Багира

Вторник, 08 22nd

Последнее обновлениеВт, 22 Авг 2017 4am

Журнал «Клио», выходивший первоначально в виде сборника под заголовком «Beitrage zur alten Geschichte», был основан в 1901 г. и издавался вплоть до настоящего 1937 г. под неизменным редакторством и руководством крупного европейского учёного К.Ф. Леманн-Гаупта (С.F. Lehmann-Haupt — сумевшего придать журналу характер солидного европейского научного органа.

Обзор содержания журнала «Клио» за 1936 г.

Журнал: Вестник древней истории, №1, 1937 год
Рубрика: Критика и библиография
Автор: Г.П. Поляков

Редакционным центром был Иннсбрук — местопребывание редактора, а местом издательства — Лейпциг, фирма Дитриха. Физиономия журнала быстро определилась, и он присвоил себе в виде лозунга имя музы истории — Клио, обратив прежнее своё название в подзаголовок: Klio. Beitrage zur alten Geschichte.
В этом лозунге, который чётко расшифрован на обложке журнала, образовалась твёрдая воля бороться с двумя крайностями буржуазной исторической науки: с дроблением, как у немцев, на бесконечные, узкоспециальные, между собой не связанные частичные исследовании — Einzelforschungen, и скороспелыми, поверхностными, иногда, как у французов, привлекательными по изяществу положениями, обобщениями (syтthese historique!). Наряду с выходившими по четверям года выпусками (Hefte) самого журнала, выходили, также регулярно, каждый год, начиная с 1903 г., отдельные ценные монографии в виде приложений — Beihefte — разных размеров, с перерывом лишь в связи с мировой войной на период от 1915 по 1922 г. включительно. Тогда же, сохраняя, с одной стороны, прежнюю нумерацию, журнал в то же время начал новый счёт своим выспускам, в виде как бы новой серии — «Neue Folge». Монографические приложения брали обычно какой-нибудь специальный вопрос, который позволял рассматривать исторический процесс в его различных разрезах и вскрывать особенно интересные его стороны.
Журнал, как видно из объявления, гостеприимно открывал свои страницы для исследователей всех национальностей, принимая статьи не только на немецком языке, но и на английском, французском, итальянском, испанском и латинском языках. Если взять хотя бы первый выпуск (Heft I) журнала за 1936 г., то оказывается, что первая его статья принадлежит венгерскому учёному из Будапешта, вторая — датскому учёному из Копенгагена, третья — австрийцу из Вены, четвёртая — немцу из Гиссена, пятая — на английском языке из Chipiping Norton, шестая — немцу из Кобленца, седьмая — учёному из Граца (Австрия), только что переместившемуся в Эрланген.
Если мы обратимся к отделу библиографических обзоров, рецензий и заметок, то и там огромное большинство их, охватывающее всю сколько-нибудь значительную, с точки зрения принципов журнала, продукцию, принадлежит или самому редактору Леманн-Гаунту, или его ближайшим сотрудникам — Францу Мильнеру и Карлу Яксу (Karl Jax) или венскому учёному Конраду Глазеру, причём некоторые рецензии носят явно или скрыто антифашистский характер. Отметим наиболее характерные отзывы самого редактора.
Прежде всего (стр. 303-309) о книге Рихарда Генигa (Richard Henirig) мод заглавием «Terrae incognitae». Eine Zusammenstellung und kritische Bewertung der wichtigsten vorkolumbischen Entdeckungsreisen an Hand der daruber vorliegenden Originalberichte. I. Altertum bis Ptolemaus. Leiden 1936 г. Автор с успехом выпускал свои работы в Германии в период увлечения лозунгом: «Die Technik, voran’». Теперь он вынужден интереснейшую работу печатать в Голландии. Лемани-Гаупт отмечает оригинальность замысла и плана исследователя л его в общем прекрасное выполнение, которым, как указывает рецензент, в значительной мере автор обязан советам и помощи такого знатока трактуемых вопросов, как ныне отрешённый от должности фашистами Адольф Шультен. Отмечай, в частности, некоторые промахи и ляпсусы автора, рецензент указывает, что всех их легко можно было бы избежать при знакомстве с работами, которые под узкоспециальными, казалось бы, заглавиями носят в себе самые многосторонние указания; взять хотя бы такую книгу, как Bretz1 — Botanische Vorschungen des Alexanderzuges, «значение которой далеко выходит за пределы ботаники». Рецензент подчёркивает, что для продуктивной научной работы необходимо, наряду со всесторонним охватом собственной темы, уметь находить плодотворные точки соприкосновения с многосторонним трактованием других, казалось бы, отдалённых вопросов. Именно в этом — залог дружной, направленной к одной общей цели, коллективной научной работы, которой настойчиво добивался под энергичным организующим воздействием своего редактора журнал «Клио».
