Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

Запорожская Сечь была уникальным образованием. Фактически самостоятельной цивилизацией, вобравшей в себя и объединившей многочисленные черты русской, польской и восточной культур. При этом казаки всегда старались жить своим собственным умом и по своим законам. Хотя, по большому счету, у них бытовали не столько законы, сколько обычаи. Некоторые из которых были довольно суровыми.

Запорожские Законы

Журнал: Загадки истории №23, июнь 2017 год
Рубрика: Исчезнувшие цивилизации
Автор: Александра Шепель

Казаки наказывали преступников, закапывая их в землю!

Фото: Запорожская СечьОрганизация жизни в Запорожской Сечи удивительным образом сочетала лихую вольницу и строгую дисциплину. Всё-таки среди огромного количества вооружённых мужчин, живущих в одном месте, серьёзные беспорядки легко могут вспыхнуть из-за любого пустяка. Чтобы казачья жизнь между военными походами не превращалась в бесконечное выяснение отношений и проверку того, кто сильнее, требовались правила и суровые кары за их нарушение. Касались эти правила самых разных областей.

Невинные забавы

Традиционным элементом внешности запорожских казаков был их знаменитый оселедец — чуб, выдающийся «как пучок перьев». Он одновременно являлся символом мужской гордости и достоинства. Так что, если в драке одному казаку удавалось вырвать чуб у другого, тогда именно тот, кто оставался с лысой головой, платил штраф в пять карбованцев…
Поскольку на Сечи не было женщин (что объяснялось, прежде всего, военным положением), то на праздники казаки, в большинстве случаев, отправлялись в окрестные сёла. Их забавы были весьма необычны. Рано утром в Пасхальный понедельник они выходили толпой на улицу и хватали всех девушек, которых встречали на своём пути. Потом вели к колодцу и выливали им на голову пять или шесть вёдер воды. Такого рода «увеселение» продолжалось до самого полудня.
На следующий день, во вторник, девушки могли отомстить своим обидчикам. Судя по описаниям, они делали это более умело. Несколько девушек скрывались в доме, причём каждая держала кувшин с водой. Маленькая девочка стояла на страже и подавала остальным сигнал, как только увидит одинокого казака, идущего мимо дома. В этот момент все девушки выскакивали на улицу, хватали его с шумом и гамом. При этом две или три крепко держали его, а остальные выливали бедолаге на голову кувшины с водой.
Разумеется, ни один праздник не обходился без обильных возлияний. Пить начинали с самого утра и заканчивали с наступлением сумерек, когда давался знак окончания праздника. Те из казаков, что держались на ногах, возвращались домой в свои курени. Другие же ложились под открытым небом и спали, пока сами не проснутся. Иногда их сон длился более суток.

Палка для вора

Курени запорожских казаков всегда стояли открытыми. Любой путешественник или прохожий мог туда не только зайти, но и съесть все, что ему заблагорассудится. Даже если никого не окажется дома. А вот брать какую-либо вещь, находившуюся в курене, сурово запрещалось.
Принцип, которого казаки тщательно придерживались, гласил: кто найдёт какую бы тс ни было вещь на Сечи, должен был привязать свою находк) к высокому столбу и оставить её там на три дня. Только есль за это время не появится вла делец, нашедший мог считая её своей. А вот если он заберёт найденное себе, не выставив находку «на осмотр», то его самого привязывали к высокому столбу посреди площади. У ног привязанного вора клали кучу палок. Каждый, кто проходил мимо привязанного, должен был взять палку и трижды ударить виновного. После трёх ударов потерпевшего угощали рюмкой водки, приговаривая: «Пей, вражий сын!». В результате избиения день напролёт некоторые отдавали богу душу. К нанёсшим смертельный удар не было никаких претензий — ведь они действовали по закону.
Откуда именно запорожцы позаимствовали этот род наказания, доподлинно не известно. Но такое же побиение палками в своё время практиковали монголы. Там палками били за мелкое воровство, примерно до сотни ударов. То же самое было и у татар: преступника, уличенного в воровстве, который не заслуживал смертной казни, приговаривали к избиению. Количество палочных ударов определялось в соответствии с ценой украденного и обстоятельствами, которые сопровождали воровство.
Наряду с позорным столбом практиковались у запорожцев также виселица и железный крюк. Это применялось к тем, кто был пойман за крупное или несколько раз повторяемое воровство. Укрывателя или скупщика краденого наказывали так же, как вора.

