Багира

Понедельник, 06 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Июнь 2018 2pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Безжалостная молва намертво припечатала имя Жозефа Гильотена к названию «гильотины» — приспособления для механического совершения казни. Эта машина смерти стала главным символом революционного террора во Франции. По прикидкам экспертов, за 200 лет во всём мире на гильотине казнили порядка 100 тысяч человек.

Диктатура гильотины

Журнал: Мир криминала №12, июнь, 2017 года
Рубрика: Лики смерти
Автор: Борис Востер

На эшафоте все равны!

Фото: казнь на гильотине1 декабря 1789 года знаменитый французский учёный-анатом Жозеф Гильотен, будучи депутатом Национального собрания, внёс на рассмотрение законопроект об исполнении смертной казни при помощи специального механизма. Прежде казнь посредством отсечения головы топором или мечом, избавлявшая приговорённых от лишних мучений, являлась исключительно дворянской привилегией. Представителей же остальных сословий французского королевства вешали, четвертовали, колесовали, топили в воде и заживо сжигали. Представленный к рассмотрению законопроект депутата Гильотена призывал раз и навсегда покончить со средневековыми жестокостями.
Гильотену не пришлось изобретать что-то принципиально новое. Уже несколько веков в европейских странах людей, приговорённых к смерти, обезглавливали при помощи разных модификаций палаческого механизма. Итальянский вариант механического топора, называемый manania, увиденный на гравюре XVI века, изображавшей казнь в Милане, показался Жозефу Гильотену наиболее подходящим для решения проблемы установления равенства на эшафоте.
Нельзя сказать, чтобы предложение Гильотена вызвало всеобщее одобрение в Национальном собрании: левые депутаты поддержали его с восторгом, правые выразили протест. В газетах и журналах по поводу законопроекта Гильотена разразилась жаркая полемика. Во время которой на тот момент ещё только гипотетическую машину для казни и стали называть «гильотина». Лишь при третьем голосовании сторонникам законопроекта Гильотена удалось набрать необходимое количество голосов в Национальном собрании.
Работу по созданию механизма для казни поручили секретарю Королевской академии хирургии, доктору Антуану Луи, прославившемуся в качестве изобретателя новых медицинских инструментов. С помощью консультаций такого опытного специалиста, как королевский палач Сансон, доктор Антуан Луи создал проект машины и исполнил чертежи, которые для утверждения были представлены королю, в те времена номинально ещё остававшемуся «главой нации». Его величество увлекался слесарными работами, а потому, рассматривая чертежи, сразу во всё вник, сделав даже весьма важное замечание. Изначально предполагалось, что нож машины должен быть полукруглым — король же сказал, что это неверно, ибо у всех людей шеи разные, а потому полукруглое лезвие «может подвести». Рекомендовав применять скошенное под углом лезвие, Людовик XVI проект одобрил.
Настала пора построения машины, но парижские плотники, слесари и механики, узнав, что их нанимают строить приспособление для казней, наотрез отказывались в этом участвовать. Согласился только немецкий мастер Томас Шмидт, прежде специализировавшийся на сооружении клавишных музыкальных инструментов. Подрядившись за 960 ливров соорудить машину по чертежам доктора Луи, герр Шмидт через восемь дней представил действующую модель своим заказчикам.
Механизм был передан для испытаний палачу Сансону, который 18 апреля 1792 года в парижской больнице Беситре сначала «обезглавил» набитое соломой чучело, потом казнил несколько овец и в финале эксперимента отхватил головы пяти трупам безвестных бедняков. Машинка работала безупречно! Представители всех инстанций, наблюдавшие за работой жутковатого аппарата, нашли его вполне пригодным для намечавшихся целей и дали разрешение на проведение публичной казни новым способом.