На первый взгляд странно поражают запоздалые, как будто, рецензии самого редактора и его ближайшего сотрудника Мильтиера на вышедшие ещё в 1931 г. I и II томы «Всемирной истории» в берлинском издательстве «Пропилеи». Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что выдвижение этого издания входит в общий план всего оформления журнала «Клио» на прощальный для редактора 1936 г. Анализируя 1 том, Лемаин-Гаупт сочувственно цитирует предисловие известного историка Gotze, отмечает у других авторов рецензируемого труда точки соприкосновения с его собственными взглядами и следование некоторым идеям, инициатором которых он считает себя (различение, например, между абсолютной и относительной нредисторией; включение истории Восточной Азии в рамки древнейшей истории и т.п.). Отмечая некоторые искривления исторической перспективы, рецензент определённо указывает на историков, и первоначальных тому виновников (Белох и др.), и вводит свои коррективы. Особенно останавливаетеся он на недостаточном внимании автора раздела «Народы Переднего Востока» Киттеля к царству халдов (урартийцев), о литературе и языке которых Леманн-Гаупт читал в истекшем академическом году специальный курс в универспстете Тбилиси.
Второй том1 «Эллада и Рим» рецензирует Фр. Мильтнер. И он начинает выражением сочувствия вступительной статье того же Gotze (die geislvollen Ausfuhrungen von W. Gotze), на тему о всемирно-исторнческого значения античности («Die weltgeschiclitliche Bedeutung der Antike»). Мильтнер прямо высказывает то, на что Леманн-Гаупт только намекает. Мильтнер заявляет, что можно только безоговорочно вторить высказываниям Gotze и нельзя не делать, чтобы они, как говорит рецензент, «были хорошенько выслушаны, продуманы и прочувствованы») в «наше», в общем глухое к гуманизму, а тем самым и к античности, время, вопреки показной возне вокруг них.
Обращает на себя внимание отрицательная оценка тем же Мильтнером монографии некоего фашистского невежественного автора об Александре Македонском2. Эта обширная монографин, пущенная, повидимому, в популяризационных целях для широкого сбыта по крайне низкой цене, отличается не только научной безграмотностью по части исторических источников но представляет скандальний факт, в высшей степени прискорбный, по выражению рензента (hochst bedauerlichl), симптом небывалого падения культурного уровня немецкой научной книги в виде последовательного перевирания общеизвестных исторических названий, как выражается сдержанно, соблюдая академический тон, искрение возмущённый до глубины рецензент.
Заключительной частью первого выпуска журнала «Клио» за 1936 г служит вслед за окончанием рецензий помещённый список новых книжных получений, среди которых значатся и рецензированные уже в том же первом выпуске как, например, «Bilderatlas» Kirchncr'a. В книгу вкраплены там и сям краткие характерные аннотации и реплики редактора, между прочим, реплика (стр. 144) на инсинуапии по его адресу в фашистском журнале «Die Welt Geschichle» и т.д. За списком книг следует персональная хроника (Personalies) с мартирологом видных заслуженных германских историков и философов получивших преждевременную отставку. Тут же сообщается о приглашении самого редактора в СССР, в Тбилиси, наряду с приглашением ряда других из (Лейпцига, из Марбурга) в Анкару (Турция). В свете этих сообщений становится понятым смысл помещённого в начале первого выпуска прощального предупреждения Леманн-Гаупта о том, что с 1937 г. он слагает с себя редакторство. Фашисты добрались и до него: травля редактора, давление через германскую лейпцигскую фирму, издававшую журнал, вынужденный бойкот его официальными германскими учёными, фашистская агитация среди австрийцев и т.д. в конце концов, сломили сопротивление и привели к капитуляции под видои компромисса, к добровольному якобы отказу Леманн-Гаупта за преклонностью возраста от редакторства.
«Преемник и друг бывшего редактора Ф. Мильтнер, так энергично выступавший, как правая рука редактора, в предыдущем году, теперь совершенно замолк, не поместил ни одной заметки. Его роль, повидимому, свелась к приёму рукописей от австрийских коллег, проходивших затем через цензуру второго фашистского редактора. Авторы сплошь из фашистской Германии. Наскоро сколоченный первый номер украшают из иностранных учёных своими именами только знатный иностранец из New Haven'a белоэмигрант Мiсh Rostovtzeff и онемеченный поляк прусской службы из Берлина Ганс Ульрих Инстинский. Каков персональный состав, такова и критика, которая почти сплошь посвящена вопросам культа богов и царей.
________
1 Zwciler Band. Hellas und Rom. Die Ensstehung des Christcntums. Berlin ХХVII. 630 S.
2 K.G. Erich Lorenz — Alexander der Grosse. Hildnis eines Fuhrers. Verlag Reimar Hobbing. Berlin 1035, 263 S. M. 5. 80.

