Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 7am

Одни считают его глухим безумцем-недоучкой, другие называют русским да Винчи. По сей день споры о роли Константина Циолковского в развитии мировой науки не утихают.

Константин Циолковский: Звёздный мечтатель

Журнал: Дарья Биография №9, сентябрь 2017 года
Рубрика: Наука и техника
Автор: Глеб Черкасов

Фото: Константин ЦиолковскийПроезжая по укатанному насту, возница уже задремал, как лошадь вдруг встала, едва не скинув его наземь. Раскрыв глаза, мужик оторопел. С виду это были обычные сани, но лошади в них не было. По снегу, словно корабль, их гнал парус, а правил ими местный чудак в очках с толстыми стёклами…
Никто из учителей Вятской гимназии не мог разглядеть в этом мальчишке гения. Он вызывал лишь смесь жалости и раздражения. Шаловливый сорванец был глух. В прямом и переносном смысле. Его уже оставляли на второй год, но ничего не изменилось. Учителя были единодушны: Циолковский неспособен к учёбе. Решение виделось одно — из гимназии исключить!

Тяга к знаниям

Мог ли думать десятилетний Костя, что катание с горы обернётся для него глухотой?! «Простуда вызвала скарлатину. Заболел, бредил. Думали, умру, но я выздоровел, только сильно оглох, и глухота не проходила», — писал он о себе. Врачи были бессильны, считая, что ему уже повезло выжить.
Отец же и вовсе не считал глухоту за порок и отдал мальчика в обычную гимназию. Костя с трудом одолел три класса, но когда из Петербурга пришло известие о смерти брата и следом умерла мать, учиться бросил, и был отчислен с характеристикой: «… для поступления в техническое училище».
К произошедшему отец отнёсся спокойно, считая, что не всё потеряно. Основания были. Раньше ребёнок вырезал из бумаги домики, санки, часы с гирями. Теперь же стал читать книги и делать самобеглые коляски и локомотивы, движимые пружинками из старых кринолинов. В 14 лет подросток сделал астролябию и измерил ею расстояние до пожарной каланчи. А ещё — токарный станок. Все это говорило о недюжинных способностях, и отец решил, что сын должен учиться в Высшем техническом училище в Москве. Снабдив его письмом к товарищу, он направил отпрыска в столицу. Вот только письмо Костя потерял, запомнив лишь улицу, где жил адресат. Там же он снял угол у прачки, а в училище не пошёл. Был робок и не решился сдать экзамен.
Записавшись в Чертковскую библиотеку, единственную бесплатную в городе, Циолковский ежедневно просиживал в ней несколько часов. Жил парень на 10-15 рублей, ежемесячно присылаемых отцом: на хлеб тратил 90 копеек в месяц, а на остальное покупал книги, приборы и химреактивы. Без них, думал, науку не постичь.
Домой парень вернулся спусти 3 года — отец начал болеть и не мог уже помогать деньгами. К тому моменту юноша освоил и гимназическую, и часть университетской программы. Но знания дались нелегко: Костя сильно осунулся, а зрение от постоянного чтения ухудшилось. Домой он приехал уже в очках.