Символ революции

Первым клиентом папаши Сансона, расставшимся с жизнью новым способом, был осуждённый за убийство главарь шайки парижских грабителей Николас-Жак Пеллетье. Выкрашенную в красный цвет машину установили на эшафоте, воздвигнутом на Гревской площади, напротив здания Отель-де-Виль, в котором помещался тогда парижский муниципалитет. Туда привезли облачённого в красную рубаху Пеллетье, которого мастер Сансон сноровисто привязал к доске, ловко пристроил его под ножом и, дёрнув за верёвочку, привёл механизм в действие.
Толпа народа, сбежавшаяся поглазеть на невиданное прежде зрелище, была разочарована. Парижане привыкли к долгим казням, превращавшимся в щекотавшие нервы жутковатые представления, а тут всё произошло в считанные минуты, как-то «уж слишком механически». Но вообще-то к этому и сводилась задача, которую ставили перед машиной. Представления с её участием начались чуть позже.
Развернувшаяся в республиканской Франции политическая борьба требовала кровавых жертв, и созданная доктором Луи машина заняла главное место в системе революционного правосудия. Бывали дни, когда через механизм пропускали несколько десятков приговорённых. Кто-то из них успевал выкрикнуть толпе гордые слова презрения, другие молили о пощаде, иные предрекали, что вскоре сами зрители когда-нибудь попадут на их место.
При этом произошла странная метаморфоза: имена всех причастных к созданию палаческой машины отошли в тень, а к их детищу прицепилось имя «гильотина» — как назвал её кто-то из остроумцев-газетчиков в разгар полемики о её необходимости. Ещё более странным оказалось то, что «гильотина» стала популярна! О машине смерти стали сочинять куплеты. У простолюдинов в большом ходу были шуточки о машине-убийце, самой долгоживущей из которых оказалась та, в которой «гильотину» называли «лучшим средством от головной боли».
Аристократы ввели в моду «балы приговорённых», на которые являлись с шёлковой лентой алого цвета на шее, символизирующей роковую рану. Парфюмеры выбросили на рынок духи «Гильотина». Кондитеры откликнулись на гильотинную моду «актуальным десертом»: в финале парадной трапезы к каждому прибору подавалась персональная «гильотинка» из красного дерева, а на стол ставилось громадное блюдо, полное марципановых кукол, с головками, карикатурно копирующими известных политических деятелей. Каждый гость мог выбрать себе политика «по вкусу» и гильотинировать его. Из куклы истекал сладкий соус густо-алого цвета, который поедали, макая в него марципановый «трупик» куклы. Отрубленную головку куклы-политика брали себе на память о приятно проведённом вечере — получался изящный сувенир.

Спасайся, кто может!

Тот, чьим именем назвали символ революционного террора, сам едва не обронил свою голову в корзину у подножья эшафота. Впервые Гильотен попал под подозрение 21 января 1793 года, во время казни короля Людовика XVI, на которой он должен был присутствовать. В тот момент, когда нож гильотины обрушился на шею приговорённого, доктор лишился чувств. Убеждённый республиканец Гильотен был против казни королевской четы, и так уже отстраненной от власти.
Мечтая спасти королеву Марию-Антуанетту, к которой он испытывал чувство романтической влюблённости, Гильотен предлагал своему приятелю палачу Шарлю Сансону в день казни испортить гильотину. Тогда, ссылаясь на старинное право миловать приговорённых, «по техническим причинам» спасшихся от смерти, можно было бы хлопотать о сохранении жизни Марии-Антуанетте. Но старый палач к тому времени разболелся и слёг, а заменивший его в делах сын Анри Сансон принимать участия в авантюре по освобождению приговорённой королевы не пожелал.
Доктор отрицательно относился к террору и разгрому католических святынь. Эти его настроения не ускользнули от внимания революционной власти. Летом 1794 года Гильотен был арестован и ждал суда. Спас его политический переворот, в результате которого партия сторонников революционного террора во главе с Максимилианом Робеспьером потеряла власть. Прежде чем Гильотена успели приговорить к казни, палач Анри Сансон гильотинировал Робеспьера и его соратников. После этих казней пришедшая к власти партия распорядилась выпустить из тюрем политических заключённых.
Оказавшись на воле, Гильотен со своей семьёй спешно покинул Париж и политикой уже не занимался. Он поселился в провинции и целиком посвятил себя медицинской практике. Потрясения парижской жизни превратили Гильотена из «прогрессивного атеиста» в набожного католика.
Дожив до 76 лет, он умер в марте 1814 года от заражения крови, вызванного банальным нарывом. После кончины Гильотена члены его семьи, не желая носить фамилию, давшую название орудию казни, стали хлопотать о разрешении им именоваться как-нибудь по-другому. Разрешение было дано, и, переменив фамилию, былые Гильотены затерялись среди остальных французов. Потомки доктора и сейчас тщательно хранят тайну своего инкогнито.


Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Диктатура гильотины