Багира

Воскресенье, 09 24th

Последнее обновлениеВс, 24 Сен 2017 2pm

Если присмотреться к русской монархии, то оказывается, что она была не такая уж и плохая. В то время как в Европе нередко правили душевнобольные и откровенно сумасшедшие монархи, русские цари «с головой дружили». Другое дело, что западные страны развивались, даже когда на троне сидели безумцы, а вот на Руси порядка не было даже при умных царях. Яркий пример тому — правление Алексея Михайловича, прозванного народом Тишайшим.

Соляной бунт

Журнал: Мир криминала №17, сентябрь 2017 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Виктор Фомин

Фото: Соляной бунтАлексей Михайлович Романов, похоже, был хорошим человеком, может быть, самым умным и порядочным в стране. Но не зря говорят, что короля делает свита. А царское окружение отличалось неумеренной алчностью. Из-за этого страну то и дело сотрясали бунты — то Соляной, то Медный, то восстание Стеньки Разина.

Мафия Милославского

Пока Алексей Михайлович тихо сидел на престоле, страной фактически руководил боярин Борис Морозов, который чуть ли не с пелёнок воспитывал царя и руководил его действиями. Именно он подбирал и рассаживал на ключевые посты в государстве своих людей.
Одним из них был боярин Илья Милославский, выходец из незнатного дворянского рода, который возвысился за счёт родства. Одну свою дочь, Марию, он выдал замуж за царя, а другую, Анну, — за воспитателя царя Морозова. Алексей Михайлович к своему тестю относился довольно прохладно, но тому покровительствовал Морозов. В результате Илья Милославский был назначен руководителем приказа Большой казны.
Илью Даниловича можно смело причислить к самым изобретательным аферистам. На посту руководителя госказны он успешно наладил собственный бизнес. На монетный двор Милославский регулярно поставлял вместе с государственной и собственную медь. В результате там одни монеты чеканились для казны, а другие — для личных закромов Милославско-го. В боярские хоромы с монетного двора деньги вывозили целыми возами.
Илья Данилович одним из первых начал практиковать выдачу разрешений на право торговли. А для того эту самую торговлю сначала крепко прижал к ногтю, выдумывая для неё различные ограничения. Например, не пропускать через мосты более трёх возов сена или не ввозить в города более воза кож. Но эти ограничения было легко обойти, достаточно было вручить Ми-лославскому мзду и получить от него грамоту с соответствующим разрешением.
На ключевые посты Милославский выдвинул своих родственников — людей небогатых и жадных. Не иначе как с его подачи главой Земского приказа стал Леонтий Плещеев. В 1640 году он находился под следствием по обвинению «в ведовстве и в воровстве», после чего был сослан в Сибирь. А в 1647 году Плещеева не только вернули из ссылки, но и назначили руководить Земским приказом. А это ведомство по современным меркам можно сравнить с Верховным судом. И тут уж Леонтий Степанович размахнулся. Суд он превратил в контору по выколачиванию денег из граждан. Специальные люди писали ему ложные доносы на состоятельных людей, после чего он включал по ним мощную машину судопроизводства. Пока невинные сидели под арестом, помощники Плещеева осаждали их друзей и родственников, предлагая за деньги организовать их освобождение.
Своего шурина Петра Траханиотова Плещеев устроил главой Пушкарского приказа, который руководил работой стрельцов, оружейников и приставов. Получалось, что одна семья руководила в государстве и судебной, и правоохранительной системами. Причём руководила не без изрядной выгоды для себя. Траханиотов оказался ещё более бессовестным человеком, чем Плещеев. Тот хоть обирал посторонних и состоятельных людей, а этот — своих бедных сотрудников. Траханиотов зажимал половину жалования стрельцов, а расписываться заставлял за всю сумму.

