Багира

Вторник, 10 24th

Последнее обновлениеВт, 24 Окт 2017 7am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В ликвидации казачества обычно винят Председателя ВЦИК Якова Свердлова, подписавшего в январе 1919 года соответствующее постановление. Но весной 1917 года революционер об отмене казачьих привилегий ещё и не думал. А вот казаки задумывались об этом вполне всерьёз.

Вольному — воля!

Журнал: Загадки истории №31, июль 2017 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Александр Смирнов

Почему казаки хотели отказаться от своих привилегий?

Фото: ликвидация казачестваПочти 400 делегатов Первого Общеказачьего съезда, проходившего в Петрограде в апреле 1917 года, горячо обсуждали предложение одного из делегатов — начальника штаба Сибирского казачьего войска, генерала Катанаева: «Не самоупраздниться ли нам?» И этот вопрос отнюдь не был провокацией маргинала.

Не по пути с монархией

Совокупный доход всех 12 казачьих войск Российской империи в 1917 году составлял 8 миллионов 500 тысяч рублей в год. Не жирно. Доходы, ясно, были неравными. У самого молодого и малочисленного Уссурийского войска — минимум, у обширного Донского — максимум. Но и у донцов дефицит войскового бюджета к 1 июня 1917 года составлял 1 миллион 260 тысяч рублей.
Казачество отправило в армию и на фронт 21% своего мужского трудоспособного населения — при норме мобилизации в 10%. Инфляция и дороговизна, вызванные л войной, ещё больше ухудшили положение казачьих семей даже в благодатном крае Кубанского войска. Сколько ни пой «Боже, Царя храни!», казачьи хозяйства разорялись, и этот факт был убедительнее всех революционных агитаторов. Причём первые сбои в казачьей верности престолу проявились, когда революцией ещё и не пахло.
В августе 1914 года, после объявления мобилизации в Кокчетавском отделе Сибирского казачьего войска, была расстреляна воинской командой группа казаков. Они отказывались покидать родные станицы, так как была страда — кипела уборка урожая, и срыв её грозил семьям голодом в сибирские зимы.
В конце марта 1917 года амурские, уссурийские, забайкальские казаки, собравшись на свой Круг, официально обратились к Временному правительству с требованием — уравнять их в обязанностях с иными сословиями по несению военной службы, в земельных паях и податях… Резоны для этого у всех были свои. Казаков-дальневосточников и сибиряков, например, не волновала проблема земельных наделов. Земли хватает, населения мало. Но, в отличие от сибирского крестьянина, казак разорялся при снаряжении сынов в армию. Министры Временного правительства ответили, что судьбу войск решит Общеказачий съезд. Он открылся в Петрограде 10 апреля 1917 года ровно в полдень…

Сабля и честь

Весной 1917 года в Петрограде кипели страстями сразу несколько съездов: крестьянский, офицерский, женщин России… И вот в здании Дома офицеров на Литейном проспекте начал работу казачий.
Первый день был посвящён приветственным речам и поздравительным адресам. Буквально в очередь к трибуне казачьего съезда выстроились министры Временного правительства во главе с премьером князем Львовым: Скобелев, Авксентьев, Керенский, военный министр Гучков. Последний для начала вспомнил, как в молодости два года служил младшим офицером в гвардейской сотне оренбургских казаков в Лейб-гвардии Сводном казачьем полку. А потом неожиданно заявил, что «Россия не только находится на краю гибели, но уже летит в пропасть!».
Вот те раз! Едва-едва освободились от «деспотии самодержавия» и не только оказались на краю пропасти, так уже успели столкнуть в неё страну? Как так получилось? Но такими вопросами делегаты съезда не озадачились. Они завороженно слушали приветственные речи: военных представителей США, Англии, Франции, Италии и даже Румынии. Депутации моряков Черноморского флота во главе с матросом Розенбергом аплодировали стоя. Почтили память лейтенанта Шмидта и спели «Вечная память…».
Выскочившего было на трибуну экс-депутата Государственной думы Пуришкевича освистали и согнали. Зато министра юстиции Керенского вынесли на руках под овации. о чём говорили казакам почётные гости? О том, что станичники, во-первых, должны во всём слушаться Временное правительство, надеяться только на него. А во-вторых — воевать до победного конца! О последнем особенно умоляли представители союзников. Ведь чем больше погибнет на германском фронте казаков, тем больше вернётся живыми домой французов, англичан, итальянцев, румын, верно? А казакам что ещё нужно? Как заявил капитан румынской армии Енни, у «вас, казаков, только два богатства — сабля и честь»! С последним утверждением не все согласились.
Состав делегатов был народный, «от сохи». Всего пять казачьих генералов, чуть более 90 офицеров, большая часть младших. И более 300 человек тянули вверх ладони, покрытые трудовыми мозолями и фронтовым порохом. Более двух третей их — от самого многочисленного Донского войска. Уссурийцы, амурцы, семиречинцы прислали по одному делегату, и их слабые голоса утонули во всеобщем ропоте.

