Багира

Вторник, 08 22nd

Последнее обновлениеВт, 22 Авг 2017 4am

Знаете, одно время во всём мире (и в России тоже) был популярен такой спектакль, под интригующим названием «Монологи вагины». Вообще-то, спектакль поставлен по книге некой американской извращенки Ив Энцлер. Но книгу как-то мало читали. А вот спектакль, так сказать, прогремел. И до сих продолжает греметь — только уже, конечно, не так громко (публика уже пресытилась)…

«Монологи вагины»

Журнал: Запретная история №14 (31), 2017 год
Рубрика: Для тех, кто любит погорячей
Автор: Дмитрий Инзов

Текст только для мужчин. женщинам — не читать!

Некоторые любят погорячей…

Фото: Нескромные сокровищаПрежде чем продолжать, хочу сделать небольшое лирическое отступление. Мне вот прекрасно известно, что некоторые мои тексты (не все) весьма негативно воспринимаются читательницами — из-за зашкаливающего цинизма и пошлости с большой буквы «П».
Да что там читательницы! Родная супружница мне временами заявляет: «Ну, Инзов, грит, ты вообще даёшь! Что за пошлятину ты пишешь? Не могу, грит, жить, пить и прочими вещами заниматься с человеком, который так грязно пишет о нас, о женщинах — венце мироздания».
А маманя моя — так вообще! Комсомолка первого призыва, она пронесла через десятилетия идеалы своей бурной молодости. Поэтому на творчество сына-отщепенца у неё одна реакция. «Мы, грит, сынок, в наше время такую контру, как ты, грит, — на распыл пущщали! Мы революцию делали, чтобы ты, Инзов, свою, значит, похабень в журнальчиках тискал?! Да за что же наши отцы проливали кровь наших дедов? И т.д.».
Но что поделать. Таков я есть — и не могу иначе. Временами мне, знаете, хочется чего-то «погорячей» («погорячей» по меркам Инзова — это весьма высокая планка).
Легко ли это — быть вагиной? Мы решили послушать мнение экспертов.
«Николай Григорьевич» из фильма «Ширли-мырли» отвечает:

«Неслыханных преступлений не бывает…»

В связи с этим вспоминаю исторический анекдот из французской жизни XVIII века:
«У г-на де Конфлана ужинало несколько придворных. Вскоре они затянули песню — вольную, но не слишком непристойную. Не успели они её кончить, как де Фронсак запел куплеты настолько мерзкие, что смутились даже эти кутилы. Произошло всеобщее замешательство, которое прервал де Конфлан: «Ты что, Фронсак, спятил? Чтобы такое и петь, и слушать, нужно по крайней мере ещё десять бутылок шампанского!» (Шамфор. «Максимы и мысли»).
Так что мужчинам предлагаю запастись парой бутылок «тонизирующего». А женщинам — ни в коем случае не читать нижеследующий текст. Он довольно непристоен.
А теперь — вернёмся к спектаклю «Монологи вагины». В чём там сюжет? Женщины выходят на сцену и от лица, значит, своих вагин рассказывают о своём сексуальном опыте. И вообще о том, каково это — быть вагиной (как я понял: сложное это дело — «быть вагиной»! Как говорится, такую жизнь не дай бог никому!).
И вот тот факт, что изложение в пьесе идёт от лица женских половых органов, принёс его создателям мировую славу. Никогда ведь ничего подобного не было! — утверждают критики и зрители.
Но поскольку театральные критики — не чета гениальному Д. Инзову, то для них, может, и «ничего подобного не было». А вот Инзова — этим не удивишь.
Дело в том, что эта американская разложенка Ив Энцлер со своими «монологами» — отнюдь не нова. Как говорил Глеб Жеглов: «Неслыханных преступлений не бывает. Что-нибудь подобное где-нибудь, когда-нибудь, с кем-нибудь уже было».