Одна надежда на царя

Когда чиновники больше озабочены прибытком не государству, а своему карману, казна в стране неизбежно пустеет. Так случилось и на Руси. Боярин Борис Морозов, который руководил экономической политикой в государстве, принял решение пополнить её за счёт хитростей с налогами. В 1646 году дополнительной пошлиной обложили самые необходимые товары, в том числе соль, что вызвало её резкое подорожание с пяти копеек до двух гривен за пуд. Причём в то время соль была основным консервантом. Так что удар по кошелькам простого люда получился очень болезненным.
Но затея с соляным налогом с треском провалилась. Народ попросту стал меньше покупать соли, и доходы в казну не только не возросли, а ещё более сократились. Бояре отменили налог на соль, но вместо него решили собирать налоги, ранее отмененные, сразу за три года. Началось массовое разорение крестьян и даже зажиточных людей. У народа оставалась одна надежда — на справедливость царя-батюшки.
11 июня 1648 года, когда Алексей Михайлович возвращался с богомолья из Троице-Сергиева монастыря, большая толпа народа на Сретенке остановила лошадь царя и подала ему челобитную с требованием созыва Земского собора и утверждения на нём новых законов. Надо отдать должное русскому народу: он требовал не какой-то размытой справедливости, а вполне конкретных демократических преобразований. Но находившийся подле царя боярин Морозов приказал стрельцам разогнать толпу.
На следующий день народ отправился в Кремль к царю уже не просить, а требовать. Перепуганный Алексей Михайлович вышел, держа икону в руках. Люди опять попытались вручить ему челобитную, но бояре разорвали её в клочья и бросили обрывки в толпу горожан. Это стало их большой ошибкой. Поскольку теперь народ захотел уже не отмены податей, а крови.

«Вот как угощают воров и плутов!»

Народное возмущение в форме дикого и беспощадного русского бунта выплеснулось на улицы Москвы и вскоре охватило весь город. Наводить порядок было некому. Стрельцы, уставшие от бессовестных поборов своего начальника Петра Траханиотова, сами пополнили ряды бунтовщиков. Вероятно, именно стрельцы повели народ громить дом Траханиотова, которого наряду с думским дьяком Назарием Чистым люди считали инициаторами новой соляной пошлины. Опасаясь за свою жизнь, Траханиотов бежал из Москвы.
Тем временем охваченные яростью толпы людей, разгромив Белый город и Китай-город и расправившись с дьяком Чистым, ворвались в Кремль, где потребовали выдать им Плещеева и Траханиотова на расправу. Царю ничего не оставалось, кроме как пожертвовать ими для успокоения народа. По его приказу 14 июня 1648 года палач вывел Плещеева для казни на Красную площадь. Но казнить его не успел, поскольку главу Земского приказа толпа отбила у стрельцов, сорвала одежды, растоптала, размозжила ему голову камнями. Мёртвого и нагого Плещеева проволокли по улицам и площадям с криками: «Вот как угощают плутов и воров!», а потом попросту затоптали в грязь.
Вскоре после этой расправы князь Семён Пожарский арестовал Траханиотова, укрывшегося в подмосковном монастыре, и связанным доставил в столицу. К тому времени народ уже немного успокоился, а потому позволил палачу его казнить. Бывшего главу Пушкарского приказа водили по Москве в кандалах, а потом торжественно обезглавили.
Чтобы окончательно утихомирить народ, Алексей Михайлович обратился к простым горожанам с речью и пообещал, что отныне государственными приказами будут руководить люди честные и приятные народу. После этого стрельцам выдали двойное жалованье и за счёт казны напоили их вином и мёдом. Народу отсрочили взымание недоимок, а потом напоили и его. Постепенно бунт перерос в массовую пьянку. Вся Москва пила и славила царя.
В угоду общественному мнению Алексей Михайлович снял своего воспитателя боярина Морозова со всех постов и сослал его в монастырь, чем, по сути дела, спас его от расправы. Когда же страсти улеглись, царь вернул Морозова обратно в Кремль, а бояре организовали расправу над зачинщиками восстания, которых казнили 13 июля 1648 года.

Вышел сухим из воды

Едва страна отошла от последствий Соляного бунта, как в 1662 году грянул бунт Медный. Власть была вынуждена бросить все силы на борьбу с фальшивомонетничеством. Были казнены или подверглись отсечению рук и ног по разным оценкам от 400 до 2000 человек. Но самые главные фальшивомонетчики ушли от расплаты. Глава приказа Большой казны Илья Милославский, наладивший массовый выпуск поддельной монеты из «левой» меди, вышел сухим из воды. Царь Алексей Тишайший не дал в обиду своего тестя. Правда, по указанию царя, медные деньги вообще были выведены из обращения и заменены серебряными.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Соляной бунт