На два фронта

Самые главные вопросы, по которым выносились резолюции (отношение к государственному устройству страны, раздел земельных наделов и отношение к войне) поражали своим взаимоисключающим смыслом. Подавляющим числом голосов казаки высказались за Россию, как демократическую республику! Предложение о введении конституционной монархии даже не поставили на голосование. Хотя со дня отречения якобы обожаемого всеми казаками Николая II прошло всего 37 суток. От былого монархизма казаков и духу не осталось!
В дни работы съезда, когда каждый оратор с болью в душе кричал о разорении станиц, оставшихся без рабочих рук, делегаты дружно поддержали идею разрешить призвать в войска стариков, ветеранов скобелевских походов и юнцов, ещё не доросших до призыва. То есть разрешили лишить свои же хозяйства последних мужских рук. Лозунг «Война до победного конца!» вызвал овации в зале. Казаки не думали, а клялись драться до последнего казака в сотне. Наконец, вопрос о земле.
Как уже отмечалось, дальневосточные казаки и сибиряки, которых было мало, а земли вокруг много, готовы были отказаться от своего земельного фонда и налоговых привилегий в обмен на освобождение от обязанностей оплачивать снаряжение своих полков. Начальник штаба Сибирского войска, историк и писатель генерал Катанаев своё воззвание так и озаглавил: «Самоупраздниться ли нам?».
Казаки южных войск, с благодатными полями, также требовали освободить их от обязательств содержать свои воинские части. И одновременно с этим — принять казачью армию на бюджет всей страны, как обычные регулярные войска. Войсковыми и станичными землями делиться при этом не собирались. Безземельным соседям-иногородним предлагали забрать земли помещиков, церковные и царские угодья.
Одна из резолюций съезда была такой: малоземельному неказачьему населению разрешали забрать… земли немецких колонистов, обрабатывавших свои паи ещё со времён Екатерины II. Мол, мы с немцами на фронте рубимся, так заберите у местной немчуры земельку! В общем, казаки наивно мечтали. Хотели по обязанностям не отличаться от других граждан республики, не призываться после службы на сборы. После демобилизации иметь полную свободу в выборе места жительства и передвижения по стране, не выполнять полицейские функции. Но и казачьи привилегии, хотя бы в виде освобождения от налогов и сохранности границ земельных угодий, не желали утратить.
Малочисленное Астраханское войско через своих делегатов добилось от съезда решения зачислить в свой состав всех калмыков, таким образом решив проблемы с поредевшим личным составом. Но предложение донского делегата Грекова принять в Донское войско богатых иногородних, издавна проживающих на территории войска, встретило возмущённый рёв зала. Большинство в нём составляли те же донцы.
Параллельно с Общероссийским казачьим съездом шумели свои казачьи Круги у забайкальцев, сибиряков, донцов, уссурийцев, амурцев. В июне 1917 года в Петрограде состоялась казачья конференция. Так обозвали съезд, на который не прислали делегатов Амурское, Уссурийское, Забайкальское, Семиреченское и Сибирское казачьи войска. Уральцы направили лишь наблюдателей. Донцам, терцам, кубанцам и астраханцам пришлось лишь сетовать, что «их братья» к ним не присоединились.
Так что Свердлов и большевики лишь ускорили тот процесс, который затронул минимум половину казачьих войск империи. Лишь новая революция и Гражданская война отвлекли казаков от саморасказачивания. История поставила их перед иными задачами.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Вольному — воля!