Багира

Пятница, 10 20th

Последнее обновлениеПт, 20 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В истории Испании было множество неоднозначных деятелей. Но генерал Жоан Прим — один из самых неоднозначных. Порой кажется, что целью его жизни была война. Не так уж важно, с кем, лишь бы лилась кровь, свистели пули, а сам он с шашкой над головой куда-то мчался. Впрочем, он и в самом деле постоянно куда-то мчался. До тех пор, пока его не убили враги, оставшиеся неизвестными…

Мятеж в крови

Журнал: Загадки истории №41, октябрь, 2017 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Генерал Прим был монархистом, но воевал против королевы!

Фото: Жоан ПримГенерал Прим не всегда был генералом. Но нечто воинственное — задор, энергия, прямолинейность — ему было свойственно всегда. И это неудивительно, ведь Жоан был сыном подполковника и с детства слышал рассказы о конных атаках, наступлениях и прочих делах. Причём молодому человеку, родившемуся в 1814 году в каталонском городке Реус, было где продемонстрировать свою воинственность: Испания XIX века кипела, как кастрюля с супом.

Под знамёнами Изабеллы

Одной из главных причин того, что Испанию первой трети XIX века раздирали междоусобицы, была авантюра короля Фердинанда VII. В 1830 году король издал так называемую прагматическую санкцию, в силу которой вопреки господствовавшему с 1713-го салическому закону наследницей престола провозглашалась дочь короля Изабелла, а его брат дон Карлос Старший устранялся от престолонаследия. Пока король был жив, в стране был относительный порядок. Но как только король умер, вся Испания разделилась на две враждебные партии. Одна из них, поддерживавшая права дона Карлоса и его наследников, получила название карлистов, другая, стоявшая на стороне Изабеллы и её матери, регентши Марии Кристины, — кристиносов.
Надо сказать, что сторонники Марии Кристины и Изабеллы довольно быстро поняли, что сделали ставку не на «ту лошадь». Регентша и её дочь были совершенно неспособны к управлению страной. Они думали больше о своих развлечениях, чем об Испании. Вершиной этого наплевательского отношения стало замужество Марии Кристины — она втайне обручилась со своим охранником, унтер-офицером королевской лейб-гвардии Фернандо Муньосом-и-Санчесом.
Но тогда, когда Жоан Прим начал свою карьеру в ранге волонтёра, об этом ещё никто не знал. Молодой человек сражался храбро. Поэтому уже с 1839 года он играл видную роль во всех политических неурядицах Испании. Эта политическая и гражданская активность многих раздражала, но многим и нравилась. Так, за взятие Сан-Мигеля Прим был награждён орденом Святого Фернана 1-го класса и затем получил чин полковника. А с 1841 года его призвала к себе политика — Прим стал депутатом парламента от Таррагоны и по совместительству начальником карабинеров в Арагоне. Надо полагать, многие из депутатов мечтают о таком совместительстве, но далеко не все способны это делать так, как делал это Жоан Прим.
Он был очень популярен в Каталонии — регионе, всегда враждебно настроенном по отношению к центральной власти. К этому времени власть в стране находилась в руках генерала Эспартеро, который не церемонился со свободолюбивой Каталонией. Так, в 1842 году, когда в Барселоне вспыхнуло восстание, Эспартеро подтянул артиллерию и расстрелял мятежный город. Этого Прим, как урожденный каталонец, простить регенту , не мог. 11 июня 1843 года в Мадриде случился государственный переворот, который в итоге сместил регента Эспартеро. Часть войск, оставшихся верными Эспартеро, сражалась в течение месяца, но проиграла, и бывший регент бежал в Англию.
Прим, как один из активных участников переворота, получил повышение и новые титулы: теперь он носил звание генерала и титул графа Реуса. Кроме того, его назначили губернатором Мадрида.
Власть сама шла в руки вечно недовольного генерала. Но Прим не был бы самим собой, если бы успокоился. Вскоре он вдрызг разругался с новым регентом — Нарваэсом, и вышел в отставку. Отставка была, конечно же, мнимой.

