Багира

Понедельник, 09 25th

Последнее обновлениеВс, 24 Сен 2017 6pm

Ранним утром 2 февраля 1926 года на уличной скамейке одного из скверов Берлина полицейский патруль обнаружил мёртвое тело пожилого человека. Старик, видимо, присел на скамью — и сердце отказало. Если бы немецкий полицейский узнал, что он грузит мёртвое тело бывшего военного министра Российской империи Владимира Сухомлинова, просто не поверил бы в это. Но это был он…

Жертва эпохи

Журнал: Загадки истории №35, август 2017 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Александр Смирнов

Владимир Сухомлинов стал казнокрадом по «просьбе» жены

Фото: Владимир СухомлиновПолный генерал от кавалерии, Георгиевский кавалер и светский лев Владимир Александрович Сухомлинов — фаворит императора Николая II — окончил свои дни на скамейке берлинского сквера. Как самый заурядный нищий бродяга.
Он был ничем не хуже других министров эпохи заката Российской империи, может быть, и лично лучше, но в его судьбе выразилась судьба всей сановной элиты Николая II. Алмазный блеск успеха — и срыв в пропасть кошмара. А ведь, казалось бы, ничто не предвещало такого ухода.

Скобелевский герой

Русская армия впервые услышала имя 29-летнего подполковника корпуса офицеров Генерального штаба Владимира Сухомлинова во время освободительного похода на Балканы. В полевой штаб Дунайской армии поступил приказ — разведать путь через Трояновский перевал на высоте более 7 тысяч футов. Вызвали добровольцев, как говорили тогда, охотников. Вместе с подполковником Сухомлиновым вызвалось ещё четыре казака. Под ледяным ветром, рискуя ежеминутно сорваться в пропасть, они трижды преодолели перевал, отчертили маршрут и с отрядом генерала Карцова внезапно атаковали позиции турок с тыла. В сопровождении всего четырёх казаков Сухомлинов, прямо как Наполеон, принял капитуляцию турецкого гарнизона крепости города Гюмурджин. Никто не сомневался в справедливости наград, когда на грудь ему прикрепили орден Святого Георгия 4-й степени, на бок — золотую саблю с надписью «За храбрость», а на плечи — погоны полковника. Молодой полковник и Георгиевский кавалер Сухомлинов по праву считался своим в шеренге «скобелевских орлов» в офицерской гвардии легендарного «белого генерала» Михаила Скобелева.

Писатель Остап Бондаренко

Такого писателя в русской литературе конца XIX века — начала XX века не припомнит и академик-литературовед. Под этим псевдонимом печатал свои сочинения генерал от кавалерии Сухомлинов. Правда, «Войны и мира» или даже «Балканских рассказов» он не написал, зато строчил книжки про перспективы конницы в грядущих войнах. Не чурался «певец кавалерии» и политико-философской публицистики. «Правая» печать и консервативная общественность рукоплесканиями встретили его сочинения «Литераторы левого фланга» и «Не всегда ученье свет». Возможно, что именно этот радикальный консерватизм и убедил царя в 1909 году подписать указ о назначении Сухомлинова военным министром. Николай II убедился — это свой человек. Но это случилось чуть позже, а пока 50-летний генерал-писатель осваивался «в свете» Киева, получив назначение на должность начальника штаба Киевского военного округа.
Жаль, что в царской армии не было замполитов и особых отделов. Если бы были, то, может, и дожил бы Сухомлинов в почёте и достатке свои годы. В 1905-м начальник штаба пограничного военного округа, разменявший шестой десяток, увлёкся 23-летней женой киевского помещика Бутовича. Оскорблённый супруг-рогоносец огласил семейный скандал на весь «светский» Киев. Сухомлинов, как дворянин дворянина, вызвал экс-мужа на дуэль, от которой тот храбро уклонился.
Более того, вместе с молодой генеральшей — Екатериной Викторовной — Сухомлинов устроил в своём доме нечто вроде светского салона, куда стали приходить странные для военно-дворянской среды штатские и тёмные личности. Среди них встречались и шулеры, которые быстро переключили на свои фирмы исполнение казённых (то есть бюджетных) заказов по обеспечению нужд войск Киевского военного округа. Но это было не самое опасное. Некто Фурман и Альтшулер официально числились подданными Австро-Венгерской монархии, с которой Киевский округ имел общую границу, а эта держава считалась потенциальным военным противником России ещё со времён той же Балканской войны.
В советское время за такое из армии выперли бы в одночасье. А то и под суд бы отдали. Но в царской армии царил гуманизм. Так что, когда в 1909 году генерала Сухомлинова назначили военным министром России, следом в столицу перебрались не только молодая супруга, но и все её приятели-компаньоны от Фурмана до Альтшулера. И вновь последние стали частыми гостями в роскошной министерской квартире на Офицерской улице. Если и выделялся генерал Сухомлинов каким-то индивидуальным грехом, так это крайней неразборчивостью в знакомствах. Но он был готов закрыть глаза на всё ради «обожаемой Катеньки».