При таком персональном составе и при такой тематике, разумеется, не могло быть места для обещанного в последнем номере «Клио» за 1936 г. продолжения весьма важной принципиально статьи бывшего редактора: «Изыскания и области античной и восточноазиатской системы веса» («Клио», 1936, вып. 2/3, стр. 250-286). Статья касается спорных вопросов метрологии. Автор пытается изложить сущность спора и главные моменты. До недавнего времени нерушимым принципом метрологии было признание решающего значения веса монет, наряду с сохранившимися образцами норм веса (так, Моммзен, при определении нормального веса римского фунта, установил его, на сновании взвешивания монет, в 327,45 грамма). Сохранившиеся античные образцы нормального веса, естественно, представляют большую редкость, а ходовые меры веса, не говоря уже о степени их сохранности, вообще в древности, всё равно, кап и позже, при отсутствии установленного строгого пробирного контроля, далеко не всегда отличались желательной точностью в смысле соответствия норме. Таким образом, для точного контроля необходимо какое-то средство, и это средство само даётся в руки в виде определённого веса монет из благородного металла: золота, серебра, электрона, представлявших точную долю весовой нормы, узаконенной в месте чеканки. Таким образом, чеканная монета, несомненно, является преемницей находившегося в обращении исчеканенного металла в виде развесочных его кусков, а следовательно, монеты дают нам возможность заключать о времени изобретении чеканки, т.е. перехода от обрубков к монетам. Новейшая метрологическая школа отказывается от этого важнейшего средства определения мер и их контроля, склоняется к утверждению, что, мол, «монеты часто следуют своим собственным, независимым путём» и т.п.; иногда, правда, монеты не игнорируются, но все же для определения фунта применяются весьма рискованные приёмы; в гаком случае метрологические изыскании лишаются своей вернейшей и надежнейшей основы, и открывается полный простор путаному произволу, который и античной области даёт себя всего ярче чувствовать в недопустимом, заводящем в тупик, нормировании римского фунта, не говоря уже о том, что становится совершенно невозможным проследить нити, ведущие к древнему Востоку, как вполне осязательному исходному пункту многих основных явлений античной жизни в области права, норм меры и веса и т.п. Тут уж, действительно, заявляет Леманп-Гаупт, раскрывается незаполннмая пропасть между новейшей школой и теми установками, какие развивали и постоянно углубляли в области системы античного веса Бек, Моммзен, Брандис, Хультш, Нисеен, Леманн-Гаупт. Выработанная ими система, в силу теоретической связи различных метрологических категорий (мер длины, вместимости, веса и т.д.), получила возможность охватить всю античную метрологию в её целом и в её пережитках.
Журнал «Клисо» фактически перестал существовать, как научный журнал. Его старая редакции не сумела отстоять свои позиции перед лицом воинствующего фашизма. Буржуазный реализм «Клио», как бы выгодно он ни отличался от других буржуазных течений, всё-таки оказался слишком плохо вооружённым. Компромис, на который пошла редакция «Клио», по существу, свёлся к капитуляции, как это обычно бывает с политикой компромиссов в буржуазной практике.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Обзор содержания журнала «Клио» за 1936 г.