Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

10 апреля 1874 года в Мраморном дворце случился переполох — великая княгиня Александра Иосифовна обнаружила пропажу трёх бриллиантов, грубо выломанных из оклада Владимирской иконы Божьей Матери.

Жандармы против великого князя

Журнал: Тайны 20-го века №45/С (Русская история №1), 2017 год
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Игорь Шушарин

Встреча на маскараде

Фото: Николай КонстантиновичВ своё время этой иконой Николай I благословил брак великой княгини с Константином Николаевичем, сыном императора. С учётом отягчающего обстоятельства (святотатство) кража тянула на восемь лет каторги. Во дворец вызывали полицию.
«Случись такая пропажа в семье обыкновенных людей, её там скрыли бы; здесь же, напротив, подняли на ноги полицию», — напишет позже Фанни Лир, американская танцовщица, которую правильнее было бы назвать куртизанкой. Весной 1872 года на столичном бале-маскараде она познакомилась с великим князем Николаем Константиновичем, сыном Александры Иосифовны и Константина Николаевича. Великий князь был в маске, но едва ли знакомство стало случайностью. Опытная «танцовщица» знает, с кем и когда нужно танцевать.
Николе — так великого князя звали в семье — 22 года. Он первым из Романовых учился в Академии Генштаба, окончив её с медалью. Путешествовал за границей, где собирал коллекцию живописи. Вернувшись, поступил в лейб-гвардии Конный полк. Красивый, талантливый, успешный. Любимец не только отца, но и родного дяди императора Александра II. Большой охотник до прекрасного пола. Например, издатель Алексей Суворин записал в дневнике про Николу: «Когда он был юношей и жил в Мраморном дворце, то к нему водили девок по целым десяткам».
Но это дела прошлые. Теперь Никола до беспамятства влюбился в Фанни Лир. Об их романе засудачил аристократический Петербург, слухи докатились до родителей. Обеспокоенный Константин Николаевич решил, что сыну следует проветрить голову, и нашёл предлог удалить его из столицы, включив его в состав экспедиционных : войск, идущих походом на Хивинское ханство.
Хотя сам папаша сожительствовал с балериной Анной Кузнецовой. И даже не делал из того тайны — купил любовнице особняк, где и сам поселился. При этом продолжал придерживаться передовых либеральных взглядов и помогал старшему брату в проведении реформ. Вызывая устойчивую неприязнь со стороны реакционного лагеря, одним из ярких представителей которого выступал шеф жандармов граф Пётр Шувалов. Не разделяла либеральных взглядов мужа и Александра Иосифовна.
В Хивинском походе Никола изрядно отличился. Вот только храброго парня обидели: наградили орденом не Св. Георгия, а всего лишь Св. Владимира. А Георгия дали его кузену Георгию Лейхтенбергскому — трусу и, по мнению Николая, «дураку, интригану и льстецу». За несколько месяцев до подписания мирного договора между Россией и Хивинским ханством великий князь возвратился в Петербург, и роман с американкой возобновился с новой страстью. Никола осыпает любовницу подарками, снова везёт в Европу и задумывается о женитьбе. Несмотря на то что мать сватает ему ганноверскую принцессу Фредерику.

Вор вне закона

А вскоре из Зимнего и Мраморного дворцов начали пропадать вещи. И, наконец, 10 апреля 1874 года, после надругательства над иконой, в Мраморный выдернули главу столичного полицейского ведомства Фёдора Трепова. Розыскные мероприятия прошли подозрительно быстро: уже 12-го числа бриллианты обнаружились в одном из ломбардов. Столь же легко установили и сдатчика — им оказался адъютант Николы капитан Варпаховский.
Утром 15 апреля Трепов в присутствии двух великих князей (отца и сына) провёл допрос Варпаховского — тот неустанно божился и всё отрицал.
Несколько часов спустя Трепову объявили, что далее следствие продолжится без него — дело передали жандармскому ведомству. Тем же вечером шеф жандармов Шувалов «расколол» адъютанта и устроил ему очную ставку с отцом и сыном. По одной версии, Варпаховский рассказал, что поручение заложить бриллианты ему дал лично Никола, по другой — через посредника в лице Фанни Лир. Вырученные деньги предназначались для удовлетворения растущих запросов содержанки.
Вспоминая те события, Константин Николаевич записал в дневнике: «Страшная сцена допроса Николы Шуваловым и мною… Никакого раскаяния, никакого сознания, кроме когда уже отрицание невозможно и то пришлось вытаскивать жилу за жилой. Ожесточение и ни одной слезы». Шувалов был категоричен: Никола выкрал бриллианты, находясь под пагубным влиянием Фанни Лир. Которую к тому времени оперативно выдворили из страны.
Николаю Константиновичу втолковывали, что раскаяние смягчает вину. Однако Никола на «сотрудничество со следствием» не шёл. Как настоящий вор в законе. Точнее — вне закона. Великим князьям закон не писан, судить их мог только император.
Александр II собрал семейный совет, которому предшествовала унизительная процедура медицинского освидетельствования Николы. Вердикт психиатров был уклончив. По крайней мере, удобную версию о клептомании отмели. Но именно она затем получит хождение в светских кругах.
По итогам совета непутёвого родственника признали нездоровым душевно и рекомендовали лечение «нравственно-гигиеническое». В статусе психа Никола лишался имущества, доходов, званий и наград. В документах царской фамилии запрещалось упоминать его имя. Одного из великих князей отныне как бы не существует.