Военный министр

Русская армия вступила в войну 1 августа 1914 года по мобилизационному плану… 1910 года. Уже в первый её день армии не хватало 3,8 миллиона винтовок, 1660 пулемётов, 300 миллиардов патронов. Уже через месяц боевых действий во фронтовых частях стал ощущаться «патронный голод». Но и другие страны, вступившие в войну в августе 1914 года, тоже начали её по устаревшим мобилизационным планам. Во всех армиях, начавших боевые действия, также через месяц-два начались перебои с поставками боеприпасов в войска. Ни немцы с австрийцами, ни французы с англичанами в этом отношении ничем не отличались. Нигде — ни в Лондоне, ни в Париже, ни в Вене, ни в Берлине, ни в Петербурге — властная элита не была готова к таким масштабным и кровавым сражениям, к такой долгой войне. Частные и казённые военные заводы в России не справлялись с заказами военного министерства. Был ли виноват в этом военный министр? И только ли он? Да и обвинение в шпионаже выглядит смешным, ведь в Ставке и в Зимнем дворце было не протолкнуться от свитских болтунов и слухачей с паспортами нейтральной Швеции.
Но кто-то должен же был «стать» виновным за поражения русской армии первого года войны? Ответить перед страной за легкомыслие царя, за алчность олигархов Военно-промышленного комитета, за популизм депутатов Государственной Думы, за лень глав армейской контрразведки, за бездарность генералов. За техническую отсталость и социальный паралич всей обветшавшей монархии. Звонкое имя военного министра Сухомлинова с его молодой и эксцентричной женой для роли искупительной жертвы подходило идеально.

Смерть в Париже

12 июня 1915 года Николай II подписал указ об отставке своего любимого министра. Тот не расстроился, махнул на все рукой и уехал к себе в имение — ловить рыбу. У министра была и такая страсть. Но толпа требовала публичной расправы. 23 июля 1915 года из 375 депутатов Государственной Думы 345 проголосовали за арест и следствие над генералом Сухомлиновым. Под суд попала и его супруга, уж явно не виновная в том, что в армии не хватало снарядов. Итог — уже в сентябре 1915 года 67-летний генерал был лишён всех чинов, орденов (Святого Георгия за Трояновский перевал кабинетные храбрецы тоже его лишили). В марте 1917 года уже революционный суд, повинуясь требованию толпы, чуть было его не разорвал. Спас караул, но Сухомлинова повторно судили за его прежние грехи. Из камеры «Крестов» его освободила амнистия советского правительства 1 мая 1918 года. В голодном Петрограде 70-летний старик был никому не нужен, кроме революционных масс, которые искренне считали, что бывший военный министр лишь случайно избежал расстрела.
Он уехал в Париж. Но и там, в столице недавних врагов, Сухомлинов неожиданно понял, что он тут только частное и никчёмное лицо. Чина генерала его лишил ещё царский военный суд. Офицеры-эмигранты проклинали Сухомлинова и его генеральства не признавали. Да и в «белом движении» он не участвовал. Каким-то чудом осуждённому министру удалось издать в Берлине книгу мемуаров-объяснений. Но кому в 1925-м были интересны дрязги не просто 10-летней давности, а ушедшей навечно эпохи? Кстати, не исключено, что деньги на работу над мемуарами и на типографию ему вручили… свои люди в посольстве СССР в Берлине.
Возможно, люди из Москвы намекнули, что за «правильно написанную» книгу бывший министр может надеяться на возвращение на родину.
Владимиру Александровичу Сухомлинову в августе 1925 года стукнуло 77 лет. Военный министр царской России хотел только одного — умереть на родине. А скончался на уличной скамейке в Берлине.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Жертва эпохи