балтику в Атлантический океан. Вице-канцлер граф П.А. Остерман и императрица в принципе нашли возможной организацию такой экспедиции. Уполномоченный д'Акосты вместе с итальянцем Каньони прибыл в Петербург, где разрабатывался план экспедиции. Экспедиция не состоялась вследствие протеста Англии и Испании, который, возможно, был инспирирован Ост-Индской компанией. Со стороны Англии протест был заявлен от имени Георга II, причём в этом деле приняли участие Горацио Уолпол, статс-секретарь Гаррингтон, а также английский посол в Петербурге Клавдий Рондо. Формально английское правительство поддержало протест испанского правительства, переданный через испанского посла в Лондоне.
Разработка ряда проектов колонизации Америки Россией происходила в период усиленной колонизации Америки всеми крупнейшими европейскими державами.
В отношении восточных государств и колоний европейских держав в Америке российским правительством был взят последовательный курс для предотвращения столкновений. Это не относилось и не могло относиться к Курильским островам, которые уже раньше были во владении России.
В проекте секретного указа императрицы в Сенат говорится об островах, которые пошли от Камчатского полуденного носа к Японии, «несколько уже были во владении Российском, и с народа, живущего на тех островах, брали ясак на Камчатку… разрешается ясак и в дальнейшем». Докладчик обрашает внимание на данную здесь попутно примечательную характеристику методов международного общения японцев. Экспедиции, ваиду этих методов, предлагалось у японских владений «много не мешкать, дабы не дать японцам неожиданно напасть на себя и захватить». Рекомендовалось остерегаться опасных обманов японцев. «Как у них обыкновенно, — цитирует указ докладчик, — чего силою не смогут, то лестью и обнадеживанием подошед, в свои руки берут и за мудрость обман ставят».
Историк и географ, заключает А.В. Ефимов, одни и те же события могут рассматривать в различных планах, и на один и тот же вопрос географ и историк могут дать различные и даже противоположные ответы. Если географ на вопрос Петра, поставленный в 1719-1725 гг., сошлись ли Америка с Азией, даст ответ отрицательный, то историк, изучающий вопрос о завязывании русско-американских отношений, ответил что в 1725 г. Америка с Азией уже сошлись.
На заключительном заседании сессии были заслушаны два философских доклада — проф. В.Ф. Асмуса «Вопросы реализма и натурализма в свете учения В.И. Ленина о познании» и проф. П. С. Попова «О законах мышления».
Все прочитанные на сессии доклады вызвали оживлённое обсуждение.
В.А.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Сессия Отделения истории и философии АН СССР