Чудаковатый учитель

Будучи подкованным в точных науках, Циолковский мог к тому же и рассказать о предмете так, что даже недалёкому человеку становилось интересно его слушать.
Это и требовалось, чтобы учить отпрысков купцов и чиновников. Репетиторство позволяло заработать немного денег, чтобы купить книги. Другие он читал в библиотеке, где проводил всё свободное время.
Когда, казалось, жизнь стала налаживаться, скончался брат Игнат, и отец решил переехать в Рязань. Константин лишился заработка — к преподавателю без рекомендации никто не пойдёт, крупно повздорил с отцом и покинул его дом.
Теперь юноше нужно было получить право на преподавание — диплом учителя арифметики. Когда 22-летний прётендент предстал перед госкомиссией, сдавать ему пришлось ещё множество предметов, но диплом вместе с направлением в Боровское уездное училище Циолковский получил.
В поисках жилья Константин «попал на хлеба к одному вдовцу с дочерью, жившему на окраине города… Часто беседовал за чаем, обедом или ужином с дочерью. Поражён был её пониманием Евангелия». В конце концов, нескладный учитель сделал Варваре предложение. Приданого за невесту жених не просил, и отец легко согласился на этот брак. Сам Циолковский вспоминал: «…я женился на ней без любви, надеясь, что такая жена не будет мною вертеть, будет работать и не помешает мне делать то же. Та надежда вполне оправдалась». Перед свадьбой мужчина поставил невесте условие: «Гостей и родственников в дом не водить, и не создавать помех для работы». Вдобавок к этому спать муж предпочитал отдельно.
Пытливый ум не давал Циолковскому соглашаться с авторами книг. Его первая работа «Графическое изображение ощущений» математически доказывала бессмысленность… человеческой жизни. Отосланная в журнал, она не вызвала интереса.
А в самом Боровске он снискал репутацию чудака. Свои уроки математик проводил с демонстрацией явлений и моделей. Порой запускал воздушный мини-шар с «гондолой», где вместо человека сажал горящие лучины. В другой раз смастерил воздушного змея в виде сокола, и жители приняли его за настоящего. Не брал денег с родителей отстающих учеников. Был атеистом. В общем, на нормального человека оказался не похож.

Космос как предчувствие

Вторая работа Циолковского о кинетической теории газов попала к самому Менделееву. Великий химик отписал автору, что эту теорию открыли чётверть века назад. Не опустив руки, Константин продолжил работать. Своё скудное жалование тратил не столько на разраставшуюся семью (у пары родилось уже чётверо детей), сколько на приборы, книги и реактивы. В итоге за работу по лучеиспусканию Солнца его приняли в ряды Русского физико-химического общества. Но на приглашение он не ответил.
Позднее учёного увлекла идея постройки аэростата (дирижабля) из металла. В те времена их строили из прорезиненной парусины, которая быстро изнашивалась. Взамен взрывоопасного водорода Циолковский предлагал нагретый воздух. Передовая технология была рассмотрена в Русском техническом обществе, но резюме не обрадовало: «Время летательных аппаратов тяжелее воздуха не пришло».
Заметив в Циолковском талант, директор народных училищ обратился к руководству перевести «одного из способнейших и усерднейших преподавателей» в училище Калуги. Прошение было одобрено.
Именно в Калуге Циолковский написал главные труды своей жизни — по теоретической космонавтике и ракетостроению. И не просто писал. Учёный создал первый проект ракеты дальнего действия. Внешне она представляла собой металлическую камеру, оснащённую жидкостным реактивным двигателем. Топливом для неё служили жидкие водород и кислород, а управлялась она газовыми рулями. Спустя более полувека Вернер фон Браун — отец немецких ФАУ-2 и создатель американских ракет для модулей «Аполлон» — писал: «В его исследованиях были обозначены исходные позиции, с которых начинается конструирование современной ракетной техники… Это свидетельствует о том, что требования к конструкции реактивных двигателей, сформулированные Циолковским, и сегодня не утратили своего значения».
Но тогда, в начале XX века, публикации самоучки из Калуги вызывали… непонимание. Мало кто осознавал — зачем и для чего это?! Циолковский обогнал науку на целую эпоху.
Октябрьскую революцию учёный не замечал до той поры, пока в его дом не пришли чекисты и не увезли старика на Лубянку. К счастью, вскоре разобрались и отпустили. А потом Циолковского приняли в различные советские общества и назначили пожизненную пенсию.
В марте 1935 года врачи диагностировали у Циолковского опухоль. Операция могла продлить жизнь учёного, но он отказывался. Только когда боли стали нестерпимыми, Константин Эдуардович согласился на медицинскую помощь. Но что могли сделать врачи с уже запущенной онкологией?… 19 сентября 1935 года теоретик космоса умер, а жизнь его идей и проектов только началась. Спустя 22 года СССР запустил первый в мире спутник Земли, а ещё через 4 года — впервые вывел на орбиту человека.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Учёные Звёздный мечтатель