Кому нужна кража?

Указ, объявляющий великого князя душевнобольным, Александр II подписал лишь в декабре. После чего оставшуюся жизнь Никола проведёт в ссылках. Но до этого несчастного почти 8 месяцев держали под арестом, чуть не в смирительной рубахе, а охрана всячески над ним измывалась. В какой-то момент в отчаянии он напишет матери: «Так кто же я, объясните, злоумышленник или полоумный? Ежели злоумышленник, судите меня, ежели полоумный, лечите. То, что теперь делаете со мной, бесчеловечно, немыслимо!».
Скоротечность следствия невольно наводит на мысль, что оно велось сугубо для галочки, а результат был известен заранее. Вот лишь некоторые из скользких моментов:
Зачем обратились в полицию, если имелось подозрение, что к кражам причастен член семьи?
Если у Николы и в самом деле возникла необходимость срочно раздобыть деньги, он мог получить необходимую сумму некриминальным путём. Например, продать что-то из своей коллекции. Опять же, в ходе разбирательств в особняке Николы отыскалась сумма куда большая, нежели вырученная за камни.
Если кража была единственным выходом, почему именно камни из иконы, которая на виду? У Константиновичей несколько дворцов и усадеб, где хранилось немало ценностей, которых могли хватиться годы спустя.
Почему, когда бриллианты нашлись, дело не замяли? Отправили бы семейного воришку в почётную ссылку, Фанни — на родину, а адъютанта — за решётку.
С учётом отказа Николы от показаний обвинение, по сути, строилось на показаниях адъютанта, который вскоре очень кстати… застрелился. Так почему не перевели стрелки на покойника?
Зачем по факту раскрытое дело передали «политическому» сыщику Шувалову?
И это далеко не все вопросы к следствию. На которые, как ни странно, можно дать один универсальный ответ — заговор. Мишенью, естественно, был не Никола, а его отец — объект ненависти всех противников реформ и прежде всего графа Шувалова. Который, скорее всего, и подсунул Николе злополучную Фанни Лир. Которая устроила кражу с помощью адъютанта и, видимо, без всякого участия молодого великого князя.

Ссылки и жёны

В результате заговора несчастного Николу смахнули с придворной шахматной доски, а попутно прижучили его либерального папу. Не допустив дальнейшего усиления влияния Константина Николаевича на императора.
За первые семь лет «сумасшествия» Никола сменил с десяток ссыльных адресов. В Оренбурге учудил — женился на дочери местного полицмейстера Надежде Дрейер. Все были в шоке: Никола хоть и ссыльный, но великий князь. Титул, данный при рождении, никто отнять не мог. Но титул накладывал и обязательства. В частности — не заключать морганатических браков. Поэтому Синод расторг было брак, но потомственная казачка Дрейер упёрлась. Да так, что Александру III всё-таки пришлось супружество признать. После чего новобрачных выслали в Туркестан. Где Никола опять учудил: снова женился, не разведясь с первой женой. В Ташкент десантировали медицинский консилиум, чтобы окончательно признать Николу сумасшедшим. Но врачи проявили принципиальность. Заключив, что великий князь имеет лишь «незначительные психические отклонения».
В 1917-м Никола приветствовал свержение монархии, а на следующий год, уже при большевиках, умер. Говорят, новая власть устроила пышные похороны. Отчасти логично. Как ни крути, а опальный великий князь всю сознательную жизнь бросал вызовы членам императорской фамилии. Пусть и весьма экстравагантными способами.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Жандармы против великого князя