Я всегда называл свою жену «моё сокровище» и не знал, что…

Идея этих самых «монологов» бессовестно украдена у знаменитого Дени Дидро (1713-1784) — французского философа и писателя эпохи Просвещения. В 1748 году, знаете ли, он тиснул такую книжку — «Нескромные сокровища» (Les Bijoux Indiscrets).
И что это за сокровища такие? Дело в том, что в «галантном» XVIII веке было не принято называть вещи своими именами.
Поэтому вместо «пошлых» «непристойных» терминов использовали красочные «заменители» (в науке такие заменители называются «эвфемизмы»).
И вот женский половой орган галантные французы называли «сокровище» (bijou; произносится как «бижу» — отсюда, кстати, «бижутерия»). Поэтому если перевести на общедоступный язык, то книжка Дидро называется «Нескромные вагины».
Выбор тематики для книги философа (!) несколько удивляет. Но это для тех, кто не в теме. Те, кто в теме, — знают, что во Франции XVIII века философия и порнография шли, так сказать, рука об руку. И каждый уважающий себя философ обязательно имел в списке своих трудов хотя бы одно полуэротическое, эротическое или прямо порнографическое произведение.
Потому что французы — они правильно скумекали (не зря долгое время Франция заслуженно считалась «пупом земли»), что философия без секса — оно и на фиг не надо. А с сексом — ну и пусть будет.

«Колечко-колечко, возьми человечка…»

И вот, великий философ Дени Дидро — на то и великий, что сумел превзойти всех. Сюжет его романа прост. Главный герой — некий султан (действие книжки происходит в каких-то выдуманных восточных реальностях, но всем современникам Дидро было понятно, что речь идёт о Франции). И вот у этого султана появляется кольцо, наделённое волшебной силой. А какой силой? А вот какой: на какую женщину это кольцо направить, так у той вагина начинает сразу говорить человечьим голосом и рассказывать о своих «приключениях» — что ей пришлось, так сказать, «пережить» в течение своего многотрудного существования.
И оказывается, что у каждой, у каждой женщины в «загашниках» биографии было ТАКОЕ — что лучше уж и не слышать! Выясняется, что все эти якобы «невинные», «целомудренные», «добропорядочные женщины» — матери семейств, монахини, благотворительницы и пр. — в своей жизни прошли, что называется, «огонь, воду и медные трубы».
И заканчивается всё тем, что султан остаётся расстроенным в лучших чувствах — он-то рассчитывал, что есть целомудренные женщины. А выяснилось — ни фига! (конечно, надо иметь в виду, что речь идёт не о всех женщинах, а исключительно о француженках XVIII века, моральный облик русских женщин Дидро под сомнение не ставил).

Запретная глава — только в «Запретной истории»!

Особенно удалась Дидро глава №47 под названием «Сокровище-путешественник». В ней Дидро в прямом смысле ударился в порнографию (и это не метафора). Французский охальник настолько увлёкся откровенными рассказами, что вынужден был даже перейти на английский, итальянский и латынь. Ибо на родном языке (французском) писать такую похабщину даже Дидро не решился.
Кстати, хочу огорчить читателей. Если кто заинтересовался моим рассказом и решит почитать, так сказать, сам первоисточник (47-ю, «порнушную», главу Дидро) — сделать это будет затруднительно. В большинстве печатных изданий и в интернете эта глава присутствует лишь в усечённом виде (основной «беспредел» — вырезан). Полный текст этого шедеврального философского порноромана есть лишь в библиотеке Сорбонны да у Д. Инзова. Но я вам его процитировать не могу. Я, знаете ли, всё-таки не Дидро. «Что позволено Юпитеру, не позволено быку». Дидро, как великий философ, мог печатать порнуху. Я же человек скромный, маленький. Для меня такие «дерзости» — непозволительны. Могу лишь сказать, что там есть все, что только может себе представить праздничная фантазия мужчины.

«Всё из-за баб и из-за бабок»

Кстати, а вы знаете, что сподвигло философа Дидро на написание порнухи? Конечно же, тут не обошлось без бабёнки. Дело в том, что помимо жены у Дидро была, как и у всех порядочных мужчин того времени, любовница. Звали малышку Мадлен де Пюизьё. Именно из-за неё Дидро и написал свой чудесный роман «Нескромные сокровища».
Дело в том, что эта самая Мадлен была молодой сексапильной гламурной кисой. Или — как принято сейчас говорить — «светской львицей». С соответствующим образом жизни.
И поэтому ей, ясно дело, постоянно нужны были деньги. Вот она и говорит своему любовнику Дидро. Мол, так и так, милый. Хочу я себе купить белый «ягуар» — чтоб быть, так сказать, в уровень… Хотя — стоп! Тогда ж вроде машин ещё не было? Ну ладно. Хочу, грит, купить себе белую карету. И чтоб вся — с золотыми завитками. Так что давай, котик, — гони лавэ!
— Да где ж я тебе столько возьму? — удивился Дидро.
— А это не мои проблемы, — отвечает гламурная стерва. — Не найдёшь — так мне стоит только свистнуть. С моими-то ТТХ — да ко мне сразу очередь из мужиков выстроится! В общем: «Я даю тебе ночь — думай, как себе помочь! А не придумаешь помочь — ухожу навеки прочь!».
Вот Дидро и задумался. Неохота такую бабу терять — уж больно тельце у неё привлекательное. Приятно с ней проводить досуг, так сказать. Надо что-то делать. А что?
Можно, думает, конечно, философскую хрень какую-нибудь тиснуть в печати. Но эти философские штуки продаются долго, медленно, со скрипом. Быстрого оборота здесь не сделаешь. То ли дело порнушка! Вот этот товар всегда хорошо идёт. Обрадовался Дидро — и за считаные дни написал эти самые «Нескромные сокровища» («Нескромные вагины»). Продал книжку в издательство. Ну и она разошлась «на ура» — как пирожки горячие. Дидро получил лавэ в кассе, прибегает к своей Мадлен — на, говорит, жри!
— Вот это другой разговор! — говорит гламурная сволочь. — Думаю, малыш, что ты заслужил награду. Иди раздевайся — я щяс приду. Только носик попудрю…
В общем, как-то примерно так это все и было…

