Багира

Пятница, 04 20th

Последнее обновлениеЧт, 19 Апр 2018 1am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Львиную часть экспортных прибылей современной России составляют доходы от нефти и газа. Принято считать, что такое положение сложилось в советское время. В реальности на первое место в мире по добыче нефти Россия вышла ещё в 1898 году, хотя и продержалась там недолго. Сохранять лидерство мешало слишком заметное присутствие в нефтяной отрасли иностранцев.

Схватка за «чёрное золото»

Журнал: Загадки истории №16, апрель 2018 года
Рубрика: Национальное достояние
Автор: Дмитрий Митюрин

Почему нефть Российской империи контролировали иностранцы?

Фото: добыча нефти в БакуСобственные «нефтяные короли» появились в России примерно одновременно с Соединёнными Штатами.

Первые магнаты

В Америке в 1859 году Джон Рокфеллер и химик Сэмуэль Эндрюс приобрели перспективный нефтяной участок и заложили нефтеперегонный завод для производства керосина. Рокфеллер потому и стал Рокфеллером, что раньше других понял: успех может обеспечить только вертикально интегрированная компания, объединяющая весь производственный цикл — от добычи сырья до производства конечного продукта. Также он скупал паи и создавал собственные железнодорожные компании.
Так что перевозка бочонка нефти обходилась ему примерно в 3,5 раза дешевле, чем конкурентам.
В 1863 году Петербург запестрел рекламными баннерами: «Свет, Шандора, свет!» Американец венгерского происхождения Ласло Шандор атаковал столичный осветительный рынок, добившись того, что керосиновые фонари вытеснили масляные и спирто-скипидарные. Сам Шандор быстро прогорел, зато приучил публику к новому продукту и расчистил поле для Рокфеллера. Естественно, везти нефть из Америки было слишком дорого. Тем более что в Российской империи имелись бакинские месторождения.
В 1858-1860 годах владельцы «Закаспийского торгового товарищества» Пётр Губонин и Василий Кокорев построили в 30 километрах от Баку завод для производства керосина. Располагался он в местечке Сураханы, где с древних времён сохранился языческий храм огнепоклонников: пламя для очага поддерживалось поступающими из-под земли парами газа.
Завод поначалу был убыточным. Но как раз в 1863 году, когда цены на керосин упали, начал приносить прибыль. Причина проста — нефтедобытчики поняли, что предлагаемые Губониным и Кокоревым услуги по переработке вполне себе рентабельны.
Получив дополнительную прибыль, тандем оборотистых купцов в 1873 году основал «Бакинское нефтяное общество». Момент выбрали правильный, поскольку годом ранее правительство издало указ, по которому нефтедобыча перестала осуществляться на условиях откупа. То есть раньше предприниматель брал участок в аренду и в течение определённого срока обязывался выплачивать государству некие суммы. Теперь участки просто продавались в собственность.
Губонин и Кокорев скупили всё, на что хватало средств, взяв к 1877 году под контроль треть всей бакинской нефтедобычи. Получили бы и больше, если бы не иностранные конкуренты.

Кто правит миром?

В 1873 году в Баку побывал шведский подданный Роберт Нобель. Он искал ореховое дерево для оружейных лож, изготовлявшихся на принадлежавшей ему фабрике в Ижевске. Увидев промыслы, Роберт забыл про дерево и отстучал брату Людвигу телеграмму с призывом заняться нефтью. За 25 тысяч рублей Нобели купили керосиновый заводик в бакинском районе «Чёрный город» и несколько участков в пригороде Сабунчи. На одном из них возвели собственную дачу, а рядом обустроили скважину.
С добычей и переработкой всё сложилось нормально, но оставалась транспортировка. От скважин нефть обычно доставляли в деревянных бочках, навьючивая их на ослов или перевозя на телегах. Братья пригласили инженера Владимира Шухова. В 1878 году он построил первый в Российской империи нефтепровод с паровым насосом, позволявшим прокачивать до 80 тысяч пудов в сутки.
Теперь рынку можно было диктовать свои правила. Компания «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» (сокращённо «Бра-Нобель») имела основной капитал в 3 миллиона рублей и вела дела очень широко и напористо. Фирма не раз оказывалась на грани финансового краха. В таких случаях выручал третий братец — Альфред, «король динамита» и основатель всемирно известной премии.
Именно Нобели впервые в мире додумались использовать для хранения нефти цилиндрические металлические резервуары. По заказу братьев в 1878 году на шведских верфях построили первый в мире нефтеналивной танкер «Зороастр», что позволило на порядок снизить цены для транспортировки «чёрного золота» морем. Если не первыми, то одними из первых Нобели использовали и вагоны-цистерны.
Транспортировка и разветвлённая сеть распространения обеспечили в 1880-1890-х годах компании «БраНобель» лидерство среди бакинских нефтяных компаний. Теперь Нобели лезли на запад, что неминуемо должно было столкнуть их и с влиятельными конкурентами. Ведь «чёрное золото» стало фактором большой политики. На исходе XIX века британский адмирал Джон Фишер даже изрёк: «Кто владеет нефтью, тот правит миром».

