Багира

Четверг, 06 21st

Последнее обновлениеСр, 20 Июнь 2018 1pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Третьему царю из династии Романовых, Фёдору Алексеевичу, пришёл черёд править в 1676-м году. Ему едва только минул 14-й год. Венценосному мальчику предстояли нелёгкие испытания…

Царское счастье

Журнал: Загадки истории №7, февраль 2018 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Валерий Ярхо

Как заслуги царя Фёдора Алексеевича приписали Петру I

Фото: царь Фёдор АлексеевичПокойный батюшка Фёдора Романова, государь Алексей Михайлович, стремился дать детям порядочное образование. Для своего времени царь Фёдор был весьма просвещённым человеком, но вместе с тем в нём были хорошо заметны все те противоречия, которые разрывали русскую жизнь на исходе XVII столетия.

Непростое наследство

Светским наукам царевича Фёдора наставлял учёный монах Симеон Полоцкий, который, как умел, развивал интеллект питомца, приохотив его к европейской культуре, в особенности к польской, коей и сам был большой поклонник. Духовным же воспитателем наследника престола был патриарх Иоаким, известнейший борец со всякой «иноземщиной». Под влиянием двух столь противоположных фигур Фёдор Алексеевич вырос человеком набожным и замкнутым, но совсем не чуждым светским радостям. Ревнитель веры, постник и усердный молельщик, он любил музыку и пение — сам руководил хором, составленным из придворных, исполнявшим духовные распевы. Распустив театральную труппу, созданную по приказу отца в Немецкой слободе, Фёдор Алексеевич с удовольствием смотрел спектакли, поставленные актёрами-любителями из числа придворных, молодых людей и девиц лучших русских фамилий.
Кроме царских регалий и самодержавной власти этот болезненный юноша получил в наследство истощённую долгой войной казну, напряжённые отношения с Польшей и Турцией, соперничество боярских партий и раскол православной церкви.
Ближайшим другом и советником царя стал молодой дворянин Иван Максимович Языков, которого поддерживали опытные дельцы Московского царства — бояре Юрий Долгоруков и Богдан Хитрово, враждовавшие с придворной партией Ивана Милославского. По протекции столь мощных покровителей Языков был возведён в должность царского постельничего, что ввело его в самое ближнее окружение царя, с которым он стал практически неразлучен. Отлично ориентируясь во всех хитросплетениях придворной жизни, в кремлёвских палатах Иван Максимович чувствовал себя как рыба в воде, постепенно все усиливая свои позиции. С особенной ловкостью он повернул к своей пользе интригу, завязавшуюся 4 апреля 1680 года, когда по обычаю Московского царства, унаследованному от византийцев, производился обряд «шествия на осляти», символизировавший въезд Иисуса Христа в Иерусалим на молодом осле.

Состояние невесты

Как и полагалось в таком случае, в воскресенье накануне Страстной седмицы — на Руси называемое Вербным — после праздничной службы во Входоиерусалимском приделе Покровского собора на Красной площади (собор Василия Блаженного), пышная процессия шла в Кремль на Соборную площадь: патриарх ехал верхом на лошади, которую вёл под уздцы царь. Поглазеть на эту церемонию обычно сходилось множество народу, и во время торжественного шествия Фёдор Алексеевич приметил в толпе зрителей некую девицу. Эта юная особа была одета по-польски, и будучи завзятым «полонофилом», Фёдор Алексеевич так был заинтригован, что попросил Языкова отыскать девушку и осторожно выяснить, кто она.
Вскоре Иван Максимович сообщил царю, что замеченную им девушку зовут Агафья Семёновна Грушецкая, а отец её Семён Фёдорович, смоленский шляхтич, в былые годы служил литовскому гетману. В Москве Грушецкие оказались после того, как Семён Фёдорович женился на Марии Заборовской, двоюродный брат которой, Семён Иванович, служил московскому царю, имея звание думного дворянина и придворный чин окольничего. По протекции Семена Ивановича шляхтич Грушецкий был принят на службу, стал писаться московским дворянином и получил место воеводы. Покуда батюшка Агафьи нёс службу в Чернавске, обороняя московские рубежи, его супруга и дочери жили в Москве, в доме Заборовского, находившемся в Китай-городе, куда и был послан Языков, чтобы сообщить дядюшке Агафьи Семёновны просьбу царя не торопиться выдавать племянницу замуж.
Не откладывая дела в долгий ящик, царь Фёдор летом того же года объявил Агафью Грушецкую своей невестой. Этот выбор совершенно не устраивал Милославских. Они подбирали царю девицу из дома своих союзников, и чтобы как-то повлиять на решение Фёдора Алексеевича, его ближайший советник Иван Милославский стал отговаривать его, уверяя, что Агафья и мать её — обе поведения самого порочного, о чем по Москве идёт слух, и что, женившись на Грушецкой, царь себя опозорит. Однако Фёдор Алексеевич был не так прост, чтоб поверить одним словам, — он снова отправил Языкова в дом Заборовского, поручив ему добиться верных сведений «о состоянии невесты».
Задача была крайне затруднительна — царские посланцы никак не могли приступить к существу дела, ведя разговоры с Семёном Ивановичем «вокруг да около», покуда в дело не вмешалась сама девица. Подслушивая, о чём говорят с дядей посланцы царя, она обо всём догадалась и, набравшись духу, вышла к гостям, объявив им, что распускаемые о ней слухи вздорны и она своей жизнью клянётся в том, что «о состоянии невесты» государю беспокоиться не стоит.