Смерть или изгнание

За нарушение сечевых обычаев, которые бережно хранили в памяти казаки-ветераны, наказывали очень строго, иногда даже смертельным приговором. Эти обычаи были логичными и продуманными, идеально подходили к опасным условиям жизни казаков-запорожцев. Хотя для постороннего глаза они порой казались странными. «Где три казака, там два третьего судят», — таковы были основы запорожского права и самоуправления.
Самым страшным наказанием для казака считалось закапывание живым в землю вместе с убитым им же товарищем. Делалось это исходя из принципа, согласно которому все казаки являются братьями, которые должны жить все вместе, не принося вреда друг другу. Хотя если убийца был храбрым воином, не раз доказавшим свою смелость в бою, он мог избежать смерти по общему согласию и отбыть другое наказание либо заплатить штраф. Во время праздников и постов смертные приговоры в действие не приводили — из-за религиозного характера казаков.
Непростительным преступлением у казаков считалось и надругательство над женщиной. Однако этот же проступок, как ни парадоксально, являлся и самым частым. Тех, кого на нём поймали, привязывали к позорному столбу, и они погибали под палочными ударами, которые получали от каждого, кто проходил мимо. Всё добро казнённого переходило в собственность Войска Запорожского.
Известна печальная история о том, как около 1728 года в Сечь приехал русский подполковник Глебов со своей женой и ещё несколькими женщинами. Казаки окружили его жильё и требовали выдачи им женщин, «дабы каждый имел в них участие». Глебов с трудом смог отговорить запорожцев от нанесения жестокого оскорбления и позора женщинам, выставив несколько бочек водки. После этого он вынужден был немедленно удалить свою жену со спутницами из Сечи, «через новое смятение казаков».
Очень строго наказывали тех, кто продавал что-нибудь дороже установленной цены. В этом случае кошевой или атаман позволяли казакам ограбить виновного. Должника, который отказывался или был не в состоянии уплатить по счетам, привязывали к пушке на площади до тех пор, пока кто-нибудь не заплатит за него выкуп.
Известны случаи, когда признанного виновным с позором выгоняли из Сечи с запретом когда-либо возвращаться назад. Перед тем как выгнать, изгнанника «метили», надрезав нос или отрезав ухо. Под угрозой суровых наказаний жителям края запрещалось помогать «бродячим» либо давать им убежище. С этого момента казак-запорожец становился гайдамаком — иными словами, «разбойником с большой дороги».

Водка с порохом

Интересны и бытовые обычаи казаков, которые уже не касались общих правил, но тоже были едины. Например, чтобы обезопасить себя от вшей, казаки варили очень жирную рыбу, в основном осетрину. Когда жир полностью покрывал воду в котле, казак погружал в него новую рубашку и оставлял её на некоторое время пропитаться образовавшимся жиром. Затем он снова надевал её и снимал уже тогда, когда она становилась совсем ветхой.
Когда казаки болели лихорадкой, обычным средством против неё служила половина заряда пушечного пороха, разведённого в водке. Проглотив эту смесь, казаки вскоре засыпали, а просыпались полностью здоровыми. Иногда порох заменяли пеплом.
Получив ранение в бою, казаки спасали себя весьма странным, но действенным способом: брали горсть земли и разводили её своей слюной, смазывая вокруг раны. Для погребения своих товарищей, которые погибли в бою, имели обычай насыпать курганы, или холмы. В наши дни можно увидеть сохранившиеся с тех далёких времён курганы в степях Очакова и Крыма.
Хотелось бы добавить, что на территории Украины в то время действовали различные «правовые наслоения». Такие как уставы Речи Посполитой, акты королевской власти, каноническое право. Но имея фактическую свободу и независимость, казаки Запорожской Сечи предпочитали твёрдо придерживаться обычаев своих предков. Они передавались из поколения в поколение в устной форме. Вместе с преданиями и традициями всё это составляло основу казацкой жизни.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Запорожские Законы