P.S. Засим я с вами раскланиваюсь. Уверен, что мои читатели и читательницы — люди благочестивые. И фривольности разные в моем исполнении не смогут столкнуть их с пути истинного. Но все же на спектакли разные дебильные — не ходите! Читайте лучше Дидро. Ну и, конечно, Д. Инзова. Ведь Инзов плохого не напишет. А коли уж речь у нас с вами шла о Франции — я попрощаюсь с вами на французском наречии:
Au revoir,
mes enfants! Avec I'amour,
Votre —
Dmitryi INZOV

А что по этому поводу говорят русские?

По поводу женских «сокровищ» (теперь вы знаете, что означало это слово в старину — см. стр.14). Вот какую игривую эпиграмму оставил известный русский поэт АЛЕКСАНДР ПОЛЕЖАЕВ (1804-1838). Эпиграмма посвящена ревнивому мужу, который дрожит над своей женой и пытается не допустить её до измены. Полежаев к таким попыткам отнёсся скептически. Вот что он пишет о таком супруге:

«Берёг сокровище, но льзя ли сберечи,
Когда от оного у всех висят ключи?»


Стиль несколько староват. Древнерусское слово «льзя» и всё такое. Но смысл понятен. Как же сберечь в сохранности это самое «сокровище» жены, когда у кажного мужика от этого ларчика «ключик» между ног болтается? Ясно дело — никак. За это — и ещё кой за какие стишки — император Николай I отдал дворянина-офицера Полежаева в солдаты. Тот не вынес тягот солдатской службы и быстро помер в возрасте 34 лет.
Вот и сочиняй после этого фривольные частушки! У Инзова даже мороз по коже пошёл. Повезло мне, ядрена кочерыжка, что я не при Николае Павловиче творю. А то бы, конечно, меня бы этот деспот-самодур не помиловал…
В память выдающегося поэта Полежаева процитирую ещё один его чудо-стишок:

Полунага, полувоздушна,
Красотка юная лежит,
И гнёту милому послушна,
Она и млеет и дрожит,
И вьётся спинкою атласной,
И извивается кольцом,
И изнывает сладострастно
В томленьи пылком и живом!
Глазёнки под лоб закатились,
Уста раскрыты, пышет грудь,
И ножки белые спустились,
Чтоб после битвы отдохнуть.
А все рука ещё невольно
Поближе к телу друга жмёт,
Другая шарит своевольно,
На новый бой его зовёт…

(«Калипсо», 1825)

«Любить всегда, любить везде, до дней последних донца»: старый конь борозды не испортит?

Дидро был человеком настоящего, «инзовского» склада. До самой старости он любил бегать «по девочкам». Вот что писал о нём современник: «Дидро, и в шестьдесят два года остававшийся любителем женщин, сказал однажды кому-то из друзей: «Я то и дело твержу себе: «Ах, старый дурак, старый юбочник! Когда же ты перестанешь подвергать себя риску получить позорный отказ или дать осечку и осрамиться?» (Шамфор. «Максимы и мысли»).
Видите, Дидро всё понимал. Понимал, что он уже далеко не юноша. И что, затащив какую-нибудь молодку в койку, он рискует перед ней опозориться (не будет эрекции). Но всё равно дядька до самой смерти оставался верен себе. За что мы его и уважаем…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории «Монологи вагины»