Реформы до реформ

С малолетства болея «скорбутом» (цингой), Фёдор Алексеевич частенько «пребывал в немощи», и тем не менее успевал сделать очень многое. Большую часть его свершений ошибочно приписывают Петру Великому, совершенно затмившему своего предшественника. Но ведь это по приказу государя Фёдора Алексеевича в 1678 году провели всеобщую перепись населения, что позволило изменить систему налогообложения. Молодой царь уничтожил «местничество» — систему назначений на должности по древности родов и заслугам предков, а не по личным качествам претендентов. Его старанием увеличилось количество «полков иноземного строя», а на службу в московском войске приглашалось всё больше офицеров-иноземцев.
После свадьбы царица Агафья, воспитанная польской няней, грамотная, знавшая польский язык, любившая книги и умевшая постоять за себя, имела на мужа большое влияние, поддерживая его в проведении реформ. Не без её участия царь Фёдор отменил запреты прежних лет на бритьё бород и ношение иноземного платья для русских. Подавая пример подданным, сам Фёдор Алексеевич облачился в польское платье, перестал брить голову, как это прежде делали русские цари, отпустив длинные волосы. Придворным было запрещено являться в Кремль в охабнях, однорядках и терликах, зато разрешили носить польское или короткое немецкое платье. Старые бояре стали стричь бороды, а молодые — так и бриться. Прямо в кремлёвских палатах курили табак, за что прежде полагалось наказание кнутом «невзирая на чины». В Заиконоспасском монастыре в 1681 году была основана Типографская школа — учебное заведение, посильно копирующее европейские колледжи. Решался вопрос об открытии нескольких «латинских школ» при московских монастырях.
Царственная семейная пара, во многом совпадая во взглядах и имея общие интересы, судя по всему, была счастлива. Семейное счастье Фёдора Алексеевича оказалось совсем недолгим — почти сразу же после того как Агафья Семёновна была объявлена невестой, они венчались с нею в Успенском соборе, проведя церемонию без всякой пышности и очень скромно отпраздновав свадьбу.
Год спустя, летом 1681 года молодая царица, не оправившись после тяжёлых родов, умерла, а через несколько дней умер рождённый ею царевич. Эти смерти сильно ударили по царю Фёдору — он очень горевал о царице и сам расхворался пуще прежнего. Тем не менее спустя полгода после похорон, поддавшись на уговоры Ивана Максимовича, царь решил жениться сызнова. Несмотря на сопротивление Милославских, Языков сосватал Фёдору Алексеевичу свою дальнюю родственницу, Марфу Матвеевну Апраксину. Но этот брак продлился ещё меньше прежнего — 27 апреля (по старому стилю) 1682 года царь Фёдор умер, не оставив распоряжений в отношении престолонаследия. На вопрос патриарха Иоакима, обращённый к народу, собравшемуся у дворцового крыльца, на царство «выкрикнули» малолетнего Петра. Его правлению приписывают всё то, что было совершено царём Фёдором и царицей Агафьей, про которых большинство нынче живущих россиян никогда ничего не слыхали.



Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Царское счастье