Каждый сам за себя

Нефтяные войны начала XX века отечественные историки часто представляют, как борьбу «российских» Нобелей с представителями транснационального капитала в лице Рокфеллеров и Ротшильдов. Правда, братья Нобели были шведскими подданными, а деньги хранили преимущественно в Англии…
Рокфеллер в 1870 году основал компанию «Стандарт Ойл» и через 10 лет контролировал 95% американского нефтяного рынка. В Баку его эмиссары также скупали активы мелких производителей, стремясь ослабить позиции «Бакинского нефтяного общества» и «БраНобеля». Дела шли неплохо, но в 1890 году в США приняли антимонопольный закон Шермана. Рокфеллеру пришлось делить нефтяной бизнес между 34 маленькими компаниями, включая таких будущих гигантов, как «Шеврон» и «Эксон-Мобил». Это заняло время.
Альфонс Ротшильд в 1883 году основал «Каспийско-Черноморское общество», которое инвестировало средства в небольшие нефтяные компании и в строительство железной дороги до Батуми, что позволяло подмять весь бакинский нефтяной экспорт в Европу. Как писал один из мемуаристов: «Вступление Ротшильда в среду бакинских нефтепромышленников многими ожидалось с большим нетерпением, в надежде, что он своим капиталом даст сильнейший толчок всему нефтяному делу… Действительно, появление названного торгового дома значительно оживило нефтяную промышленность. Открыв многим предпринимателям широкий кредит в десятки и сотни тысяч рублей, он помог им выйти из крайне затруднительного положения, а некоторых даже спас от полного разора». Обзаведясь оравой мелких клиентов, Ротшильд фактически поделил рынок с Нобелями, оставив себе преимущественно Европу, а Нобелям — Россию. Друг другу партнёры не доверяли. Например, сын Людвига Нобеля Эммануил не стал в начале XX века добивать «Бакинское нефтяное общество», объёмы производства которого были примерно в четыре раза меньше, чем у «БраНобеля». Более того, он предложил наследникам Губонина и Кокорева выгодные условия пользования торговой сетью. Расчёт очевиден: в случае конфликта с Ротшильдом БНО стало бы очень сильным союзником, поскольку по составу руководства являлось чисто русской компанией. Соответственно, можно было бы задействовать связи в правительстве и выставить Ротшильдам протекционистские барьеры.
Ротшильд тоже проигрывал подобный сценарий и выращивал себе союзника в лице главы Нефтепромышленного и торгового общества «А.И. Манташев и К°». Сам Манташев рассказывал, будто познакомился с Ротшильдом случайно в вагоне поезда. Именно после этой «случайной» встречи у него появились деньги, позволившие приобрести крупный пай в «БраНобеле».
В 1911 году, вскоре после строительства нефтепровода Баку-Батуми, слишком усилившийся Манташев скончался. Ротшильды нашли себе нового компаньона в лице армянского предпринимателя Степана Лианозова. Созданная им в 1912 году в Лондоне при участии элиты британского бизнеса «Русская генеральная нефтяная корпорация» стала самой крупной из работавших в России нефтяных компаний с «дочками» в Англии, Франции и Германии.
Накануне Первой мировой войны нефтяная промышленность России практически полностью контролировалась иностранцами, прежде всего британцами. Доля чисто русского «Бакинского нефтяного общества» составляла всего 25 миллионов пудов нефти, или 4,4% от всей добычи в империи.
Только пришедшие к власти большевики, перетасовав карты, создали другой рынок — без Нобелей, Ротшильдов и Рокфеллеров.


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Схватка за «чёрное золото»