Снова в опале

Уже в следующем году за участие в антиправительственном заговоре Прим был приговорён к тюрьме, но помилован королевой. Он должен был удалиться в изгнание, но для генерала, имеющего заслуги перед страной, подыскали непыльную должность — в 1847 году его назначили наместником Пуэрто-Рико.
На этом райском острове генерал тоже не ленился: в этой должности он ухитрился подавить восстание рабов на датском острове Санта-Крус.
Казалось бы, чего ещё желать? Но Приму этого было мало, и уже в 1850 году он вновь появился на политической арене — на этот раз в роли депутата, одного из вождей либеральной оппозиции, которая противостояла Нарваэсу. Генерал и его сторонники полагали, что регент и его министерство стали чересчур реакционными и подлежат замене.
Надо сказать, Прим был отчасти прав: Нарваэс правил страной, не оглядываясь на закон и безжалостно уничтожая политических противников. О стиле его правления говорит следующее: во время предсмертной исповеди, в ответ на вопрос исповедника, прощает ли он своих врагов, Нарваэс ответил: «Мне некого прощать, все мои враги расстреляны».
Разумеется, Прима в списке расстрелянных не было.
При всем этом генерал успел повоевать с повстанцами в Марокко (многие десятилетия марокканцы пугали детей словами: «Вот придёт Прим!») и покомандовать испанским экспедиционным корпусом в Мексике. Из Мексики он сбежал, не считая нужным поддерживать странные планы Наполеона III, что послужило одной из главнейших причин гибели императора Максимилиана.
Кроме того, генерал, у которого мозг кипел от обилия мыслей, порой весьма странного свойства, иногда выдвигал очень необычные проекты. В какой-то момент он начал продвигать в массы идею объединения Испании и Португалии под одной короной. Зачем? Генералу показалось, что так будет «прикольно». Следующей идеей Прима было предложение дать свободу Кубе. Подобная идея в середине XIX века выглядела чересчур экстравагантно. Но что поделать, если революция и её дух были в крови мятежного генерала, который всегда жаждал бунта и мятежа?
В начале 1863 года Прим нашёл себе новую точку приложения сил.
На этот раз он стал бороться с той, которую когда-то рьяно поддерживал и за которую проливал кровь.

Последний заговор

Генерал Прим заделался самым активным заговорщиком против надоевшей всем, и прежде всего ему самому, королевы Изабеллы. Упорству этого неуёмного сына испанского народа можно было позавидовать.
В 1863-м Прим поднял восстание против королевы. Оно провалилось. Он бежал за границу, отдышался, вернулся и снова повёл восставших на баррикады. Снова провал. Но генерал не отчаялся. Вскоре он опять призвал народ на борьбу с тиранией. Так продолжалось семь (!) раз, пока восстание в 1868 году не оказалось успешным!
Изабелла бежала во Францию. Во главе временного правительства встал Франсиско Серрано, первым делом упразднивший иезуитский орден и объявивший свободу печати и образования. Поскольку созванные кортесы не договорились о кандидатуре нового монарха, регентом стал Серрано. Генерал Прим получил должность военного министра, а спустя некоторое время — министра-президента.
Но все эти титулы были ему ни к чему: генерал воспылал новой идеей!
Вначале он выдвинул план «Иберийского союза». Этот план заключался в том, что вакантный испанский трон должен занять португальский король Фернанду II. Тот с трудом отбился от такой «почести», заявив: «Португальцем родился, португальцем хочу умереть». После долгих переговоров со множеством кандидатов (годились все принцы, кроме Бурбонов) выбор остановился на принце из Савойского дома, сыне короля Италии Виктора Эммануила II-Амадее.
16 ноября 1870 года кортесы избрали Амадея королём Испании. Вечером 27 декабря 1870 года Прим вышел из парламента, сел в карету и отправился домой. На следующий день ожидалось прибытие в Испанию новоизбранного короля. Цель всей жизни генерала была близка как никогда.
В этот момент к его карете подбежали заговорщики (скорее всего, республиканцы), которые обстреляли её из ружей. Генерал получил семь (роковая цифра) огнестрельных ранений. Угрозы жизни не было, однако в рану попала инфекция. Генерал Прим скончался от заражения крови.
Однако в 2012 году испанские реставраторы вскрыли могилу народного героя и выяснили: причиной смерти были не огнестрельные ранения — генерала банально задушили, о чём свидетельствовала вдавленная полоса на шее.
Это не удивляет. Удивляет другое: почему так поздно? Видно, зря говорят, что испанцы горячи и нетерпеливы.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Мятеж в крови